1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Рынок и человек

Является ли Китай "островком стабильности"?

22.10.2008

Сегодня мы поговорим о финансовом кризисе, "островках стабильности" и "локомотивах мировой экономики". В какой мере от нынешнего обвала на биржах планеты пострадал Китай? Насколько стабильна ситуация в стране, которая в последние годы стала играть одну из ключевых ролей в мировой экономике? Какое значение имеют сейчас для Германии такие торговые партнеры, как Китай, или, например, другое государство группы БРИК - Россия? С чем едет в Пекин канцлер Германии Ангела Меркель – и чего она сможет оттуда привести? И с чем затем китайский премьер приедет в Россию? Обо всем этом – в ближайшие четверть часа.

Еще несколько месяцев назад, когда финансовый кризис уже набирал обороты, но еще был весьма далек от своих нынешних масштабов, бытовало мнение, будто страны с развитой экономикой пострадают от него значительно больше, чем государства с экономиками развивающимися. Некоторые даже утверждали, что благодаря царящей в таких государствах динамике им предстоит стать в условиях охлаждения мировой конъюнктуры не просто стабилизирующим фактором, но и мотором общего хозяйственного развития. В такой обстановке Россия, как вы, наверное, помните, провозгласила себя "островком стабильности" в океане финансовых страстей. Другим подобным "полюсом стабильности" считался Китай. Россию, как видим, кризис нынешней осенью не пощадил. А что с Китаем? Удается ли ему оставаться "скалой в бушующем море?"

Давайте начнем с наиболее наглядного индикатора состояния дел в китайской экономике: с биржи. Китайский фондовый рынок пережил в последние несколько лет невиданный бум, курсы акций удваивались, утраивались, упятерялись, в общем, преумножались, так что индекс Шанхайской фондовой биржи менее чем за два года взлетел с двух тысяч пунктов до шести тысяч. Все это очень напоминает то, что одновременно происходило и на московских биржах: там индексы тоже стремительно шли вверх. Однако затем мыльные пузыри лопнули – и в Китае, и в России. Только в Шанхае падение началось еще прошлой осенью, а в Москве – лишь нынешней весной. Но вот результат сопоставимый: китайские индексы потеряли с момента достижения пика примерно две трети, российские – и того больше. Для сравнения: и американский индекс Dow Jones, и немецкий DAX, о крахе которых так много говорилось и писалось в последнее время, снизились далеко не столь серьёзно. Это к вопросу об островках биржевой стабильности. Так что же ждет сильно похудевшие китайские фондовые индексы в обозримом будущем? В поисках ответа на этот вопрос корреспондент Deutsche Welle в Пекине Петра Альденрат побывала в брокерской конторе и созвонилась с университетским экспертом.

Такой вот несусветный гам царит в этой брокерской конторе в центре Пекина все последние недели. В торговом зале – около 50 компьютеров, на стенах – электронные табло с актуальными курсами акций, десятки торговцев бегают взад и вперед, чуть ли не все говорят, нет, кричат по телефону:

Как ни старался премьер Госсовета КНР Вэнь Цзябао успокоить своих сограждан, заверяя, что китайский финансовый рынок надежен и стабилен, мелкие вкладчики ему не очень поверили:

Естественно, мы встревожены. Речь ведь идет о наших кровных деньгах. Мне лично кажется, что падение курсов еще не закончилось.

Человек, который представился, как господин Ву, рассказывает, что играет на бирже вот уже несколько лет. В этом смысле он достаточно типичен для сегодняшнего Китая. Экономический подъем последних двух десятилетий привел к тому, что сотни миллионов китайцев стали активно покупать не только всевозможные потребительские товары, но и ценные бумаги. Ведь с их помощью можно существенно увеличить или даже преумножить свои сбережения, чего никак не скажешь о классической сберкнижке с ее скромными процентами, которые, к тому же, пожирает инфляция. Следует также учитывать, что китайцы – народ очень азартный. Так что нет ничего удивительного в том, что примерно 60 процентов жителей страны хоть раз да попробовали себя в роли акционера, инвестора. На биржу понесли деньги не только бизнесмены или студенты, но даже крестьяне и рабочие-поденщики.

