1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Туркмения

Юрий Федоров: Нехватка политической воли тормозит строительство Nabucco

В марте 2010 года комиссар ЕС по вопросам энергетики заявил, что сдача в эксплуатацию газопровода Nabucco переносится на 2018 год. Как повлияла на это решение европейцев позиция Туркмении?

Подписание договора о Nabucco в Анкаре, Турция, в 2009 году

Подписание договора о Nabucco

Переговоры между Европой и Туркменией о поставках газа, по всей видимости, зашли в тупик. Первым симптомом возникших сложностей стало мартовское заявление комиссара ЕС по вопросам энергетики Гюнтера Эттингера (Günter Öttinger) о том, что срок сдачи в эксплуатацию газопровода Nabucco откладывается с 2014 до 2018 года. Второй сигнал - фактически безрезультатный визит Эттингера в Ашхабад в середине апреля. Просьбу Deutsche Welle об интервью по итогам визита комиссар отклонил и, несмотря на свое намерение, до сегодняшнего дня так и не выступил с официальным заявлением о ситуации с туркменскими газовыми поставками в Европу.

Третьим сигналом стало сообщение от немецкого энергетического концерна RWE о том, что соглашение с Туркменией об импорте природного газа для Nabucco будет подписано в конце 2010 года - на полгода позже, чем планировалось. Какова дальнейшая судьба газопровода Nabucco, по которому газ из каспийского региона будет транспортироваться в Европу в обход России? Об этом в интервью Deutsche Welle рассказал эксперт британского института Chatham House Юрий Федоров.

Deutsche Welle : С чем связана такая неопределенная позиция Туркмении, которую рассматривают как одного из поставщиков газа для Nabucco ?

Юрий Федоров: Туркмения не дает четкого ответа по поводу участия в проекте Nabucco по двум причинам. Причина первая - для того, чтобы на практике участвовать в этом проекте, Туркмения должна транспортировать газ либо через Каспийское море по потенциально возможному Транскаспийскому газопроводу, либо через Иран. Транспортировка туркменского газа через Иран сегодня практически невозможна в силу политических причин. А Транскаспийский газопровод - это тоже лишь предмет для обсуждения. В практическом плане ситуация здесь фактически заморожена, потому что не разрешены серьезные противоречия, связанные с разделом Каспийского моря на соответствующие секторы. Нет ясности, как разделить достаточно богатые нефтяные месторождения, которые находятся примерно посередине между туркменским и азербайджанским берегами.

Вторая причина - у Туркмении сегодня нет достаточных мощностей для снабжения Nabucco газом, и в ближайшее время они вряд ли появятся. На сегодняшний день речь идет о том, чтобы Туркмения поставляла для Nabucco от 10 до 20 миллиардов кубометров газа в год. Но ситуация с производством газа в этой республике довольно парадоксальная. С одной стороны, газовые ресурсы Туркмении, я имею в виду доказанные запасы газа, в последнее время существенно увеличились в результате подтверждения запасов, которые находятся в месторождениях Южный Иолотань, Осман и других. Эти месторождения начнут разрабатываться с помощью китайских инвестиций в ближайшее время. С другой стороны, в 2009 году производство газа в Туркмении сократилось примерно на 30 миллиардов кубических метров в результате транспортной блокады российского "Газпрома".

- Не могли бы вы привести некоторые цифры в качестве иллюстрации?

- В этом году Туркмения должна поставить 10 миллиардов кубических метров газа в Россию, от 10 до 13 миллиардов кубометров - в Китай и 12 миллиардов кубометров - в Иран. Таким образом, экспортные обязательства составляют 32-35 миллиардов кубометров. Производство газа в этом году ожидается примерно в размере 50-55 миллиардов кубометров. Примерно 20 миллиардов кубометров Туркмении необходимо для внутреннего потребления. Здесь баланс соблюдается. Но если посмотреть на цифры 2012-2013 годов, то ситуация меняется. Туркмения обязана поставлять в Китай по существующим соглашениям 40 миллиардов кубометров в год. 20 миллиардов кубометров - в Иран, в том числе по небольшому новому газопроводу, а также от 10 до 30 миллиардов кубометров - в Россию. Если сложить эти цифры, то получается, что экспортные обязательства Туркмении через два-три года составят порядка 70-100 миллиардов кубических метров. А максимальное производство газа в Туркмении в 2008 году составило 70 миллиардов кубических метров.

- Есть ли альтернатива туркменскому газу в Центральной Азии, если говорить о Nabucco ?

- Альтернативы туркменскому газу в Центральной Азии нет. Есть довольно крупные, хотя и несопоставимые с Туркменией запасы газа в Узбекистане и в Казахстане. Но узбекский газ теоретически даже не может рассматриваться по двум причинам. Во-первых, из-за довольно высокого внутреннего потребления газа в Узбекистане, где население в пять раз больше чем в Туркмении, и промышленность гораздо более развита. Во-вторых, узбекский газ еще сложнее транспортировать в Европу, минуя территорию России. Кроме того, значительная часть экспорта узбекского газа идет на обеспечение энергетических нужд близлежащих стран. Казахский газ в основном идет в Россию и учитывается в российском газовом балансе. Кроме того, перспектива строительства газопровода, пересекающего Каспийское море и соединяющего Казахстан с Азербайджаном, еще менее вероятна, чем строительство Транскаспийского газопровода, соединяющего Туркмению и Азербайджан.

- Почему усилия европейцев, предпринимаемые в связи со строительством газопровода Nabucco , пока не привели к ожидаемому результату?

- Если европейские государства хотят на практике реализовать проект Nabucco, им нужно вкладывать крупные средства, исчисляемые миллиардами долларов или евро, где-то от 5 до 10 миллиардов, в газовые, газодобывающие и транспортные мощности, то есть строить новые газопроводы в самой Туркмении.

Главный вопрос заключается в том, готовы ли европейцы сегодня к осуществлению таких инвестиционных проектов. В последний год в мировых прогнозах газодобычи и газового потребления появился новый фактор неопределенности - это сланцевый газ.

Я говорю "фактор неопределенности" потому, что нет ясности у экспертов относительно того, сколько такого газа можно добыть в Европе. Его в Европе довольно много. Именно этот фактор снижает интенсивность европейских усилий по продвижению проекта Nabucco.

- Какова, на ваш взгляд, судьба газопровода Nabucco ?

- Несмотря на существующие сейчас в Европе сомнения газопровод Nabucco будет построен. Рано или поздно европейцы столкнутся с тем, что потребление газа будет расти - это неизбежно. Другие источники возобновляемой энергии не могут компенсировать растущие потребности в газе. Вкладывать деньги в российские газовые проекты невыгодно и политически очень рискованно. Остается газ из Центральной Азии как один из источников. Я думаю, что этот источник в конечном итоге будет использован европейцами.

Беседовала Наталья Позднякова
Редактор: Михаил Бушуев

Архив:

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме