1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

«Юкос» и судьба нефтепровода в Китай

Почему это интересно для Казахстана?

Как пишет в своем материале Отто Манн – корреспондент немецкой газеты «Берлинер Цайтунг», в Китае внимательно следят за развитием ситуации вокруг «Юкоса». Дело в том, что глава компании Михаил Ходорковский вплоть до последних событий активно лоббировал проект строительства нефтепровода из России в Китай. По словам журналиста «Берлинер Цайтунг», это долгожданное и самое крупное начинание в рамках двустороннего сотрудничества между обоими государствами, и отказ от него понесет за собой политические последствия. Какое все это имеет отношение к Центральной Азии, а точнее – к Казахстану? Слово нашему корреспонденту в Алма-Ате Андрею Соловьеву:

«У масштабных событий в российской политической жизни, в центре которых оказалась компания «Юкос», будут последствия и для Казахстана. Конечно, эти последствия окажутся косвенными, но при этом, возможно, весьма важными.

Одно из вероятных последствий - это активизация идеи строительства нефтепровода из Западного Казахстана на Китай. Она впервые возникла в 1997 году, когда ее совместно озвучили президент Казахстана Нурсултан Назарбаев и Ли Пэн, во время визита последнего в Алма-Ату. Обосновывалась идея тем, что Китай потребляет все больше энергоносителей, а собственные запасы страны тем временем убывают. Казалось логичным, что соседний Казахстан, пользующийся репутацией страны с большими запасами нефти, мог бы восполнить заметную часть дефицита Китая в черном золоте.

Тогда эта идея стала неожиданностью как для западных политиков и нефтедобывающих компаний, работающих в Казахстане, так и для Москвы. Хотя россияне, видимо, быстро разобравшись в сложности реализации проекта, успокоились. Западники же нервничали довольно долго. Политологи из США пугали республику усилением влияния Китая в регионе. Надо сказать, что такие оценки делались некоторыми политологами и даже целыми партиями и в самом Казахстане. Используя определенную «китаефобию» в обществе, которая тогда была довольно сильна, оппозиция критиковала власти за идею нефтепровода в Китай.

Проект так и остался на бумаге, но не из-за протестов американских политологов или казахстанской оппозиции. Выяснилось, что на пути его реализации лежит целый ряд проблем, которые неизвестно, как решать. Во-первых, чтобы трубопровод оказался экономически оправданным, необходимо было прокачивать по нему минимум 20 млн. тонн нефти в год. Столько «свободной» нефти в стране не было. (В Казахстане добывалось и больше, но вся эта нефть была «привязана» к контрактам на поставку на Запад.) Резкого же, кратного по отношению к существовавшему, роста объемов добычи, не ожидалось. Во-вторых, немало проблем оказалось и перед самим проектом, в частности – очень большая протяженность трубопровода. Только от Западного Казахстана, где расположены основные районы нефтедобычи, до границы с Китаем, расстояние превышает две тысячи километров. А внутри Китая оно еще больше. Главные энерго-дефицитные регионы страны находятся на юге и востоке, то есть - в прямо противоположной стороне от Казахстана. Нефтепровод фактически имел бы маршрут Западный Казахстан – Восточный Китай. А это по меньшей мере пять тысяч километров. Многие эксперты в Казахстане и в России считали, что нефтепровод такой протяженности не реален. «В мире существует лишь один похожий пример. Это нефте- и газопроводы, идущие из Сибири в Западную Европу, но их строил Советский Союз в свои лучшие годы», - так комментировал ситуацию один известный российский эксперт в 1998 году.

Проект действительно оказался замороженным. Техническое обоснование нефтепровода было подготовлено быстро, но без главной составляющей – экономической. Кроме того, возня вокруг нефтепровода Баку – Джейхан отодвинула на задний план китайский маршрут. В внимание аналитиков и политиков в последние годы было приковано к турецкому транзиту. Фактически китайский маршрут оказался забытым.

Наверное, так бы оно и продолжалось, если бы не события вокруг «Юкоса». Компания не была среди лидеров российского нефтяного бизнеса, представленного в Казахстане. Но события вокруг ареста Ходорковского в России могут иметь серьезные последствия и для Казахстана.

