1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Глобус

Южная Корея: об уличных ворах и ночных прогулках

15.01.2003

Преступность и проблемы личной безопасности, увы, давно уже стали постоянной заботой жителей больших городов. При этом высокий уровень развития страны вовсе не является гарантией благополучной криминогенной ситуации в мегаполисах. В Германии, например, в одной из наиболее развитых федеральных земель – Северном Рейне-Вестфалии, где и находится Кельн, уровень городской преступности в минувшем году вырос. Впрочем, и среди развитых мегаполисов есть города, где уровень преступности крайне низок. Это относится и к столице Южной Кореи – Сеулу. Причем, статистические данные о спокойной криминогенной обстановке подтверждаются – и это, наверное, самое главное – каждодневными впечатлениями жителей города. Одним из них является и мой коллега Валерий Гуенков, репортаж которого я предлагаю Вашему вниманию.

Сеул, как впрочем и всю Южную Корею, можно смело причислить к разряду мест, наиболее благополучных с точки зрения преступности. Иностранцы часто говорят об ощущении полной безопасности, возникающем у них во время пребывания в южнокорейской столице.

Ходить по Сеулу сравнительно безопасно в любое время дня и ночи. Причем, можно смело заглядывать в любые подворотни в любом районе города без опасения быть ограбленным или избитым уличными хулиганами. Я лично не раз имел возможность убедиться в этом на собственном опыте, возвращаясь поздно ночью от друзей, проживающих в далеко не самых престижных кварталах.

Мало распространено в Сеуле (и в целом в Южной Корее) и уличное воровство. Владельцы магазинов и лавок могут запросто оставить свой товар без присмотра, если им нужно куда-нибудь ненадолго отлучиться. Однажды, забредя в небольшой магазинчик, торгующий компакт-дисками и кассетами, мне пришлось целых 20 минут прождать появления его хозяина. Причем, кроме меня в магазине больше никого не было.

Пример Южной Кореи опровергает широко распространенное мнение о том, что уровень преступности в крупных городах всегда значительно выше, чем в провинции. Сеул никогда не занимает первых строчек в рейтингах наиболее криминогенных регионов страны. И это несмотря на огромную плотность населения - в Большом Сеуле, то есть в столичном округе, проживает около 20 миллионов человек, или более 40% жителей Южной Кореи.

Тем не менее, преступность в Южной Корее всё же существует. В прошедшем году на 100 тысяч человек здесь приходилось около 3 тысяч преступлений. Правда, тяжкие преступления, такие как, например, убийства, разбойные нападения и грабежи, составляют в общем числе правонарушений довольно скромную долю. В Южной Корее в среднем совершается в полтора раза меньше убийств на душу населения, чем, скажем, в Великобритании и в четыре раза меньше, чем в Соединенных Штатах Америки. Убийства происходят в основном на бытовой почве и почти неизменно преподносятся средствами массовой информации как сенсация. Недавно всю Южную Корею потряс случай, когда были обнаружены останки пяти детей, пропавших без вести в 1991 году. Полиции удалось установить, что они были убиты. Это событие в рейтинге самых громких новостей прошедшего года стояло на одном уровне с северокорейской ядерной проблемой.

Тревожной на общем фоне выглядит ситуация с изнасилованиями, количество которых в Корее сравнительно велико – выше, чем в европейских странах, хотя и намного ниже, чем в США. Немало «головной боли» корейским полицейским доставляют и местные воры–домушники. Квартиру одного моего знакомого, живущего на втором этаже, успели обчистить за те полчаса, что он гулял с собакой во дворе. На свою беду он оставил дверь балкона открытой, чем не преминул воспользоваться вор. Так что разумной бдительности в Корее терять тоже не следует.

Определенную роль в том, что Южная Корея относится к числу самых безопасных мест мира, играет наличие разветвленного и довольно эффективного полицейского аппарата, доставшегося стране в наследство от военных диктатур. Однако куда большую роль здесь играет традиционная для корейской этики нетерпимость к воровству и установка на созидательный труд. Стоит также отметить крепость семейных и иных социальных связей, которые обеспечивают высокую степень контроля над индивидом и надежно пресекают социальные отклонения.

Индия: «дымная тележка» или рассказ о стране железных дорог

Около двух недель назад в Индии произошла железнодорожная катастрофа, унесшая жизни 18 человек. Катастрофа эта далеко не единственная за последнее время – подобные события происходят в этой стране довольно часто. Но каждый раз индийцы сообщения об очередной трагедии принимают близко к сердцу. И не только из-за большого числа жертв, но и из-за своего особого отношения к самим железным дорогам. Знатоки страны утверждают: для жителя Индии железная дорога – это не только способ передвижения, но и своего рода культовый символ. Подробности – в репортаже моего коллеги Сергея Строканя, только что вернувшегося из поездки по Индии.

На протяжении веков Индия представлялась европейцам страной чудес. Воображение поражали и памятники материальной культуры, и люди, наделенные сверхъестественной силой и способные, казалось бы, творить невозможное. Например, останавливать собственное дыхание или ходить по раскаленным углям, как это делают йоги. Однако в Индии есть чудеса и другого рода. Одно из сравнительно новых чудес этой древней страны - железные дороги, в этом году отмечающие свое 150-летие.

Первая индийская узкоколейка протяженностью 34 километра была пущена в эксплуатацию в 1853 году, в эпоху британского колониального господства. То, каким чудом должны были казаться индусам в ту пору первые паровозы, маршруты которых порою пролегали среди густых джунглей, отразилось в некоторых индийских языках. К примеру, тамилы - самый многочисленный народ юга страны - до сих пор называют поезд "пухей ванди" - "дымная тележка". И это при том, что "дымную тележку" в Индии сейчас можно увидеть разве что в двух музеях железнодорожного транспорта, расположенных в Дели и Майсуре. Некоторые из их экспонатов поистине уникальны. Например, хранящийся в Делийском музее паровоз The Fairy Queen - как утверждают, старейший паровоз в мире, сохранившийся до нашего времени. И при этом находящийся в отличном рабочем состоянии. Гордостью же Майсурского музея являются часы одной из первых в Индии железнодорожных станций, произведенные в Нью-Йорке в 1889 году. Они до сих пор идут, как ни в чем не бывало.

Между тем, за полтора века своего существования индийские железные дороги стали своего рода "государством в государстве", имеющим собственные технические службы, систему телефонной связи, больницы, колледжи, разветвленный бюрократический аппарат. Это - замкнутая самодостаточная система, которая, казалось бы, способна существовать независимо от жизни, протекающей за окнами железнодорожных вагонов.

В то же время, без железных дорог сегодня немыслимо повседневное существование более чем миллиардного населения Индии – причем как сливок общества и представителей индийского среднего класса, так и тех сотен миллионов, которые живут за чертой бедности. Примечательно, что это единственный вид транспорта, которым пользуются и те, и другие. Потому что на индийских железных дорогах можно путешествовать как с королевским комфортом, так и в спартанских, зачастую экстремальных условиях, когда переполненные поезда берут штурмом, а пассажиры едут не только в вагонах, но и на крышах.

В глубоко мифологическом по своей природе сознании индийцев поезда предстают чем-то неизмеримо б ольшим, чем средство передвижения. Пожалуй, самый необычный индийский поезд – “Palace on Wheels”, “Дворец на колесах». Поездка в нем продолжается несколько дней и имеет своей целью показать туристам достопримечательности штата Раджастан. Поэтому в "пакет услуг" для пассажиров "Дворца на колесах" также входят поездки на слонах, верблюдах, автобусные экскурсии, которые проводятся после того, как поезд приходит в новый город. Оплата в таком поезде посуточная - как в гостинице. Составляет она от полутора тысяч до 2800 рупий в день (т.е. от 30 до 50 долларов). Для Индии, где человек может жить и на сто рупий в месяц, это фантастические деньги. Для иностранца же - сущие пустяки, особенно по сравнению с тем набором услуг, которые предоставляет "Дворец на колесах". В каждом вагоне, отделанном шелком и редкими породами дерева, есть все условия для того, чтобы путешествовать по-королевски. Две ванные комнаты, туалеты, ничем не отличающиеся от тех, которые существуют в пятизвездочных отелях, бар с кондиционером, где можно выпить джину или виски с содовой, вживаясь в образ "британского колонизатора". Предлагаемое меню, состоящее из коронных блюд индийской кухни, таких как знаменитый "тандури чикен", удовлетворит любого гурмана. Самый старый вагон в "Дворце на колесах" был построен в 1889 году. Рассказывают, что в нем в свое время путешествовал сам махараджа...