Юрий Муравицкий: От ненависти рождается только ненависть | Культура и стиль жизни в Германии и Европе | DW | 10.10.2017
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

Юрий Муравицкий: От ненависти рождается только ненависть

Преодоление границ, барьеров стало главной темой совместного российско-немецкого театрального проекта. Его цель - переосмысление исторического и культурного опыта.

Сцена из спектакля Вижу тебя, знаю тебя / Ich sehe Dich, ich kenne Dich

Сцена из спектакля "Вижу тебя, знаю тебя / Ich sehe Dich, ich kenne Dich"

В московском Центре имени Мейерхольда прошла премьера спектакля режиссера Юрия Муравицкого "Вижу тебя, знаю тебя / Ich sehe Dich, ich kenne Dich".  Русско-немецкое название не случайно: спектакль о творчестве, любви и преодолении границ поставлен германо-российской командой в Германии и будет показан, кроме Москвы, также в Ростове-на-Дону и Казани. Как подчеркивают его создатели, это -"переосмысление исторического опыта" двумя мегаполисами, двумя европейскими культурными столицами - Москвой и Берлином. А вот что говорит о спектакле в интервью DW его режиссер, лауреат "Золотой маски" Юрий Муравицкий,

Юрий Муравицкий: Это спектакль, прежде всего, о необходимости диалога между Россией и Германией, между русскими и немцами. Если брать шире, то это спектакль о необходимости диалога в наше сложное время, когда происходят страшные, трагические события. Они происходят как раз потому, что люди не умеют друг друга слушать, понимать. Значит, есть необходимость снова говорить об очень простых вещах: о том, что нужно учиться понимать друг друга, что от ненависти рождается только ненависть и тому подобное. Во многом наш спектакль на этом строится. Мы начинаем с азбуки: сообщаем людям, что россиян и немцев очень многое объединяет, что благодаря их взаимодействию рождалось много интересных идей, значимых тандемов, и сотрудничество было плодотворным. Вспомним хотя бы Баухауз, например...

Юрий Муравицкий

Юрий Муравицкий

Помимо этого, для меня важна тема границ, барьеров, которые могут в любой момент помешать диалогу, оборвать тонкую, хрупкую нить, связывающую культуры наших стран. Нам кажется, что мы, люди имеющие отношение к искусству, к культуре, находимся вне плоскости границ. Но парадокс заключается в том, что на пути к реализации наших замыслов часто есть очень простые формальные препятствия, например, границы между государствами. Вот самый близкий пример: художница нашего спектакля Нино Тугуши, живущая в Берлине, не смогла приехать на премьеру из-за того, что не получила российскую визу. А одному из главных героев нашего спектакля - знаменитому немецкому философу и теоретику культуры Вальтеру Беньямину - эта ситуация вообще стоила жизни. В 1940 году он бежал от нацистов через Испанию, но его не пропустили через границу, вернули в оккупированную Францию, и он, опасаясь того, что будет схвачен нацистами, покончил жизнь самоубийством.

Deutsche Welle: Судя по всему, вы понимаете культурные связи как человеческие взаимоотношения, даже если мы говорим о культурных связях государств?

- Да. В первую очередь, важно желание людей взаимодействовать друг с другом. Вот, скажем, Кирилла Серебренникова в Штутгартскую оперу наверняка ведь пригласил человек, который видел его спектакли, познакомился с ним и захотел, чтобы он ставил там... Это всегда личные контакты, а все, что спускается сверху, что насаждается, носит формальный характер.

Контекст

Что такое "дружба двух стран"? Абстрактное понятие. А вот дружба людей, их взаимодействие - это предельно конкретно. Скажем, достаточно много российских композиторов, режиссеров, художников, которые если не живут, то очень часто бывают и работают в Берлине. И, конечно, огромное влияние на российский театр оказывает немецкий театр. Для меня базовой фигурой, отправной точкой современной сцены является Бертольт Брехт. Брехт - безусловный авторитет с идеологической точки зрения и с точки зрения понимания театра. Если же говорить о современном театре, то на меня в определенный момент колоссальное впечатление произвели спектакли немецких режиссеров Михаэля Тальхаймера и Томаса Остермайера.

- Вернемся к теме барьеров. Возможно ли их разрушить?

- Я бы сказал так. Раньше все строилось на магистральных линиях, центральных фигурах. Мир был более центричным, крутился вокруг знаковых фигур. Сейчас он становится очень разным, пестрым, разнообразным, в нем практически невозможно выделить главное. В нем нет больше центра. И мне это очень нравится: если мы сможем отказаться от старой центричной системы, вертикали власти в том числе, если все перейдет в режим самоорганизации, горизонтальных коммуникаций, то мы сделаем важный скачок. И, может быть, через какое-то время мы сможем отказаться от границ... Но сейчас значительному количеству людей ближе старые схемы существования, многие искусственно поддерживают эти границы, чтобы удерживать свою власть. Дружить легче против кого-то. И гораздо сложнее удержать власть, если ты признаешь мнения других людей, допускаешь оппозицию.

Смотрите также:

Контекст