1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мир

Юрген Граф: Участники автопробега Париж - Нью-Йорк войдут в историю

Чтобы пересечь Берингов пролив по льду на автомобиле, не обязательно быть профессиональным водителем, заявил в интервью Deutsche Welle руководитель кругосветного автопробега Париж - Нью-Йорк.

default

Система безопасности на воде спасет автомобиль в случае, если лед окажется слишком тонким

Руководитель кругосветного автопробега Париж - Нью-Йорк Юрген Граф (Jürgen Graf) рассказал о том, какие требования предъявлялись к желающим принять участие в экспедиции, и объяснил, почему проект получил такую широкую поддержку.

Deutsche Welle: Автопробег Париж - Нью-Йорк получил широкую поддержку со стороны многих посольств и политических институтов со всего мира. Как вам удалось этого добиться?

Jürgen Graf Leiter des Projektes Extrem Events

Юрген Граф - руководитель автопробега "Париж-Нью-Йорк Трансконтиненталь 2009"

Юрген Граф: Наш проект находится в сфере интереса федерального правительства Германии, которое проводит активную политику, направленную на защиту окружающей среды. Мы представили министерству иностранных дел проект использования биоэтанола в качестве горючего для автомобилей и сумели убедить чиновников, что наша работа отражает позицию федерального правительства.

Биоэтанол второго поколения, который используют участники экспедиции, интересен тем, что его можно производить из древесной трухи, а не из сельскохозяйственных культур, пригодных для употребления в пищу. Он отличается тем, что при сгорании производит минимальные выбросы углекислого газа. Это одна из составляющих экологической концепции проекта, благодаря которой его активно поддержали политики.

- Какими еще способами реализуется экологическая цель экспедиции?

- Для нас очень важно, что большая часть пробега проводится в зимнее время. Передвигаясь по снегу, автомобиль не оставляет следов на грунте, не вредит флоре и фауне. В Европе, США и части России машина может ехать по дороге. Но, например, в Монголии, где команда находится в настоящее время, нет ни стабильной телефонной связи, ни автомобильных трасс. В дальнейшем маршрут пройдет по районам, где лежит вечная мерзлота. Именно в этих условиях для нас очень важно не нанести природе вреда.

Кроме того, мы очень ответственно подходим к проблеме выбросов углекислого газа, и там, где возможно, стараемся нейтрализовать их негативное воздействие. Чтобы снизить уровень выбросов СО2, мы сознательно отказались от машин сопровождения, которые могли бы везти за экспедицией необходимое оборудование. Для смазки мотора мы используем биомасло, которое также, как и биоэтанол, не может повредить окружающей среде. Кроме того, мы собираемся ликвидировать негативное воздействие углекислого газа, выбросы которого, хоть и незначительные, все-таки происходят, посадив новые деревья.

- Как именно это будет происходить? Неужели участники автопробега везут с собой саженцы и высаживают их по всему пройденному маршруту?

- Нет, но мы учитываем, какой объем углекислого газа все-таки попал в атмосферу, чтобы потом посадить столько деревьев, сколько необходимо, чтобы выработать достаточно кислорода для нейтрализации воздействия СО2. Разумеется, для этого мы скоординируем наши действия с правительствами стран, участвующих в проекте. Реакция общественности на нашу деятельность исключительно позитивная.

- Как была сформирована команда Extreme Events ? Насколько мне известно, среди членов международного экипажа семь мужчин и одна женщина…

- Теоретически это так. Однако лишь двое водителей останутся в составе экспедиции до последнего дня и проедут вокруг света от Парижа до Нью-Йорка. Это владелец проекта и руководитель экспедиции Маттиас Йешке (Mattias Jeschke) и наш российский участник из Магадана Евгений Шмаков. Другие водители присоединяются к команде на разных этапах, чтобы проехать с ней какой-то определенный участок маршрута. На сегодняшний день на борту экипажа находятся три водителя, два оператора и один фотограф.

- Нужно ли было выдержать какой-то предварительный отбор, чтобы попасть в команду?

- Изначально мы разместили на нашем сайте объявление о том, что ищем желающих принять участие в проекте. В тех регионах, где пролегают наиболее сложные участки маршрута, например на Дальнем Востоке России или на Аляске, мы искали участников непосредственно на местах. Например, в Магадане, где мы нашли нашего российского водителя Евгения Шмакова, дать объявление нам помогла городская администрация. В Магадане существует объединение под названием North Trophy Club, членом которого является Евгений. Мы вышли с ними на связь, и Евгений так увлекся идеей проекта, что сразу объявил о том, что хочет в нем участвовать.

