1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

По Германии

Ютта Линднер: самое трудное для переселенца – проявить инициативу

Интервью с бывшей москвичкой Юттой Линднер, преподавателем кафедры русского языка в Кёльнском университете.

default

На языковых курсах для переселенцев.

Она преподаёт, занимается научной работой и пишет диссертацию. Будучи студенткой, Ютта сдавала все экзамены в срок и, в числе немногих, университет закончила тоже – в срок. С одной стороны – желание всё успеть, с другой – финансовая поддержка: стипендию платят только тем, кто всё делает вовремя. Для Германии такой студент – скорее исключение из правил.

- По статистике, уровень знаний немецких школьников, которые становятся студентами, оставляет желать лучшего. И если представить, с какими трудностями, связанными с переездом, сталкиваются немцы-переселенцы, то станет понятно, что для подростков учёба в Германии – двойная нагрузка. Так ли это?

- Я приехала в Германию в начале 1990 года из Москвы, мне было тогда 16 лет. Я сразу поступила на курсы обучения немецкому языку в Бонне, в интернате им. Марии Кёниген. И это мне дало очень много. Потом я смогла сразу поступить в гимназию, и проблем абсолютно никаких не было. Я слышала, что сейчас эти курсы упразднили: очень жалко... Детям или подросткам, которых сразу же "кидают" в школы, конечно, очень сложно интегрироваться.

- Сначала переезд в другую страну, затем – в интернат. Далеко от дома, одна... Не страшно ли было?

- Сначала можно было приехать, посмотреть – всё произвело на нас хорошее впечатление. И потом, на выходные можно было приезжать домой, это был тоже позитивный фактор.

- С какими проблемами сталкивались дети в интернате, выходцы из разных стран – из Польши, из России, с разными представлениями о жизни?

- У некоторых были очень серьезные проблемы. Они просто боялись начать общение с местными, у них была такая психологическая блокада... И потом, я думаю, очень важное значение имеет и то, в какую школу попадаешь. Я бы родителям посоветовала зачислить ребенка хотя бы в реальное училище (Realschule). Его выпускники могут продолжить учёбу в гимназии и тем самым получить образование, дающее возможность поступить в вуз.

- Учёба в университете – дело не простое. По словам преподавателей, грамотность – то есть знание родного немецкого языка - у студентов на катастрофическом уровне. Что же тогда говорить о переселенцах?..

- Проблем в университете не было вообще никаких: после четырёх лет гимназии моя интеграция "зашла" уже достаточно далеко... Я не чувствовала себя чужой. Я очень благодарна своей школе, потому что она меня довольно хорошо подготовила к университету... Что является очень большой проблемой для людей, которые приезжает сюда и сразу идут в университет. Им трудно самим организовывать учёбу, а здесь ведь упор на самостоятельную работу...

- Что, совсем никаких? У каждого есть какие-либо трудности...

- Самая большая трудность в учёбе? Вначале, когда я в гимназии училась, для меня было самой большой трудностью проявить инициативу. Например, меня вначале очень удивило, что никого не вызывают к доске. Я сидела и думала: ну как же так, никого не вызывают? А самой было неудобно поднять руку: как-то не привыкла. В России всегда было очень строго в этом смысле... А здесь – если не будешь сам отвечать, то никто тебя заставлять не будет, но потом, конечно, и оценка соответствующая... Или, например, дискуссии на занятиях - скажем, по литературе или по истории. Все высказывают свободно своё мнение... Это для меня сначала тоже было трудно, я заметила, что не привыкла своё мнение так просто выражать. Потом постепенно это стало для меня нормальным.

Ютта добилась своего – получила диплом с отличием. Однако шансов найти в Германии работу, где требуется знание русского языка, пусть даже и с высшим образованием, немного. Перед началом учёбы, на консультации для студентов, её об этом предупредили...

- Но меня это не смутило, потому что если нет работы, нужно что-то делать, приспосабливаться к ситуации. И мне очень посчастливилось: как раз когда я закончила университет, здесь, на кафедре, освободилось место научного сотрудника и преподавателя. И меня взяли на работу...

Контекст