1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Юлий Рыбаков: Гражданское общество в России не выдержало испытания ответственностью

В интервью Deutsche Welle член Правозащитного совета Петербурга, известный политический деятель Санкт-Петербурга, Юлий Рыбаков заявил, что гражданское общество распадается, не выдержав испытания ответственностью.

default

Юлий Рыбаков

Известный правозащитник считает, что в России произошел разрыв между правозащитным демократическим движением и народом. Deutsche Welle: Юлий Андреевич, Петербург всегда был оплотом вольнодумческих идей, городом революций . В связи с арестом Максима Резника в Петербург во многом переместился центр оппозиционной активности. Как сейчас развивается гражданское общество города? Юлий Рыбаков: Да, Петербург действительно всегда значительно отличался от других городов России либерализмом, своими демократическими традициями. Хотя сложно говорить о демократических традициях в обществе, прожившем двести с лишним лет в условиях самодержавия. Гражданское общество в Петербурге распадается также как и во всей стране. Распадается, не выдержав испытания ответственностью. Свобода предполагает ответственность, риск, и все, что с этим так или иначе сопряжено. А питерское общество, так же как и во всей остальной стране, рассчитывало получить свободу на халяву, свободу как подарок, как благополучие, которое будет обеспечено само собой. Оказалось, что это не так. - Как бы охарактеризовали то, что происходит во взаимоотношениях общества и власти? - Главное то, что народ сам выбрал себе такое устройство политической власти, которое он сейчас имеет. Народ сам выбрал эту ситуацию и своих хозяев. И та группа инакомыслящих, которая осталась сейчас, не отвечает интересам народа. - То есть произошел разрыв между правозащитным оппозиционным движением и народом? - Да, произошел разрыв с народом, который сделал свой выбор, и теперь имеет то, что имеет - кормушку и пайку в обмен на права человека. Думаю, что это был процесс неизбежный, и здесь можно говорить и об ошибках демократического движения. И одна из них состоит в том, что вожди демократического движения очень быстро оторвались от уровня жизни своего народа. А народ все видит, и это была серьезная ошибка. Но главное - это менталитет раба, который за 15 лет не выдавить никому из себя не удалось. Общество может сделать это только само, но 15 лет оказалось для этого мало. Конечно, сыграла очень сильную роль война в Чечне. Она, по сути дела, стала тем камнем преткновения, о который споткнулся демократический процесс в России. Это была искусно созданная ситуация для того, чтобы не дать укрепиться демократической традиции в России. Сейчас Чечня все равно автономный и довольно независимый анклав, и формально является Россией только потому, что мы ее кормим. Но зато она озлобила общество, приучила общество к крови, которая так напугала общество. - Вы считаете , что до сих пор это эхо чеченской войны, по прошествии семи лет, имеет воздействие на общую ситуацию? - Через чеченскую войну прошло более миллиона российских солдат и офицеров, через неправедную, кровавую гражданскую войну, в которой погибло с российской стороны, по меньшей мере, 15 тысяч российских солдат и офицеров и где-то 40 тысяч стало калеками. Кроме того, этот миллион вернулся оттуда с искалеченной психикой. Война даром не проходит никому, даже тому, кто вернулся оттуда со звездой героя. И этот миллион, зараженный национализмом, он здесь среди нас. Пропаганда национализма, которая шла все эти годы, тоже не осталась без последствий, и это тоже следы войны. - Вернемся к последним событиям в Петербурге. Задержание Максима Резника , " Яблоко " лишают помещения и так далее . Как Вы считаете, смогут ли таким образом задавить оппозиционные партии или в таких условиях закаляется настоящая оппозиция? - А у нас другого пути нет. Тупиков в истории вообще не бывает. Все будет продолжаться, и эти процессы будут продолжаться. Могут на какое-то время и задавить, могут несколько лет не существовать эти политические партии. Но они все равно возникнут, от этого никуда не деться. Растет новое поколение, которое все это отряхнет с себя, поднимет голову и заявит, что оно хочет жить в свободном открытом мире. - А на примере Петербурга Вы видите это подрастающее поколение? - Эти люди, конечно, есть. Но я даже не говорю о людях, которые уже сегодня заняли такую позицию. Я говорю о студенчестве, которое сегодня и не помышляет о политической активности. Но я уверен, что еще 5 лет, и они станут активной политической силой. Это закон эволюции. Это взросление и осмысление себя, своей роли, своего будущего. - А власть сегодня понимает, что через какое-то время та же самая молодежь поднимет голову и начнет отстаивать свои права? - Нет, не понимают. Но это ошибка власти всегда и везде. Они думают, что так и будут вечно манипулировать обществом. Придя к власти и сумев удержать ее в течение восьми лет, они полагают, что дальше все будет точно так же. Но приходя к власти и обретая ее полноту, лидеры и руководители теряют связь с обществом. Ельцин в одной из первых своих книг писал о том, что не успел он стать президентом, прошел месяц или два, и вдруг он почувствовал двойной стеклянный колпак вокруг себя и перестал слышать, что происходит вокруг. Это происходит с каждым правителем в том случае, если не существует демократической системы и оппозиции, которая бы могла показывать ему обратную сторону медали. Беседовал Сергей Морозов

Интервью

Контекст