1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Экономика

Ярмарка финансовых услуг

В Дюссельдорфе прошла 3-дневная Международная ярмарка инвесторов – крупнейший в Европе смотр банков, брокеров, инвестиционных фондов и прочих компаний, помогающих рядовым вкладчикам хранить и преумножать сбережения.

default

На нынешней ярмарке побывало в два раза меньше посетителей, чем на предыдущей.

Впрочем, в последние два с половиной года накопления многих жителей Германии не столько росли, сколько стремительно таяли: на важнейших мировых биржах произошёл обвал, по своим масштабам сопоставимый разве что с Великой депрессией начала 30-х годов ХХ века.

"Страдания немецкого акционера"

Aktien

Ряды акционеров поредели.

На нынешней ярмарке инвесторов в Дюссельдорфе побывало в два раза меньше посетителей, чем на предыдущей два года назад. Действительно, у стендов не было привычной толпы, а лекторы выступали зачастую в полупустых залах. Даже многие рекламные презенты и буклеты так и остались нетронутыми. Это – зримое свидетельство того кризиса, в котором оказалась сейчас вся сфера финансовых услуг. Возникает такое впечатление, что за последние два года рядовой немецкий инвестор не только потерял деньги, но и утратил доверие к финансовому рынку - в частности, к такому важному и на протяжении многих лет весьма доходному инструменту этого рынка, как акция. Однако профессор Рюдигер фон Розен (Rüdiger von Rosen), возглавляющий общественную организацию под названием Немецкий институт акций (Deutsches Aktieninstitut), с подобным выводом не согласен:

"Я не наблюдаю кардинального изменения отношения к акциям. Хотя, действительно, были опасения, что от акций отвернётся значительное число вкладчиков. Однако этого не произошло. На пике биржевого бума в Германии было 13 миллионов акционеров. Сейчас их примерно 11 миллионов 700 тысяч, то есть ряды акционеров несколько поредели, но повального бегства с биржи не было. Если учесть, что население Германии составляет около 82 миллионов человек, то получается, что акциями обладает сегодня приблизительно каждый пятый взрослый житель страны. Это не так-то плохо, хотя Германия в этом отношении всё ещё значительно отстаёт от таких государств, как Швеция, Нидерланды, Великобритания или США. В Соединённых Штатах, к примеру, акции держит практически половина населения страны".

Профессор фон Розен не отрицает, что многие немецкие акционеры понесли в последние два с половиной года весьма серьёзные убытки:

"Безусловно, было немало инвесторов, которые купили акции на пике биржевого бума. Если при этом они, вопреки нашим неоднократным советам, приобретали ценные бумаги в кредит, то тогда загнали себя в достаточно сложное положение. Ведь рыночная капитализация целого ряда компаний сократилась на 50 и более процентов. Однако основная масса немецких акционеров держит ценные бумаги уже многие годы, а потому в большинстве случаев по-прежнему находится в плюсе".

Вот почему, говорит Рюдигер фон Розен, мы не устаём повторять, что акции следует рассматривать как инструмент долгосрочного накопления сбережений. Особую роль они призваны сыграть в системах пенсионного обеспечения, которые реформируются сейчас как в Германии, так и в России, подчёркивает профессор фон Розен, являющийся, как он мне не без гордости сообщил, прямым потомком декабриста фон Розена:

"В принципе идея внести в систему пенсионного обеспечения накопительный элемент верна как для нашей страны, так и для России. И одним из инструментов накопления капитала к старости неминуемо должны стать акции. При этом речь идёт о действительно долгосрочных инвестициях на срок в 30, 35, 40 лет".

Однако многим инвесторам так долго ждать не хочется. Поэтому они ищут ценные бумаги, с помощью которых можно достаточно быстро увеличить свои сбережения.