Нам, простым людям, нелегко преуспеть в жизни. В Китае не так уж много возможностей выгодно вложить свои сбережения. Биржа очень хорошо для этого подходит, к тому же такое занятие доставляет огромное удовольствие.

… говорит мужчина лет 30 и добавляет, что удовольствие, конечно, доставлял рост курсов акций. Однако с тех пор, как индексы неуклонно падают, миллионы китайцев разочаровались в игре на бирже – и теперь, потеряв деньги, остро испытывают неуверенность в завтрашнем дне. Далеко не всех успокаивают заверения премьера Вэнь Цзябао, который, ссылаясь на гигантские валютные резервы Китая, утверждает, что финансовый кризис практически никак не скажется на экономическом росте в стране, а если тот и замедлится, то всего лишь с 11 до 9 процентов. Однако завсегдатай брокерской конторы господин Ву, поднаторевший в биржевых делах, настроен весьма скептически: в Китае по-прежнему высокая инфляция, теперь к ней добавился еще и финансовый кризис:

Премьер Вэнь представляет правительство, поэтому он и призывает доверять ему. Но взгляни на реальную ситуацию: по всей стране закрылись многие фабрики. Но китайские СМИ об этом ничего не рассказывают. Китай – закрытая страна, никто точно не знает, что именно предпринимает правительство. Оно будет давать банкам деньги или нет? В Америке населению хотя бы разъясняют действия властей. Мы же здесь никакой надежной информации не имеем.

В отличие от этого "рядового китайца" финансовый эксперт Пекинского народного университета Джао Шиюнь настроен менее пессимистично, хотя и признает, что кризис в Америке отрицательно скажется на китайской экономике. Однако имеется в виду не столько финансовый кризис, сколько вызванным им экономический спад, Ведь Соединенные Штаты, напоминает ученый, являются важнейшим рынком для китайских экспортеров.

Если в США сократится потребление, то наши экспортеры это, естественно, почувствуют. Приведу для примера американский рынок недвижимости. Он переживает спад, люди строят меньше домов и реже их покупают. Из-за этого сократился экспорт мебели из Китая в США, сокращаются также объёмы поставок в Америку тех материалов, которые необходимы для строительства или ремонта жилья.

Аналогичная ситуация – и в других отраслях китайской экономики, ориентированных на экспорт. Что же касается финансового, банковского сектора, то в Китае такой острый кредитный кризис, как в США, маловероятен, подчеркивает эксперт Пекинского народного университета Джао Шиюнь, и объясняет, почему:

У нас для получения кредита необходимо самому иметь примерно 30-40 процентов от общей стоимости приобретаемого объекта или товара. Китайские банки, в отличие от американских, в этом вопросе очень консервативны. В Америке ведь можно было получить кредит, вообще ничего не имея. К тому же китайцы неохотно берут кредиты. Это связано с нашими тысячелетними традициями. Мы не любим брать взаймы деньги для того, чтобы приобретать потребительские товары. Китаец залезает в долги только тогда, когда попадает в беду.

Тем не менее, эксперт Пекинского народного университета Джао Шиюнь признает, что точно предсказать последствия нынешнего финансового кризиса не может никто – и отмечает, что, в конечном счете, все будет зависеть от того, насколько успешно этот кризис преодолеют сами Соединенные Штаты.

Если администрация США будет действовать решительно, дальнейшего усугубления кризиса не произойдет. Если же власти будут бездействовать, то все это может приобрести угрожающие масштабы.

Итак, массового невозврата ипотечных и потребительских кредитов китайский эксперт не ожидает. А что с кредитами, которые по политическим причинам банки давали малоэффективным китайским госпредприятиям? Не исходит ли серьезная опасность именно от них? Еще на одну опасность для банковского сектора КНР указывает немецкий эксперт Маркус Таубе. Он является профессором синологии, то есть китаеведения, в университете города Дуйсбурга.

Мы были свидетелями широкомасштабной экспансии американских инвестиционных банков в Китае. Так, они стали своего рода приемными отцами китайских инвестиционных банков. Иными словами, те структуры, которые были созданы в этой области в Китае, почти на сто процентов повторяют американские образцы. Но если сейчас американские прототипы уходят в небытие, то это не может не сказаться и на китайском рынке. Ведь неминуемо возникает вопрос, насколько перспективны возникшие в Китае структуры и не следовали ли их создатели ошибочным примерам?

В целом же профессор Маркус Таубе настроен в отношении китайской экономики достаточно оптимистично, в том числе и потому, что в распоряжении пекинских властей – большое количество различных инструментов для регулирования ситуации.

Мы должны исходить из того, что отрицательные импульсы от нынешнего финансового кризиса дойдут и до Китая. С другой стороны, Китай благодаря неконвертируемости своей валюты в известной мере защищен от худших последствий этого кризиса. Китайские власти имеют возможность весьма строго контролировать уходящие из страны денежные потоки, и это позволит им предотвратить спекулятивные атаки.

Итак, в нынешней ситуации Китай – это, конечно, не островок стабильности, особенно биржевой, но он, тем не менее, может благодаря своему экономическому росту стать достаточно серьезным стабилизирующим фактором в мировой экономике. Если, конечно, не произойдет того, чего опасается эксперт Пекинского народного университета: если крупномасштабный финансовый кризис не перекинется на Китай из Соединенных Штатов. Вот почему руководство КНР весьма заинтересовано в международных усилиях, направленных на обуздание кризиса, и уже в этот четверг будет обсуждать возможные совместные действия в канцлером Германии Ангелой Меркель.

В разгар всемирного финансового кризиса канцлер Германии Ангела Меркель отправляется в Пекин, где 23 октября проведет переговоры с руководством КНР, а затем примет участие в 7-ом саммите Азия-Европа. Основная цель ее поездки состоит в том, чтобы обсудить с лидерами азиатских стран ситуацию, возникшую на мировом финансовом рынке, и согласовать с ними позиции в ходе подготовки к международному саммиту по преодолению кризиса. О проведении такого форума в минувшие выходные договорились президент США и лидеры Европейского Союза.

Ангела Меркель выступает за скорейшее изменение международных правил регулирования финансовых рынков. Речь идет о создании новой глобальной финансовой архитектуры, которая в будущем предотвращала бы кризисы, подобные нынешнему. В Берлине убеждены, что решение такой задачи невозможно без активного участия Китая, Индии и других азиатских стран, играющих все более важную роль в мировой экономике и, в частности, на мировом финансовом рынке.

В ходе переговоров с китайским премьером Вэнь Цзябао и председателем КНР Ху Цзиньтао канцлер Германии подробно разъяснит свою точку зрения на новые формы международного взаимодействия в финансовой сфере. Уже высказанные Ангелой Меркель на этот счет идеи были восприняты в Пекине весьма положительно. Официальный представитель МИД КНР на брифинге в Пекине особо упомянул германского канцлера, назвав ее предложения конструктивными.

Председательствующий в настоящий момент в ЕС президент Франции Николя Саркози и глава Европейской комиссии Жозе Мануэл Баррозу намерены изложить в Пекине китайскому руководству и лидерам других азиатских стран идею проведения целой серии саммитов по преодолению последствий мирового финансового кризиса. С такой инициативой они выступили совместно с президентом США Джорджем Бушем в ходе встречи в минувшие выходные. Первый из намеченных экстренных саммитов может состояться в Нью-Йорке вскоре после проведения 4 ноября президентских выборов в США.

О возможных совместных действиях по преодолению финансового кризиса председатель КНР Ху Цзиньтао уже беседовал в этот вторник по телефону с президентом США Джорджем Бушем. Теперь ему и премьеру Госсовета КНР Вэнь Цзябао предстоят переговоры с Николя Саркози, Ангелой Меркель и другими европейскими лидерами. Сразу после этого, 27 октября, Вэнь Цзябао отправится в Москву, где будет обсуждать мировой финансовый кризис с президентом России Дмитрием Медведевым. Столь интенсивные контакты явно свидетельствуют о том, что все заинтересованные стороны стремятся как можно быстрее найти взаимоприемлемые решения и тем самым обеспечить успех предстоящему саммиту по вопросам мировой финансовой архитектуры.