Как известно, в России одним из крупнейших проектов в нефтяной сфере последнего времени была идея строительства экспортного нефтепровода на Дальнем Востоке. По одному варианту, он должен был идти на порт Находка с тем, чтобы танкерами возить российскую нефть в США, Японию, Корею. (Особенно заинтересована в таком проекте была Япония.) По второму варианту, нефтепровод должен был идти на китайский город Дацин и быть плотно привязан к китайскому рынку. Главным лоббистом второго варианта выступал «Юкос». Теперь компании, видимо, не до того. На официальном уровне решение о маршруте нефтепровода не принято, все это должно очень беспокоить китайскую сторону, заинтересованную в стабильных поставках нефти. Вот здесь и есть почва для возрождения интереса к проекту трубопровода Западный Казахстан – Китай. Хотя до сих пор никаких официальных заявлений на этот счет нет, но, судя по всему, какие-то консультации, хотя бы на уровне экспертов, уже идут. В целом, ситуация для того, чтобы проект вышел из состояния многолетней летаргии и начал реализоваться, складывается вполне удачная. Судя по развитию дел вокруг компании «Юкос», скорого возвращения к былому влиянию этого главного лоббиста нефтепровода Дальний Восток – Дацин не предвидится. В то же время - актуальность проблемы энергообеспечения для Китая не ослабевает. Конечно, это не значит, что нефтепровод скоро начнут строить. Главный вопрос - пока нет тех избыточных объемов нефти, которые не вмещались бы в традиционные экспортные маршруты. Объемы добычи нефти в Казахстане растут, но в основном - за счет тех месторождений, что принадлежат американским и британским компаниям. Захотят ли они поставлять свою нефть на китайский рынок вместо традиционного западноевропейского?

Но есть возможность решить и эту проблему. Для этого нужно совместить поставки казахстанской и российской нефти через будущий нефтепровод. Нефть из российской Западной Сибири будет идти в Казахстан по уже существующему со времен СССР трубопроводу, здесь объединяться с теми объемами казахстанской нефти, что могут быть выделены для китайского рынка, и уже в этой «союзнической» смеси поступать в КНР. Получается, что экономически и технологически проект потенциально вполне осуществим. А если китайцы предложат приемлемые для Казахстана условия финансирования его строительства, то в принципе все основные вопросы можно считать решенными.

Очевидно, что (по какой бы схеме не строился нефтепровод) строительство трубопровода приведет к усилению позиций Китая в Средней Азии. А это всегда многих настораживало. Тем не менее, серьезность намерений Пекина в осуществлении проекта очевидна. Он вынужден увеличивать объемы импортируемой нефти, и делать это будет, если не за счет российских поставок через Дальний Восток, то с помощью казахстанского направления.

Хотя справедливости ради надо заметить, что есть и иное мнение. Некоторые эксперты в Казахстане считают, что китайское внимание к идее реанимации проекта нефтепровода Западный Казахстан – Китай может в итоге оказаться ни чем иным, как попыткой подтолкнуть Москву к решению вопроса по дальневосточному проекту в пользу Дацина и ускорению осуществления этого проекта, несмотря на то, что главный его лоббист в лице компании «Юкос», вероятно, выйдет из этой игры на ближайшее время».

А как российская сторона видит будущее нефтепровода Сибирь – Китай? Есть ли на данный момент шанс у этого проекта? Наш корреспондент в Москве - Анатолий Даценко – связался с российскими экспертами, и вот, что ему удалось выяснить:

«В комитете Госдумы России по экономической политике и предпринимательству считают, что в связи с арестом главы ЮКОСа Михаила Ходорковского и блокированием значительной части акций компании планы ЮКОСа по строительству трубопровода в Китай будут надолго, если не навсегда заморожены. Эксперты комитета напоминают, что до скандала вокруг ЮКОСа рассматривались два варианта строительства нефтепровода из сибирского Ангарска. План ЮКОСа, согласно которому труба протянется в китайский город Дацин, о чем между ЮКОСом и китайцами уже было достигнуто соглашение, и план российской государственной компании «Роснефть» при поддержке трубопроводной монополии «Транснефть», предполагающий строительство трубы до российского порта Находка, откуда российскую нефть можно будет поставлять как в Китай, так и в Японию. Причем глава «Роснефти» Сергей Богданчиков считает этот маршрут более надежным, поскольку, по его словам, реализация варианта ЮКОСа сделает Москву заложником Пекина, а в случае с Находкой будет выбор.

Пока, напоминают в комитете Госдумы, желающих перехватить инициативу у ЮКОСа в китайском направлении не нашлось. И не найдется до тех пор, пока скандал вокруг ЮКОСа не будет урегулирован и не возникнет определенность с дальнейшими планами компании. Тем временем, директор аналитического отдела российской инвестиционной компании АТОН Стивен Дашевский прогнозирует, что Ходорковский уже никогда не вернется за стол переговоров с иностранными партнерами по поводу строительства трубопровода в Китай и не будет его строить».

  • Дата 02.11.2003
  • Автор Дарья Брянцева, Андрей Соловьев, Анатолий Даценко
  • Напечатать Напечатать эту страницу
  • Постоянная ссылка http://p.dw.com/p/4HDm
  • Дата 02.11.2003
  • Автор Дарья Брянцева, Андрей Соловьев, Анатолий Даценко
  • Напечатать Напечатать эту страницу
  • Постоянная ссылка http://p.dw.com/p/4HDm