"Шансы на Востоке"

В этом году одной из основных тем Международной ярмарки инвесторов в Дюссельдорфе стали инвестиции в восточноевропейские и российские ценные бумаги. Ведь эти бумаги, в отличие от европейских и американских акций, в последние два года не дешевели, а дорожали, причём впечатляющими темпами. Фондовым рынкам бывших соцстран на ярмарке был посвящён добрый десяток докладов, а, скажем, австрийский Raiffeisen Bank усиленно рекламировал на своём стенде именно тот паевой инвестиционный фонд, который специализируется на акциях из Восточной Европы. Выступая перед журналистами, менеджеры этого фонда заявили, что считают данный регион на ближайшие десять лет самым перспективным местом для вложения денег. Во-первых, потому что предстоящее вступление в Европейский Союз целого ряда стран даст мощный импульс их народным хозяйствам, а, во-вторых, потому что в России явно набирает темпы процесс рыночных реформ. На презентации другого фонда восточноевропейских акций – он называется Magna Europa Fund – его менеджер Штефан Бётхер (Stefan Böttcher), приехавший в Дюссельдорф из Лондона, нынешнюю инвестиционную привлекательность России объяснил так:

"На то есть две причины. Во-первых, высокие цены на нефть, имеющие решающее значение для российской экономики. Во-вторых, проводимые президентом Путиным реформы. Оба этих фактора способствуют росту курсов как облигаций, так и акций".

Какие же именно акции российских компаний Штефан Бётхер считает наиболее перспективными?

"С одной стороны, нам очень нравится Сбербанк, у которого весьма прочные позиции на рынке финансовых услуг – в этом банке хранятся 80 процентов всех вкладов населения. С другой стороны, мы верим в дальнейший успех компании Вымпелком, лидирующей на московском рынке мобильной связи и растущей быстрыми темпами по всей стране. Ну и, конечно же, мы покупаем акции компаний из нефтегазовой отрасли – таких, как Лукойл и ЮКОС".

Ценные бумаги этих четырёх фирм и являются крупнейшими позициями в Magna Europa Fund. Вообще же в Россию вложена половина всех средств фонда. Для сравнения: на венгерские акции приходится 16 процентов, на польские – 8 процентов. Штефан Бётхер подчёркивает, что по западным меркам российские компании стоят всё ещё весьма дёшево – об этом свидетельствует такой показатель, как рыночная капитализация, то есть, попросту говоря, совокупная цена всех акций.

"Рыночная капитализация российского фондового рынка по-прежнему сравнительно невелика – она составляет всего лишь около 100 миллиардов долларов. Это означает, что все котирующиеся на бирже российские компании в сумме стоят меньше половины корпорации Microsoft. А ведь речь идёт, в частности, о некоторых крупных по международным масштабам нефтяных фирмах, о крупнейшей в мире металлургической компании – Норильский никель, о бесспорном лидере на мировом рынке газа – концерне Газпром".

По мнению Штефана Бётхера, эта "недооценённость" российского фондового рынка свидетельствует об огромных перспективах роста. Тем не менее, менеджер фонда Magna заявляет, что в будущем готов весьма быстро вывести деньги своих клиентов из России, если резко упадут цены на нефть.

"Мы исходим из того, что при падении нефтяных цен на уровень в 15 долларов сальдо внешнеторгового баланса из положительного превратится в отрицательное. Но и это ещё не беда. Если же цены будут и дальше снижаться, скажем, на уровень 98-го года, то у России возникнут серьёзные проблемы. В таком случае мы уйдём с этого рынка".

Итак, рядовой немецкий инвестор, верящий в перспективы Восточной Европы и России, имеет на выбор целый ряд паевых фондов, приобретающих акции из этого региона. Он также может непосредственно купить ценные бумаги некоторых наиболее крупных компаний, поскольку они котируются на немецких биржах. Ну, а если кто-то захочет поиграть прямо на Московской бирже? Не проблема. В Дюссельдорфе такую услугу предлагала компания с нескромным названием Kremlin AG – то есть "Акционерное общество Кремль".

