1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Еуропа и Беларусь

01.01.2001 Как в деревне Филадельфия новый мост через реку строили

У микрофона в «Столичной студии» «Немецкой волны» Никита Жолквер, здравствуйте!
Немцы считаются экономичными и прижимистыми. Это действительно так, когда речь идёт о своём кармане. Если же карман государственный, то и они живут на широкую ногу. Федеральная счётная палата каждый год подсчитывает сумму разбазаренных налоговых поступлений. В отчете за текущий год бухгалтеры счётной палаты пришли к выводу, что если бы все бюджетные средства выделялись с толком, то удалось бы сохранить несколько сот миллионов марок. Сетуют они и на просчеты финансовых ведомств, задача которых - собирать налоги с населения и выискивать злостных неплательщиков государственных податей. Они указывают на ошибки в планировании, недостающую координацию действий, медлительность в работе. Меня, например, медлительность моей фининспекции доводит до белого каления, а ей самой - выходит боком. Последний раз инспекция изучала мою налоговую декларацию почти два года и в конце концов вернула часть налогов, которые с меня берутся авансом. И сама, даже без моего напоминания, приплюсовала к возвращенной сумме проценты, которые набежали бы, положи я сразу эти деньги на сберкнижку. Получается, за свою медлительность налоговая инспекция наказала сама себя, точнее - государственный бюджет.

Сетует федеральная счетная палата и на так называемую декабрьскую лихорадку, которая повторяется из года в год. К концу года все государственные и муниципальные бюджетные организации и учреждения начинают наперегонки тратить отпущенные им средства. Всё то, что не успели израсходовать за предыдущие одиннадцать месяцев. Логика тут простая, я бы даже сказал - типично советская. Ведь сэкономленные учреждением фонды будут изъяты в бюджет, а на следующий год ему будет отпущено меньше денег.

Наряду со счётной палатой за расходованием бюджетных средств внимательно наблюдает и еще одна организация - немецкий союз налогоплательщиков. По его подсчетам ежегодно 60 миллиардов марок или пять процентов государственного бюджета ФРГ попросту разбазаривается на никому не нужные проекты. За последние двенадцать месяцев союз налогоплательщиков насчитал 107 таких случаев и представил их в своей регулярно издаваемой «чёрной книге». Приведу несколько примеров.

Вокруг рейхстага - сплошные стройки. Возводятся служебные помещения для депутатов бундестага. Уже сейчас ясно, что их расчетная стоимость будет превышена как минимум на 144 миллиона марок. Свыше 30 из них - это деньги на строительство подземного тоннеля, ведущего в само здание рейхстага. Поначалу депутаты собирались ходить на пленарные заседания просто по улице. К тому же у них появились дополнительные пожелания по отделке и планировке своих кабинетов.

Недавно в Берлине было открыто представительство Берлина в Берлине. Власти города, имеющего статус федеральной земли, решили не отставать от других земель, по традиции имеющих свои «посольства» в столице ФРГ. Раньше они были в Бонне, теперь переехали в Берлин. Реконструкция отведенного под берлинское представительство в Берлине старинного особняка обошлась почти в пять миллионов марок. На 1400 квадратных метрах виллы разместились 30 сотрудников. И это при том, что в городском бюджете хронический дефицит, а места в существующих городских зданиях, например, в Красной ратуше, больше, чем достаточно.

К югу от Лейпцига, на месте бывшего буроугольного разреза, решили посадить лес. Засадили 95 гектаров, израсходовали больше миллиона марок из земельного бюджета. Теперь половину этого леса вырубают - потребовалось место для очередного парка развлечений, на строительство которого из бюджета также выделяются дотации.

В бранденбургской деревне с великосветским названием Филадельфия решили построить новый мост через реку. Построили, потратили 1.200.000 марок. Но первый же прогулочный теплоход под мостом застрял - построили его слишком низким. Теперь местные капитаны берут на борт огромные резервуары, которые на подходе к нехорошему месту заполняют водой, чтобы уменьшить посадку и пройти под мостом. Его переделка будет стоить еще полмиллиона.

