1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Беларусь

"Я склоняю голову"

В День Победы посол Литвы в Беларуси Эдминас Багдонас в мемориальном комплексе «Хатынь» почтил память жертв второй мировой войны и назвал «неправильной» ситуацию, сложившуюся вокруг переноса Бронзового солдата в Таллине.

default

Литовский посол в Беларуси Эдминас Багдонас и директор музея мемориального комплекса "Хатынь" Наталья Кириллова

Сотрудники литовской дипломатической миссии уже в десятый раз посещают Хатынь в день, когда Европа празднует победу во Второй мировой войне. Хатынь невозможно найти ни на одной самой подробной географической карте. Эта белорусская деревня была уничтожена фашистами в марте 1943 года. В огне погибли 149 жителей. Среди них – 75 детей.

А вот литовский посол Эдминас Багдонас в Хатыни впервые. Под проливным дождем он внимательно слушает рассказ директора музея мемориального комплекса Натальи Кирилловой о трагедии белорусского народа:

«186 деревень, которые пережили трагедию Хатыни и не возродились, которых также, как и Хатыни, нет сейчас на земле. 186-я мертвая деревня – это сама Хатынь, на месте которой создано это кладбище».

В центре каждой могилы в траурной урне находится земля из сожженных белорусских деревень.

«В Литве тоже немало мест, напоминающих о военной трагедии», - говорит Эдминас Багдонас:

«Рядом с Вильнюсом есть деревня Пирчюпис, которая пережила то же, что и Хатынь. Шли фашисты, а партизаны кого-то из них застрелили, и фашисты отомстили так. Это невозможно представить. У нас на этом месте поменьше мемориал. Тут же он просто впечатляющий. Я склоняю голову».

Неподалеку от кладбища сожженных деревень в «Хатыне» была воздвигнута стена памяти узников фашистских лагерей. В Беларуси их более 260.

«Она напоминает стену деревянного дощатого барака фашистского концлагеря. Стена стоит не прямо, а под наклоном. И когда идешь вдоль стены, создается впечатление тяжести. Стена как бы давит, угнетает», - поясняет Наталья Кириллова.

А литовский посол признается:

«Я много где побывал в мире в подобных местах, но «Хатынь» просто потрясает. Кровь в жилах стынет... То, что происходило в 1943 году невозможно забыть, и никто не имеет право это забывать».

Эминас Багдонас возлагает к мемориалу венок из роз в цвет литовского национального флага и комментирует по просьбе журналистов ситуацию, возникшую вокруг переноса памятника советскому солдату в Таллине.

«То, что теперь творится в Эстонии (я имею ввиду не с эстонской стороны) – это неправильно. Так не должно быть. Наши парламент и руководство сделали соответствующее заявление по этому поводу. В конце концов, это дело эстонских властей. Там же захоронены люди, и там парк. Так если сидеть и пить пиво в этом парке – тогда это уважение к памяти, да? То, что происходит, это мягко выражаясь, очень-очень неправильно».

Дождь усиливается. Над венцами срубов на месте бывших домов, над обелисками в виде печных труб и над единственной скульптурой мемориального комплекса – «Непокоренный человек» звучат колокола Хатыни…