- Маршрут автопробега проходит по территории двадцати стран на трех континентах. Почему вы не пригласили в команду их представителей?

- Напротив, мы активно работали в этом направлении и стремились к тому, чтобы на борту экипажа присутствовали не только немецкие участники. Было бы просто идеально, если бы водители представляли страны, по территории которых проходит маршрут экспедиции. Цель проекта - добиться того, чтобы участники из разных стран работали над одной общей задачей - переходом на возобновляемые источники энергии.

- Какую роль играет в команде российский представитель?

- Евгений Шмаков - главный водитель в экипаже. Он уже не раз участвовал в автоэкспедициях по Северо-Востоку России и прекрасно разбирается в автомобильной технике. Найти участника из России было для нас особенно важно, потому что это самая интересная страна для нашего проекта, она прекрасно подходит для путешествий. По территории России проходят самые трудные участки маршрута, и, конечно, изначально мы хотели иметь в команде людей, представляющих эту страну. Это не только важно для понимания ее культуры и образа мышления, но и очень полезно и в языковом плане.

Благодаря тому, что у нас на борту есть российский участник, мы можем беспрепятственно общаться с местным населением. Пока Евгений Шмаков - единственный русский член экипажа. Но мы уже ведем переговоры с еще одним россиянином, который хочет присоединиться к экспедиции на последнем этапе, который проходит по территории США.

- На сайте экспедиции написано, что любой может обратиться к вам, чтобы принять в ней участие. Это действительно так просто?

- Почти. Подать заявку действительно может каждый. Однако потом мы должны побеседовать с кандидатом, чтобы понять, подходит ли он нам. Ему не обязательно обладать опытом вождения в экстремальных условиях. В первую очередь мы оцениваем, достаточно ли он физически и психически готов к тому, чтобы принять участие в таком проекте, и может ли он работать в команде. Ведь если человек попадает в автоэкспедицию даже на ограниченный срок, например, на два месяца, он должен быть готов к тому, что большую часть времени он будет проводить с другими членами команды и ему придется сильно ограничить личную сферу.

Он будет вынужден мало спать, ночевать в отелях, где наедине с собой можно остаться буквально на два-три часа в сутки. Поэтому особенно важно, чтобы участник разделял общую идею экспедиции и получал от нее удовольствие. У нас нет никаких вступительных тестирований или спортивных испытаний, которые обязательно нужно выдержать, чтобы попасть в команду. Но в беседе с кандидатом мы можем составить себе представление о нем и понять, годится ли он на роль участника экспедиции.

- Достаточно ли только энтузиазма, чтобы присоединиться к автопробегу? Или надо обладать еще и известными материальными возможностями?

- Совершенно очевидно, что проведение подобной экспедиции связано с большими затратами. У проекта есть спонсоры, но одной спонсорской помощи для его организации не достаточно. Поэтому мы решили прибегнуть к частичному финансированию автопробега его участниками, которые должны платить за возможность пройти вместе с экспедицией тот или иной участок пути. Мы разделили маршрут на несколько этапов, стоимость участия в которых варьируется от десяти до двадцати пяти тысяч евро. Самые дорогие отрезки пути начинаются от Магадана. Это этап, на котором экспедиция продвигается к Берингову проливу и пересекает его, и часть маршрута, пролегающая по Аляске.

Потенциал риска здесь максимальный, и гораздо больше средств уходит на обеспечение страховки участников. Например, для спасения экспедиции можно вызвать вертолет. Понятно, что затраты на него в этих регионах будут выше, чем на участке Париж-Рим или Москва-Новосибирск. Но инвестиции участников в этот проект, - их осознанный выбор. Ведь пересечь на автомобиле Берингов пролив до сих пор не удавалось еще никому. И тот, кто хочет оставить свой след в истории, приняв участие в этом уникальном мероприятии, готов за это заплатить.

- Расскажите о ваших планах на будущее.

- Конечно, у нас уже есть некоторые наработки для следующего проекта. Однако пока мне не хотелось бы раскрывать карты, чтобы другие не смогли воплотить наши идеи раньше. Автопробег Париж-Нью-Йорк завершится в конце мая 2009 года, но на этом наша работа над ним не закончится. По материалам экспедиции мы планируем снять документальный фильм, выпустить книгу и подготовить мультимедиальное шоу с использованием фото- и видеосъемки. Так что до начала 2010 года у нас будет еще много работы.

Беседовала Елена Качанова

Контекст