1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа

Юрий Ехануров: "У нас нет иной альтернативы, кроме пути в Европу"

О перспективах внешней политики и экономических приоритетах будущего правительства Украины в эксклюзивном интервью DW-WORLD.DE рассказал премьер-министр этой страны Юрий Ехануров.

default

Премьер-министр Украины Юрий Ехануров

Как известно, полтора года назад, после победы "оранжевой революции" руководство Украины выбрало западный вектор дальнейшего развития страны.

- Господин премьер-министр, насколько оправдал себя этот выбор?

- Я думаю, что просто другой альтернативы нет, и все основные победившие политические силы заявили о намерении двигаться и в будущем к ЕС. Мы делаем все, для того чтобы наша энергетическая стратегия была согласована с Европейским Союзом. Мы все сделаем для того, чтобы все больше интегрироваться в энергетическое хозяйство Европы.

Газотранспортная система Украины - предмет особого внимания и ЕС, и России. Мы понимаем, что энергетическое будущее Европы связано с Украиной, мы хотим стать серьезным игроком и на рынке электроэнергии, серьезно увеличивая в этом году ее экспорт.

Я хочу сказать, что мы пока используем свои мощности на три четверти, а это значит, что у нас есть очень большой потенциал для поставок электроэнергии, и мы будем делать все для того, чтобы и страны ЕС, и Балканы могли получать нашу электроэнергию. Сейчас мы увеличили поставки электроэнергии в Белоруссию, ведем переговоры с Россией. Ни в коей мере не отрицая тесное сотрудничество с Россией, наш вектор все-таки западный.

- Какую роль Украины вы видите в энергобезопасности Европы?

- Во-первых, мы полностью несем ответственность за то, чтобы нормально шли поставки газа в Европу, и мы примем все меры для того, чтобы наша газотранспортная система отвечала самым высоким требованиям. Нам надо около трех лет для того, чтобы привести ее в надлежащий вид. Я имею в виду не только сами газопроводы, но и расширение возможностей в хранении значительно большего, вдвое большего количества газа в наших подземных хранилищах.

Украина имеет мощные подземные хранилища, где сберегается в среднем до 18 млрд. кубометров газа. Но мы в них способны сберегать до 40 млрд. кубометров. Поэтому надежность поставки газа для нас является очень важным фактором.

Второе - это электроэнергия. Надеюсь, мы сможем быть надежным ее поставщиком в Европу. Очень бы хотелось, чтобы нас услышали по поводу работы нефтепровода "Одесса – Броды", и этот нефтепровод получил бы свое развитие в сторону Польши и Балтийского моря.

- Ощущается ли с экономической точки зрения ухудшение отношений с Россией?

- Вы знаете, это не факт, поскольку объем товарооборота с Россией у нас увеличивается. Я считаю, что наши деловые люди оказались более прагматичными, чем политики. Мы должны сделать все для того, чтобы это продолжалось. Хотя, конечно, есть проблемы, связанные с поставками в Россию молочных и мясных продуктов, есть проблемы с ограничением целого ряда других видов продукции.

- Насколько за этот год вы приблизились к возможному вступлению в Европейский Союз?

- Мы четко понимаем, что проблема вступления в ЕС - в первую очередь проблема Украины. Мы должны быть надежным партнером и не быть обузой для тех стран, которые сегодня объединены в ЕС. И в первую очередь это вопрос стандартов жизни наших людей.

Естественно, что на этом пути нам предстоит очень большая работа. Мы должны быть нужными. Поэтому интеграция в энергосистему, в поставки и получение продукции - это тесно взаимосвязанные проблемы.

Второе - законодательство, технические условия работы, стандарты. Все это должно быть подчинено будущему вступлению в ЕС, и в этом направлении ведется политика президента и правительства.

- Когда Украина планирует вступить в НАТО и почему ее не устраивает нейтральный статус?

- Такое решение уже было принято, есть соответствующий законопроект Украины. Страна делает шаги в этом направлении, но население пока довольно насторожено воспринимает попытки разъяснения, что такое НАТО и почему туда надо вступать.

Я понимаю, что впереди несколько лет серьезной пропаганды, и это довольно непростой вопрос, скажем, для жителей восточных и южных регионов нашей страны.

- В чем сегодня инвестиционная привлекательность Украины? Она улучшилось за последние полтора года или нет?

- Вне сомнения улучшилась. Сюда идут крупные международные компании. Это и MetallSteel, и покупка наших банков. Сегодня понимают, что уровень капитализации наших предприятий занижен, и что здесь есть очень интересное поле для работы. Думаю, те, кто не торопятся, в итоге проиграют.

Я очень рад, что нам удалось провести конкурс по освоению шельфа Черного моря, сейчас мы подводим итоги этого пилотного проекта, а затем будем готовиться к следующему конкурсу на шельфе Черного моря. Я думаю, что потом это поставим на поток.

Мы очень заинтересованы в том, чтобы добыча нефти и газа на шельфе Азовского и Черного морей была привлекательной для других стран, для фирм. И поскольку там все-таки глубина, на которой наши фирмы отечественные компании работать не могут, и плюс для нас это серьезный альтернативный источник газа и нефти.

- После "оранжевой революции" Украина надеялась на помощь со стороны Европы. Не разочаровались ли вы позицией ЕС, европейскими соседями?

- Я - человек, который не испытывает никаких иллюзий по поводу каких-то масштабных заявлений, тем более, что их особо и не было. Речь идет о том, что мы имеем достаточно возможностей для того, чтобы работать самостоятельно, для того, чтобы завоевывать свое место на мировом рынке, и пока что никаких преференций мы не получаем.

Мы видим, что сейчас идет "трубная война", которая возникла на ровном месте. Я уже направил соответствующее письмо в Европейский Союз, в котором изложена позиция Украины. Мы не понимаем позицию ЕС.

Нам не нужно никаких подачек, нам нужны лишь правила игры и понимание. Вот и все. Мы сами способны занять свое место под солнцем и развивать наши отрасли промышленности. И то, каким образом происходят качественные изменения в нашей стране в русле частного сектора, вселяет серьезный оптимизм. Я не сомневаюсь в том, что Украина способна сейчас в условиях серьезной демократизации резко усилить свой потенциал.

- Каким образом вы собираетесь это сделать?

- Попробую объяснить. Мы вышли из состояния, когда правила игры расписывались несколькими кланами, сегодня они для всех одинаковы. Фактически средний бизнес, малый бизнес Украины получает серьезные возможности для развития. И с ошибками, которые были сделаны в первом полугодии прошлого года, когда оторвался малый бизнес от правительства, мы их поправили осенью.

Мы делаем все для того, чтобы именно эта категория бизнеса получила самые серьезные преференции для развития. И я думаю, что будущее связано именно с развитием, в первую очередь, среднего и малого бизнеса.

Второе, мы надеемся на серьезное развития сетевого бизнеса, и тут уже совместно и с западными, и с российскими торговыми сетями, мы сейчас серьезно развиваемся. И также наши крупные предприятия сегодня все больше и больше работают на мировых рынках.

Есть вопросы, которые еще предстоит решать. Наше самолетостроение. Мы создали корпорации "Антонов", и, конечно, нам нужны международные корпорации, с которыми можно было бы сотрудничать. Если удастся с Россией - будем с Россией. Если нет, то будем искать другие корпорации.

Мы очень заинтересованы в сотрудничестве в космосе. Тут сотрудничество и с Россией, и с Казахстаном, и с Бразилией, и с другими странами. Высокие технологии должны иметь возможность потянуть за собой инновационное развитие Украины.

В этом направлении мы очень серьезно хотим работать. Будущая приватизация Укртелекома это тоже будет сигналом для привлечения тех, кто работает по новым технологиям нашей страны.

Беседовал Сергей Морозов,
шеф-редактор информационного агентства ИА ''Национальные интересы'' , специально для DW-WORLD.DE

Контекст