1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мир

Эхо сталинизма через 50 лет после смерти "вождя народов"

Восточные немцы были прилежными учениками. В своем компактном государстве – по сталинским чертежам – они создали мини-копию сталинской империи со всеми её атрибутами.

default

Москва, 5 марта 2003: у бюста Сталина на Красной площади.

Stalin Demonstration in Moskau

Для иных он и сегодня "живее всех живых"...

Когда 5 марта московское радио объявило о смерти Сталина, осиротевшими почувствовали себя не только его прямые подданные, жители Советского Союза. Боль утраты испытали и здесь в Германии, точнее – в ГДР, государстве, созданном сталинскими архитекторами.

Восточные немцы были прилежными учениками. В своем компактном государстве – по сталинским чертежам – они создали мини-копию сталинской империи со всеми её атрибутами: культом личности руководителей республики, маршами, лагерями для врагов народа, здравницами и жизнеутвержающими песнями о том, что партия всегда права.

Йоханнес Бехер – на смерть "вечно живого"

Stalin in Teheran 1934

Январь 1953-го.

В общем-то, в отличие немцев на западе Германии, которым после двеннадцати лет нацистской диктатуры пришлось заново постигать азы демократии, в ГДР даже особенно переучиваться не пришлось. Схемы и гитлеровской, и сталинской диктатур были примерно одинаковыми. Раньше внимали фюреру, потом почти без перехода стали внимать великому советскому вождю и учителю. В честь Сталина в ГДР тоже слагали песни и стихи. Например, Йоханнес Бехер – на смерть вечно живого.

Речь в произведении всё о том же, о великом вожде и учителе, о его заветах, о безмерном чувстве утраты. В честь Сталина в ГДР не только отливали бюсты и памятники, называли не только площади и аллеи, но и город даже такой был – Шталинштадт.

Славный город Шталинштадт

Через несколько недель после смерти диктатора в его честь был назван новый город рядом с престижной "стройкой коммунизма" - огромным металлургическим комбинатом неподалеку от польской границы. Архитектура этого города напоминает московский Кутузовский проспект. Только дома пониже, и на фасадах не так много колонн. Шталинштадт должен был стать – как обещала официальная пропаганда – "первым социалистическим городом на немецкой земле". В 50-е годы время там как будто остановилось. Уже давно расстреляли Берию. Хрущев выступил на ХХ съезде со своими историческими разоблачениями. Гагарин полетел в космос. А Шталинштадт, город Сталина, все еще оставался Шталинштадтом. И только в ноябре 1961 года его наконец-то переименовали в Айзенхюттенштадт, город доменных печей. Таблички с именем Сталина исчезли. Но разрушить идеализированное представление о диктаторе оказалось не так легко. Вот что говорит один из жителей Айзенхюттенштадта, для которого Сталин раньше был кумиром.

"Мы все были в ту пору членами союза гэдееровской молодежи эф-де-йот, тесно общались с комсомольцами, много читали о Сталине. Он был, по нашему убеждению, великой исторической личностью. Поэтому я считал за честь жить в городе, носившем его имя",

вспоминает Йоханнес Рис. В 1953 году он учился на металлурга-доменщика. На церемонии присвоения городу имени Сталина он играл на фанфаре в оркестре металлургического комбината. Рис стоял в первом ряду, лицом к лицу с лидером ГДР Вальтером Ульбрихтом.

"Первый социалистический город на земле Германской демократической республики получает название Шталинштадт".

Бок о бок с Вальтером Ульбрихтом

Директор домны Карл-Рольф Аренбек в тот день тоже находился рядом с Ульбрихтом. Он сделал несколько фотографий, которые бережно хранит до сих пор.

"Вот это площадь. Здесь все собрались. Доска с названием города была задрапирована тканью. Ульбрихт произнес свою речь. Ткань торжественно сняли, и все увидели надпись – Шталинштадт".

Вообще-то новостройку рядом с металлургическим гигантом собирались назвать в честь Карла Маркса. Но смерть Сталина изменила эти планы.

Еще одной жительнице Айзенхюттенштадта, Эрике Франке, исполнилось 68 лет. В 50-е годы она работала на комбинате в одной из женских бригад.

"Сталин был для меня не так важен. Важнее был первый социалистический город. Я приехала туда через четыре дня после начала строительных работ. На моих глазах вырастал город, вырастал завод. И я этим гордилась".

