1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа

Является ли Турция частью Европы?

Недавнее заявление председателя Европейского конвента спровоцировало важную политическую дискуссию, насколько честным будет ход которой, остается пока неизвестным.

default

Валери Жискар д´Эстен: "Членство Турции в Евросоюзе означало бы конец ЕС."

Без сомнения, Валери Жискар д´Эстен, бывший президент Франции, депутат Европарламента, президент Европейского конвента вызвал политическое землятрясение. Его резкое заявление о том, что Турция не европейская страна, и ЕС вместе с Турцией – это больше не Европейский союз, было больше чем провокация. Это - целенаправленный удар по негласной, тайной договоренности глав государств и правительств стран ЕС с Европейской комиссией.

Ответ из Брюсселя последовал незамедлительно. Все остается по-прежнему. Турция остается кандидатом на вступление в ЕС, даже если она ещё не готова к началу переговоров, так как ещё не выполняет всех обязательных для стран-кандидатов критериев. В ближайшее время, прозвучало из Брюсселя, будет установлен срок, когда будет назван ещё один срок – а именно, срок начала требуемых Анкарой официальных переговоров о вступлении Турции в ЕС.

Для чего на дипломатическом жаргоне существует специальный термин, в двух словах означает следующее: пока не хочется связывать себя обещаниями, но близится тот день, когда придется это сделать, так как от этого зависит будущее Европейского союза. И неумолимое приближение этого дня не замедлит и победа консервативно-умеренных исламистских сил на парламентских выборах в Турции в октябре этого года.

Почему же тогда выступил со стольким резким заявлением Валери Жискар д´Эстен? Что им двигало? Говорит ли не имеющий более реальной власти экс-президент за окрепшего после переизбрания французского президента Жака Ширака? Скрывается ли за спровоцировавшим политическое землетрясение высказыванием стремление прощупать расстановку сил в Европе? Все возможно. Руководство Европейского союза прекрасно осведомлено о преобладающих в Европе настроениях и о том, что думают на эту тему коридорах европейской власти: к началу переговоров, не говоря уже о вступлении Турции в ЕС, здесь преимущественно относятся скептически.

В Брюсселе правда не знают, как освободиться от обещаний, данных Турции в Хельсинки еще в 1999 году, где она была официально названа кандидатом на вступление в Евросоюз. Кое-кто из вторых эшелонов руководящих работников ЕС с тоской вспоминает о решениях европейского саммита в Люксембурге в 1997 году, когда бывший канцлер ФРГ Гельмут Коль более или менее недвусмысленно декларировал, что Евросоюз является "христианским клубом". Особо убедительно тогда это не прозвучало – как никак, Турция страна светская. А хотели этим сказать лишь одно: государство на Босфоре не вписывается в Европейский союз.

Так уже не считают сегодня ни Еврокомиссия, ни главы государств и правительств стран ЕС. Возникает закономерный вопрос: почему? Что это, результат давления со стороны США, которые уже занимаются видоизменением НАТО и ООН? И должен ли Евросоюз изменять свои принципы под американским давлением? Все это вопросы, которые требуют незамедлительного ответа. И в заключение ещё один вопрос: будут ответы честными или политически корректными? Дискуссия может начинаться.

Контекст