Досталось от союза налогоплательщиков и двум федеральным министерствам, причем оба не устают указывать на необходимость экономить средства. Так, ведомство здравоохранения выделило 500 тысяч марок на публичные мероприятия (например, на выступления клоунов на вокзалах) чтобы довести до населения идею целесообразности реформы здравоохранения. Не самый лучший пример подаёт и министр финансов Ханс Айхель. На рекламную кампанию в немецких газетах, целью которой было создать образ Айхеля, как «комиссара экономии», было истрачено 800 тысяч марок. Причем газетные объявления появились уже после того, как большая налоговая реформа - детище министра финансов - была одобрена парламентом.

Немецкий союз налогоплательщиков считает такое разбазаривание государственных средств преступлением и требует привлекать ответственных к уголовному наказанию - по статьям растрата налоговых средств и использование служебного положения в корыстных целях.

Другая тема.
Ещё совсем недавно районы Фронау и Хермсдорф были окраиной - окраиной Западного Берлина. Окраиной они остались и сейчас - но уже объединенного Берлина. Разница в том, что от соседней земли Бранденбург раньше они были отделены пограничной железобетонной стеной. Дальше Фронау и Хермсдорфа из Западного Берлина ехать было некуда. Ораниенбургское шоссе упиралось в стену. Стены уж десять лет как нет, а бывшая пограничная полоса так застроена, что только местные знают, где стояли самострелы, сражавшие беглецов из ГДР. А понять, где кончается Берлин и начинается Бранденбург вообще невозможно: только по дорожному знаку. Дома же новые построили что там, что тут одинаковые. Да так тесно, что из окна одного можно наблюдать, что происходит на соседском балконе, что уже в соседнем бранденбургском местечке Хеннингсдорф. Зато зелено осталось по-прежнему. Вдоль ручья теперь с собакой можно гулять - а раньше тут стена стояла. После 1989 года сюда - на природу - потянулись многие жители из центральных районов Западного Берлина. Количество жителей возросло почти вдвое. Но былой тишины здесь уже нет. Шоссе-то снова открыто и движение по нему весьма активное. Разницы в качестве жизни, что в районах Фронау и Хермсдорф, что в бранденбургском Хеннингсдорфе, нет никакой. Расстояние между ними - метры. И всё же жители по Шильдовой улице и Старой Шильдовой улице ближе друг другу не стали. Ингрид Бургас, например, ходит за покупками в торговый центр «на Запад». И к врачу тоже. Но вот контакта с «западными» соседями у неё нет никакого. А жительница Хермсдорфа Хельга Урбан ворчит на «восточных» соотечественников: «Вы слышали, в нашем гастрономе теперь работают две продавщицы из бранденбургского Хеннингсдорфа. Это ж надо!» Германия - единая страна?

А теперь - новогодние странички радиожурнала «Столичная студия».
В самом знаменитом берлинском варьете «Винтергартен» /«Зимний сад»/ состоялась премьера циркового шоу «Дед Мороз». На сцене - артисты из стран бывшего Советского Союза. Рассказывает Олег Зиньковский.

На слабо натянутой проволоке балансирует, жонглирует, пляшет молодое существо непонятного пола с ярко раскрашенным лицом Пьеро, в красном трико, утыканном фаллическими шипами. Красавица в блестящем бикини танцует на шаре, крутя при этом на талии, руках и ногах дюжину обручей. Силовой акробат в гриме отрицательного героя из "Бэтмена" делает стойку на странном аппарате, похожем на остов телефонной будки с распахнутой дверцей. Все это - участники шоу «Фетерхен фрост», что в переводе на русский значит «Дед Мороз».

Премьера «Фетерхен фрост» состоялась в «Винтергартене», самом знаменитом из всех варьете Берлина и одном из самых знаменитых в Германии. Впервые за историю «Винтергартена» шоу целиком составлено из номеров цирковых артистов стран СНГ, прежде всего России и Украины. Почему? Поясняет режиссер Бернхард Пауль:

    В Берлине живут все больше русских. Берлинцев интересуют русские темы, русская культура. Всегда существуют какие-то клише, представления о том, чего можно ждать от определенной страны. И я думаю, что наше шоу - это хороший рождественский подарок берлинцам, чтобы те увидели, на что способны русские. Это служит сближению наших народов. Часто можно слышать, что «русская мафия» ворует автомобили, а вот у нас киевский артист смешит людей. Нам это больше нравится.

    По словам Бернхарда Пауля, артисты из СНГ, отобранные для шоу «Фетерхен фрост», это профессионалы высокого класса, которые достойно продолжают прежние традиции, а, кроме того, идут в ногу со временем.

      Прежде русская или советская цирковая школа была очень спортивной, ориентированной на физическое мастерство. Теперь возникла новая школа, где уже используется совсем другая музыка, появляется сценическое действие, пластика и мимика. В дополнение к по-прежнему виртуозным трюкам идут эмоции, театрализованность, чувства. И это российские артисты взяли от западного цирка, в частности, от цирка «Ронкалли». Я считаю, совершенно естественно, что различные цирковые культуры сотрудничают, взаимообогащаются, творят что-то новое и помогают друг другу.

      Стараясь уйти от отрицательных клише в отношении русских, режиссер Бернхард Пауль обильно использует другие клише, а именно тот антураж, который называется а-ля «рюсс с петушками».

      Зима. Цыгане. Дед Мороз. Подиум, на котором играет оркестр, разрисован заснеженными избушками. Клоуны и рабочие сцены одеты в плисовые сапоги и косоворотки с опоясками. На сцене танцуют девушки в белых кокошниках и расшитых бисером платьях - ну в точности снегурочки с новогодней елки в кремлевском дворце съездов. И всё это на фоне декадентского «Винтергартена» с его уютными ресторанными столиками, деревянными стульями, бархатом, медью, темно-синим потолком над головой, усеянным сотнями маленьких светильников-звезд. Зрителю кажется, что он перенесся назад, в роскошно-разгульные 20-е годы. Рассказывает директор «Винтергартена» Георг Штрекер:

        Варьете «Винтергартен» практически заложило когда-то основу всего этого жанра в Германии. Оно существует с 80-х годов прошлого века и поначалу представляло собой застекленный внутренний двор одной из гостиниц. Во дворе был сад, отсюда и название «Винтергартен» /«Зимний сад»/. Там давали представления для жильцов гостиницы, но уже вскоре популярность этих представлений стала так велика, что для «Винтергартена» решили строить отдельное здание. В 20-30-е годы это был крупнейший театр Европы с тремя тысячами мест. Там выступали все мировые звезды. Здание это находилось на Фридрихштрассе, там, где сейчас вокзал «Фридрихштрассе». В конце войны оно было разрушено бомбой. И только в 1992 году «Винтергартен» был опять открыт, уже на новом месте, на Потсдамерштрассе. Я думаю, что до сих пор нам удавалось успешно продолжать старые традиции.

        Георг Штрекер не преувеличивает. Если не знать, что «Винтергартен» работает на новом месте совсем недавно, то можно подумать, что зданию лет сто, так умело оно стилизовано под старину. В рекламном буклете театра с гордостью поместили фотографию президента Германии Йоханнеса Рау и его цитату: «Восхитительный мир варьете делает посещение «Винтергартена» незабываемым впечатлением». Билеты на представления почти всегда распроданы. Ходят в «Витергартен» ценители жанра варьете со всей Германии.

        А теперь - еще одна новогодняя страничка радиожурнала «Столичная студия».
        Накануне Нового года из столичного универмага «Карштадт» была украдена бутылка шампанского. Воруют в берлинских магазинах много - но этот случай особенный. Бутылка стоила 10.000 марок. Её содержимое было произведено в 1907 году во Франции, а в 1916-м отправлено морем в подарок российскому императору. Но до российских берегов судно не дошло. В ходе одной из морских операций Первой мировой войны его потопила немецкая подводная лодка. Почти 80 лет шампанское пролежало на дне Балтийского моря. Извлеченная из пучины историческая бутылка шампанского украсила новогоднюю витрину с чисто символическим замком. Отсюда её и похитил злоумышленник. Есть основания полагать, что об истинной ценности бутылки он не подозревал - соответствующий сертификат остался на месте преступления. Скорее всего, вор прихватил шампанское, чтобы не тратиться понапрасну на новогоднюю вечеринку. Если так, то получить историческую реликвию назад «Карштадт» не сможет, хотя дирекция магазина и назначила премию в 1000 марок тому, кто поможет вернуть царское шампанское. Скорее всего прошлой ночью его уже выпили.

        Вот и всё на сегодня из «Столичной студии» «Немецкой волны». Я прощаюсь с вами до следующего понедельника в это же время. Всего вам доброго, счастья и благополучия в Новом году, где бы вы ни слушали нашу радиостанцию.