1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

Ярость как экспонат и социальный феномен

Ярость не зря называют "слепой". Кажется парадоксальным, что эту "слепую" ярость можно представить визуально, средствами искусства, показать, как гнев становится движущей силой цивилизационных и социальных процессов.

Победа или провал?

Феномен гнева исследует выставка, проходящая в берлинском Доме культур народов мира. Сюзанне Штеммлер (Susanne Stemmler), курирующая проект "О ярости", вводит в курс дела: "Существует много разных форм ярости. Ярость проявляется в разных контекстах, она связана с различными культурными феноменами. У разных народов гнев проявляется по-разному, и люди по-разному относятся к этим проявлениям. Нас интересовало следующее: какой преобразующей человека силой обладает ярость, что она вершит внутри нас и что происходит, когда она прорывается наружу? Ведь в момент, когда это происходит, она становится социальным феноменом".

Кроме собственно выставки предусмотрены встречи с художниками, дискуссии, симпозиум, лекции, литературные чтения, обширная кинопрограмма. Обсуждаться будет вопрос о том, чем была вызвана социальная ярость в 80-е годы, что такое амок, как в разные культуры встроены ненависть, возмущение, гнев, злость, как с этими явлениями и проявлениями обходятся и как их культивируют.

Регина Хосе Галиндо

Регина Хосе Галиндо

Стоматологический хэппенинг

На открытии экспозиции в центре зала стояла огромная толпа, вооруженная фотоаппаратами, работали и несколько видеокамер. В центре происходящего был одетый в белое дантист, который с помощью своей ассистентки сверлил зубы и, извините, ковырялся во рту невысокой черноволосой женщины, лежащей в кресле. Ее открытый рот транслировался на огромный видеомонитор, но зрители стояли плотным кольцом и смотрели в упор. Это был хэппенинг гватемальской художницы Регины Хосе Галиндо, которая сама в зубоврачебном кресле и лежала.

Извлеченные из ее зубов золотые пломбы после окончания операции были разложены на бархатной подушечке под стеклянным колпаком и присовокуплены к экспозиции. Отвечая на вопросы публики, Регина рассказала, что ни рисовать, ни фотографировать она не умеет, поэтому в художественных целях использует свое тело. Регина долго говорила о постколониальных порядках в Гватемале, в частности, о том, что гватемальскую элиту составляют люди преимущественно с немецкими фамилиями. Свой хепенинг она прокомментировала так: ей было важно приехать в Берлин и попросить немецкого врача заменить пломбы в зубах. Пресс-релиз говорит, что эта акция должна напомнить о колониальной эксплуатации и о немецких концлагерях.

После успешной операции зрители окружили дантиста, и тот рассказал, что согласился участвовать в арт-проекте на двух условиях. Во-первых, он отказался сверлить и портить здоровые зубы, на что ему был обещан кариес, который он и удалил. Во-вторых, он не хотел быть выставлен в качестве колонизатора. Больше всего стоматолога удивил наплыв публики. По его словам, когда он сверлил зубы в лагере беженцев в Африке, то даже там зрителей было меньше и они не совали свои носы так близко.

Дырявые стены

На большой площади раскинулась инсталляция американца Джимми Дерхэма.

Инсталляция Джимми Дерхэма

Инсталляция Джимми Дерхэма

Из аккуратных и чистых обломков - кусков деревьев, досок, пластика, коврового покрытия, пластиковых труб, зеркал - построено нечто вроде деревни, намечены углы домов, комнаты, окна. Разложены фрагменты автомобилей, шины, расставлены бочки из-под масла и нефти. Деревня находится в процессе постройки, все собрано на живую нитку, и понятно, что домами эти стены не станут никогда, обломки не срастутся.

Инсталляция называется "Построение нации". Что имеется в виду, становится понятно, когда начинаешь читать развешанные кругом тексты. Все они рассказывают о тех или иных эпизодах истребления краснокожих. Это - цитаты из дневников офицеров, приказы генералов, речи, газетные статьи, солдатские песни. Высокомерие, расизм, цинизм, подлость и жестокость белых колонизаторов поражают. И вызывают гнев, что, как видно, и требовалось.

Мертвый класс

Еще одна инсталляция связана с именем Тадеуша Кантора (Tadeusz Kantor), умершего в 1990 году.

Классная комната Тадеуша Кантора

Классная комната Тадеуша Кантора

Он был художником, скульптором и театральным режиссером, сам играл в своих крайне экспрессивных пьесах, самая знаменитая из которых "Мертвый класс". Полуголые актеры, изображающие школьников, жестикулируют, кричат, плюют, терзают и унижают друг друга. Это метафора тоталитарного режима, истерически промывающего мозги и пробуждающего иррациональные инстинкты.

Рядом с монитором, показывающим театральную постановку (которую снял Анджей Вайда), стоит инсталляция Кантора: выкрашенный в серый цвет домик с двумя окнами. Внутри школьная доска, одна парта, за ней сидит деревянный мальчик. Все убийственно серо, зрелище меланхолическое на грани невыносимости. Тадеуш Кантор говорил, что его ярость стала силой, которая позволяет ему жить дальше.

Автор: Андрей Горохов
Редактор: Ефим Шуман

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме