1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Казахстан

Январь в Вене прошел под знаком Казахстана

В январе 2010 года в штаб-квартире ОБСЕ госсекретарь Казахстана Канат Саудабаев представил видение председательства своей страны в организации. В это же время Австрия продолжила "заниматься" Рахатом Алиевым.

Хофбург, Вена

ОБСЕ, Хофбург, Вена

Благодаря местной газете Der Standard австрийцы узнали о тайной встрече госсекретаря Казахстана Каната Саудабаева с бывшим послом Казахстана в Вене Рахатом Алиевым. Экстрадиции Алиева в качестве преступника, осужденного в Казахстане по ряду "тяжелых статей" уголовного кодекса, Астана уже почти два года добивается от австрийских органов юстиции.

Встреча в Вене и формула перемирия

Der Standard, а вслед за ним и другие издания, сообщили ряд подробностей встречи. Речь в прессе шла о том, что Саудабаев и Алиев встретились 11 января в одном из отелей Вены, куда последний прилетел по инициативе Астаны из Лихтенштейна, а посреднические функции осуществляла австрийская сторона.

Предполагаемой темой встречи было заключение перемирия между Астаной и Рахатом Алиевым на время председательства Казахстана в ОБСЕ или на более длительный период. Формула такого перемирия, по мнению наблюдателей, выглядит так: Алиев перестает донимать Астану своими заявлениями и компроматом, Астана перестает добиваться его выдачи. Об успехах этого предприятия не сообщалось. Астана факт встречи опровергла.

Канат Саудабаев

Канат Саудабаев

О Казахстане и о Рахате Алиеве в Вене говорят после нового года и в другом контексте. В прокуратуру поступили материалы для нового дела - родственники казахстанской тележурналистки Анастасии Новиковой, погибшей в Бейруте, предположительно, в 2004 году, обвиняют Алиева в применении пыток по отношению к этой бывшей подруге бывшего посла. Об этом сообщила другая австрийская газета, Kurier.

"Дело Новиковой" в Вене

Адвокаты в Вене, поддерживающие сторону истца, провели там пресс-конференцию, где представили свидетеля - бывшего шофера Алиева. Он рассказал ряд деталей, которым надлежит подтвердить прозвучавшее обвинение. Адвокаты, представляющие сторону истца, настаивают на том, что именно австрийское правосудие должно заняться этим делом по ряду причин. Во-первых, Алиеву в Австрии был выдан вид на жительство, и он может проживать там. Во-вторых, сторона истца утверждает, что в деле Новиковой именно из Австрии Алиев давал своим помощникам в Бейруте те указания, которые повлекли преступные действия в отношении пострадавшей. Сам Алиев отрицает эти обвинения.

Рахат Алиев с книгой Крестный тесть

Рахат Алиев с книгой "Крестный тесть"

Новое "дело об экстрадиции"

Параллельно с этим министерство юстиции Австрии и прокуратура страны снова изучают запрос Казахстана об экстрадиции Рахата Алиева в связи с тем приговором, который ему был вынесен в Казахстане в марте 2008 года. В августе 2008 года Вена отказала в этом, сославшись на то, что Алиев едва ли сможет добиться непредвзятого рассмотрения его дела на родине. В ответ на повторный запрос, как сообщил Deutsche Welle источник в Вене, министерство юстиции не отказало Астане, а уже назначило судью, который вместе с прокуратурой должен изучить вопрос о возможности экстрадиции.

Как сказал Deutsche Welle заместитель директора по научной работе Института восточного права в Мюнхене (Institut für Ostrecht München) Фридрих-Кристиан Шрёдер (Friedrich-Christian Schroeder), Казахстан продолжает настаивать на экстрадиции Алиева, и в Австрии в этой связи изучают вопрос, каково сейчас положение правовой системы в республике. Из прошлого, по словам немецкого правоведа, известны негативные примеры, сейчас есть впечатление, что положение в Казахстане улучшилось.

"Но сторона Алиева утверждает, что эта система по-прежнему управляется указаниями президента страны и не является независимой, а потому и приговор казахстанского суда не может быть воспринят в Австрии в качестве основания для экстрадиции. И теперь в задачу австрийских юристов входит проверка и оценка того, какова независимость судебной системы и верховенство закона там сейчас или каким оно было во время проведения процесса над Алиевым", - говорит эксперт.

Вторая возможность для австрийской юстиции

Есть и вторая возможность - на экстрадицию может быть дано разрешение и в том случае, если Казахстан гарантирует, что там будет проведен новый процесс. Как говорит Фридрих-Кристиан Шрёдер, это очень трудоемкое дело для Казахстана: "У меня перед глазами протокол первого процесса, он состоит из 1045 страниц. По этому процессу проходили 23 обвиняемых, поэтому тот процесс длился так долго. Если вести повторный процесс в отношении одного Алиева, это было бы проще. При этом варианте Австрия могла бы согласиться на экстрадицию, если Казахстан гарантирует проведение повторного процесса и допуск на него австрийского наблюдателя".

В адрес австрийской прокуратуры высказывались претензии, что она в "деле Алиева", мягко говоря, не проявила расторопности. В частности, об этом говорили жены менеджеров казахстанского "Нурбанка", которые обвиняют Алиева в организации похищения их мужей. Сейчас, согласно газете Kurier, в отношении прокурора Петера Седы, который тогда занимался в прокуратуре всем комплексом вопросов, связанных с Алиевым, ведут расследование его австрийские коллеги. По словам немецкого эксперта, профессора Фридриха-Кристиана Шрёдера, прокуратура Австрии должна, наконец, принять решение, будет она экстрадировать Алиева или нет, и если нет, то она должна начинать процесс в самой Австрии.

"Имеется старый принцип юриспруденции aut dedere aut judicare ("или выдай, или суди")". То есть, в данном случае, либо передавать казахстанскому правосудию, либо судить самим. Но второй вариант представляется австрийской стороне слишком тяжелым. Все свидетели - в Казахстане, их трудно заполучить в Австрию, так что можно понять прокуратуру, что она не спешит брать на себя столь сложное дело. Но и дальше просто чего-то ждать в этой ситуации невозможно, решение "или - или" должно быть принято", - говорит профессор Фридрих-Кристиан Шрёдер.

Временной границы нет

По словам немецкого правоведа, какой-либо временной границы, срока, в течение которого австрийская юстиция должна определиться с принятием решения по экстрадиции, нет, и в этом проявляется типичная разница между бывшими коммунистическими уголовно-процессуальными законодательствами, где эти сроки определялись, и немецким или австрийским.

"В Западной Европе действует основополагающий принцип - дело должно рассматриваться столь быстро, насколько это возможно, - замечает Шредер. - И обязанность действовать столь быстро, сколь возможно, имеется и у австрийской юстиции. Но мне представляется, что она сейчас не придерживается этого так уж твердо".

Автор: Виталий Волков
Редактор: Михаил Бушуев

архив

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме