1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа

Юрий Ехануров: "Никто не хочет быть в оппозиции, кроме коммунистов"

Почему на Украине до сих не определен состав правительства? И возможно ли создание в стране коалиционного кабинета? На этот и другие вопросы DW-WORLD.DE ответил премьер-министр Украины Юрий Ехануров.

default

Премьер-министр Украины Юрий Ехануров

По словам главы украинского правительства, страна впервые работает по новой конституции, и поэтому у парламента отсутствует опыт создания парламентских коалиций. "Ведь мы перешли от президентско-парламентской к парламентско-президентской республике", - подчеркнул Юрий Ехануров.

- Во-вторых, выборы на сто процентов прошли на партийной основе взамен существовавшей раньше наполовину партийной, наполовину мажоритарной. Во всяком случае, мы внимательно изучаем опыт Германии, в который тоже довольно долго шли переговоры по созданию коалиции.

- В Германии правительство "большой коалиции" уже работает. Возможно ли создание такого правительства на Украине, с участием Партии регионов?

- Я считаю, что вполне возможна. По поручению президента я, как его представитель, провел переговорный процесс со всеми лидерами победивших политических сил. Все были приглашены к сотрудничеству, встречались с президентом и заявили о намерениях работать вместе на развитие экономики, развитие страны.

Пожалуй, кроме коммунистов, никто не хочет быть в оппозиции к президенту. Поэтому очень бы хотелось, чтобы коалиция действительно состояла из четырех сил. Но это процесс сложный, мучительный, идут переговоры.

- И, наверное, самый главный переговорный момент – это то, кто станет премьером. Как вы оцениваете свои шансы?

- Это предмет переговоров и все возможно, потому что должна быть фигура которая удовлетворяет коалицию, которая будет создана. В зависимости от конфигурации коалиции будет названо имя премьера.

- Украина рассматривает какие-то возможности строительства трубопровода из Каспийского региона?

- Ну, пока это, скажем, такие гипотетические возможности. Но, конечно же, мы были бы очень заинтересованы в том, чтобы найти согласие стран этого региона и также Европы, чтобы были альтернативные возможности поставок газа. Если труба – одна, то это монополизм.

- А как дела обстоят с экономикой после повышения цен на газ?

- Вы знаете, не смотря на кликушество, экономика спокойно отреагировала на повышение цен, и за первой квартал мы имеем рост 2,4 процента ВВП. Сегодня мы получили данные по инфляционным процессам за 4 месяца, и должен сказать, что второй месяц подряд у нас дефляция. За апрель месяц снова дефляция минус 0,4 процента. Таким образом, инфляция за 4 месяца составила 2,3 процента. Таким образом, мы идем ниже того графика, который наметили на этот год.

- Прошла информация, что в июле-августе произойдет очередное повышение цен со стороны "Газпрома". Вы к этому готовы?

- У меня такой информации нет. Это опять идут информационные волны. Мы ориентируем всех наших производителей, население на то, что мы должны в будущем перейти на европейские цены. Рыночные цены, конечно же, предполагают их увеличение. У нас переходной период. И задачей нашего правительства было стабилизировать обстановку и создать все условия для того, чтобы, во-первых, резко сократить потребление газа.

Украина при всех своих относительно небольших объемах промышленного производства входит в десятку стран, которые потребляют больше всех газа. Мы должны сделать все, чтобы это резко сократить. В этом году мы намерены сократить потребление не менее, чем на 10 процентов. Я очень надеюсь, что это произойдет. Кроме того, наша металлургия требует до 4 лет, чтобы полностью перестроиться на энергосберегающие технологии, и мы делаем все для того, чтобы это состоялось.

Ведется жесткая правительственная политика, мы всячески даем понять, что цены и тарифы будут повышаться, мы готовим людей морально и заставляем их разрабатывать планы сокращения расходов газа и перехода на альтернативные источники. Мы стимулируем переход на самые разнообразные альтернативные виды энергии. Тут европейский опыт очень интересный, особенно в Швеции.

- В прошлом году были сделаны попытки в сторону реприватизации. Будет ли продолжаться реприватизация, например, Никольского ферросплавного завода и других крупных предприятий Украины?

- С первого дня назначения я заявил о том, что термин "реприватизация" из украинского лексикона исчезает. Сейчас "Наша Украина" ставит главным условием для создания любой коалиции то, что приватизация должна осуществляться в соответствии с принятыми нормами, прозрачно и никаких проблем не должно быть. Частная собственность является священной неприкасаемой. Я думаю, что несмотря на некоторую левизну наших возможных партнеров, именно эта тема будет нами четко определена, и никаких в это плане проблем не будет.

Я вам говорю как человек, который в середине 90-х годов осуществлял массовую приватизацию на Украине, и я считаю делом своей жизни отстаивать эти принципы частной собственности. Мы сделаем все для того, чтобы она нормально себя чувствовала в нашей стране. Что касается конкретных предприятий, вы знаете тут нам не надо путать и внимательно смотреть за судебными решениями. Должны выполняться обязательства инвестиционные. Там где они выполняются - проблем вообще нет.

Беседовал Сергей Морозов,
шеф-редактор информационного агентства ИА "Национальные интересы"
, специально для DW-WORLD.DE

Фото автора

Контекст