"Здесь на ярмарке мы знакомим посетителей с нашим новым сервисом: брокерские услуги непосредственно в России. Наши клиенты в Германии имеют возможность купить прямо в Москве, к примеру, акции Сбербанка. Или акции каких-то других перспективных компаний, которые пока не котируются на западных биржах", -

рассказывает член наблюдательного совета Kremlin AG Андреас Меннике (Andreas Männicke). Он является одним из ведущих в Германии специалистов по российским акциям и вот уже несколько лет издаёт соответствующий информационный бюллетень. На мой вопрос, не является ли российский фондовый рынок после бурного подъёма последних двух лет "перегретым", он ответил так:

"Наоборот! Мы считаем российские акции всё ещё недооценёнными, хотя в прошлом году фондовый индекс вырос на 80 процентов, а в этом – на 30. Ведь даже те 10-15 компаний, к которым прикован всеобщий интерес, пока стоят весьма дёшево. Что же говорить о менее известных фирмах, в том числе из области высоких технологий? Здесь кроется огромный потенциал. Мы уверены, что у российского фондового рынка отличные перспективы на ближайшие лет десять".

Тем не менее, Андреас Меннике признаёт, что пока Московскую биржу в Германии воспринимают не как рынок для солидных долгосрочных инвестиций, а как рынок для спекулянтов.

Для тех, кто не хочет спекулировать на востоке Европы, на немецком финансовом рынке имеются различные альтернативы. Например, "Зеленые деньги".

"Зелёные деньги"

Недавний успех партии "зелёных" на выборах в бундестаг вновь показал, что экологические идеи и убеждения пустили в сегодняшней Германии весьма глубокие корни. Поэтому неудивительно, что на эту особенность общественного сознания откликнулся и финансовый рынок, причём откликнулся на удивление живо. На нынешней Международной ярмарке инвесторов в Дюссельдорфе так называемым "зелёным деньгам" был посвящён целый раздел, вместивший десятка три самых разных экспонентов. Но какой, собственно, смысл вкладывают в Германии в термин "зелёные деньгами"? Этот вопрос я задал Йоргу Веберу (Jörg Weber), главному редактору интернет-журнала ecoreporter.de, который пишет исключительно о "зелёных" инвестициях.

Jörg Weber:

"Какого-то узаконенного или общепринятого определения термина "зелёные деньги" не существует, однако так уж получилось, что этим словосочетанием обозначают, к примеру, акции компаний, работающих в области использования ветряной или солнечной энергии, или специальные инвестиционные фонды, которые вкладывают средства своих пайщиков в фирмы, выпускающие или использующие экологичное оборудование".

Как бы Вы определили место "зелёных денег" на немецком финансовом рынке – это пока чистая экзотика для идеалистов или уже достаточно серьёзный экономический фактор?

Jörg Weber:

"Зелёные деньги" в последние года два как раз выходят из своей ниши и постепенно превращаются в неотъемлемую составную часть финансового рынка. Правда, в достаточно скромную составную часть. К примеру, в конце прошлого года в различные фонды экологических инвестиций было вложено 2 миллиарда 400 миллионов евро. С одной стороны, это в несколько раз больше, чем ещё пару лет назад. С другой стороны, это всего 1 процент от общего числа денег, вложенных в Германии в инвестиционные фонды".

А насколько привлекательны с чисто финансовой точки зрения подобные инвестиции? Кто в Германии вкладывает свои сбережения в "зелёные деньги"? Убеждённые экологисты или рядовые граждане без каких-либо идеологических установок?

Jörg Weber:

"Инвесторов, вкладывающих свои деньги в акции экологических компаний, можно условно разделить на три группы. Первая – это убеждённые борцы за охрану окружающей среды. Они инвестируют свои средства из идейных соображений и даже в случае финансовой неудачи испытывают удовлетворение от того, что хотя бы попытались принести пользу. Самая многочисленная группа инвесторов – это те, кто стремится соединить заботу об экологии со стремлением увеличить свой капитал. Одно время они очень неплохо зарабатывали, поскольку акции "экологических" фирм пользовались не меньшей популярностью, чем акции интернет-компаний. Правда, затем курсы и тех, и других рухнули. Ну и, наконец, появилась группа спекулянтов, которые видят, что на ценных бумагах "зелёных" компаний можно порой неплохо заработать, и которые пытаются это сделать без каких-либо идейных соображений".

Андрей Гурков, НЕМЕЦКАЯ ВОЛНА

Новости

Контекст