В городе Сталина не было ни одной статуи вождя

Центральный комитет правившей в ГДР Социалистической единой партии Германии долгое время не мог решиться на окончательное разоблачение культа личности. Но когда решился, все произошло очень быстро. Таблички с названием города, расписание движения поездов, бланки официальных документов поменяли буквально за одну ночь. Бывший архивариус Херберт Хертель вспоминает, как поступили с большим панно на стене универмага в центре города.

"Там была надпись: Шталинштадт - первый социалистический город Германии. И изображение металлурга. Ночью поставили леса. И вместо "Шталинштадт" появилась надпись "Айзенхюттенштадт".

Удивительно, но в городе Сталина не было ни одной статуи вождя. Поэтому сносить ничего не пришлось. Понемногу до жителей Айзенхюттенштадта стала доходить горькая правда о преступлениях сталинского режима.

"Мы не могли понять, как один человек мог подчинить себе такую огромную страну. До этого мы ничего не знали о ГУЛАГе и обо всем прочем. Это было для нас ударом",

рассказывает Йоханнес Рис. Сегодня его уже никак не назовешь сталинистом. Но от своих социалистических убеждений Рис не отказался до сих пор. Он – активист местного отделения ПДС, партии - наследницы гэдееровских коммунистов.

Сталинское наследие в сегодняшней России

Теперь в Германии не осталось ни бюстов Сталина, ни улиц и площадей, названных в его честь. Но научный интерес к одной из величайших фигур прошлого века остался. Феноменом Сталина занимается, например, историк из Потсдама Штефан Кройцбергер. С его точки зрения, сталинское наследие не преодолено до конца и в сегодняшней России.

"Особенно наглядно, - рассказывает Штефан Кройцбергер, - наследие Сталина прявляется в двух сферах. Первая – это великодержавность, роль России, а при Сталине роль Советского Союза как великой державы наряду с Соединенными Штатами после окончания второй мировой войны. Это наследие ощущается до сих пор. Оно проявляется в образе мышления российских политических элит, сформировавшихся в те годы и десятилетия, когда СССР был сверхдержавой, впитавшей в себя это сталинское наследие. Теперь они пытаются его вернуть, оживить".

Провал перестройки в СССР – отголоски все того же сталинизма

Вторым проявлением эха сталинизма Штефан Кройцбергер считает по-прежнему отсутствующее или находящееся в зародышевом состоянии гражданское общество в России. Сталин практически ликвидировал традиционные общественные структуры:

"Это, разумеется, имело соответствующие последствия для структуры общества, - говорит Штефан Кройцбергер. - Ментальность людей сформировалась еще сталинской политикой – определенная летаргия в поведении, стремление свалить ответственность за те или иные решения на вышестоящие инстанции, чтобы не быть наказанным за ошибку, безинициативность".

В оценке Сталина Штефан Кройцбергер идет даже еще дальше:

"Именно сталинское наследие в конечном итоге привело к провалу советского эксперимента в 1989 – 90 годах, то есть горбачевской перестройки".

Историческое совпадение, или Сталин и Гитлер в Вене

В Германии не осталось памятников Сталину. А вот в Вене, например, как это ни парадоксально, до сих пор висит мемориальная доска с его барельефом. На доме номер тридцать по улице Шлоссштрассе в фешенебельном районе австрийской столицы Шёнбрунн. "В этом доме, -написано на доске, - в январе 1913 года жил Иосиф Сталин". Теперь в этом доме пансион. А тогда молодой Иосиф Джугашвили писал здесь для Ленина научный трактат о национальном вопросе. Империя Габсбургов служила для него наглядным пособием. Мемориальная доска была установлена в 1949 году. Это был подарок австрийского правительства к 70-летию Сталина. Тогда Советский Союз был еще оккупационнной державой в Австрии, но и уходя из страны, настоял на том, чтобы в государственном договоре 1955 года была закреплена неприкосновенность советских памятников.

Любопытное историческое совпадение: в январе 1913 года, когда Сталин жил в добропорядочном западном районе Вены, здесь же, только в обнищавшей северовосточной части города, в районе Бригиттенау, в приюте для бездомных прозябал без средств к существованию Адольф Гитлер. Но их пути пересеклись позже.

Контекст