1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Еуропа и Беларусь

Эхо красного террора

28.04.2007

Картель молчания террористов из Фракции Красной Армии дал трещину. Заговорил один из участников нашумевшей в семидесятые годы преступной группировки - Петер-Юрген Боок.

default

В результате некоторые из считавшихся закрытыми дел будут возращены на доследование.

Это убийство произошло тридцать лет назад. Седьмого апреля тысяча девятьсот семьдесят седьмого года генеральный прокурор Зигфрид Бубак был убит в Карлсруэ по дороге в Верховный суд. В его машину стрелял сидевший на мотоцкле сзади террорист из «Фракции красной армии». За то преступление были осуждены на пожизненные сроки, в частности, Кнут Фолькертс, Кристиан Клар и Бригитта Монхаупт. Но кто именно сидел на мотоцикле сзади и стрелял в генерального прокурора так и осталось невыясненным. Террористы на допросах молчали. Считалось, что стрелком был Кристиан Клар, за что, наряду с другими совершенными им терактами, его и приговорили к высшей в ФРГ мере наказания. В настоящее время немецкий президент рассматривает полученное от Клара прошение о помиловании. Как решит глава государства, пока не ясно, он размышляет, но именно в этот момент появились новые данные о преступлении, совершенном тридцать лет назад.

Неожиданно заговорил бывший член «Фракции Красной Армии» Петер-Юрген Боок. В интервью журналу «Шпигель» он уверяет, что стрелял в прокурора Штефан Висневски, а Клар тогда сидел за рулем машины, на которой скрылись преступники. Кнут Фолькертс же, осужденный по этому делу, в то время вообще находился за пределами Германии.

Бывший министр внутренних дел Германии Герхард Баум считает сведения, которыми поделился с журналистами, а до них еще и с сыном убитого прокурора бывший террорист крайне важными:

«Возникает впечатление, что преступники взяли на себя чужую вину. Фолькертс, очевидно, не был участником преступления, но был за него осужден. А вот Висневски участвовал в теракте, а осужден не был. Мне кажется, картель молчания дал трещину. Клятва террористов ничего не рассказывать более не соблюдается.»

Некоторые немецкие политики стали требовать вернуть дело на доследование. Вице-председатель фракции ХДС/ХСС в бундестаге Вольфганг Босбах, в частности, заявил:

«Вопрос: кто стрелял? не может оставаться открытым. Для убийства нет срока давности. А потому это преступление должно быть полностью расследовано.»

Если правда то, что поведал «Шпигелю» бывший террорист Петер-Юрген Боок и что журналисты раскопали сами по себе, то скандал может выйти даже двойной. Во-первых, осудили не тех, а во-вторых, как пишет еженедельник, ведомства по охране конституции и уголовной полиции, оказывается, давным давно об этом знали, но свои знания держали при себе. Еще в начале восьмидесятых годов две арестованые террористки – Верена Беккер и Сильке Майер-Витт дали оперативникам из этих двух спецслужб показания о том, что с мотоцикла стрелял в Бубака именно Висневски, а Фолькертс в тот день находился в Амстердаме. До сих пор, однако, не ясно, передали эти сведения спецслужбы в органы юстиции или нет. Скорее всего, их решили попридержать, чтобы не ставить под удар свою агентуру во Фракции Красной Армии. К тому же, по некоторым сведениям, агенты не были готовы повторить свои показания в суде. А ведь Верена Беккер, например, стала первой из террористов головного звена, которую удалось перевербовать сотрудникам ведомства по охране конституции. Ей, кстати, тоже дали пожизненный срок, но помиловали уже через двенадцать лет. Источник из спецслужбы сообщил, что не хотелось рисковать столь ценным кадром, тем более, что было неясно, можно ли будет использовать её показания в суде. Председатель либеральной СвДП Гидо Вестервелле потребовал провести политическое и юридическое расследования:

«Службы обязаны содействовать раскрытию преступлений, помогать органам юстиции находить виновных, и если этого не происходит, то можно говорить о неправильном поведении с политической и правовой точек зрения.»

С главным немецким либералом в порядке исключения полностью согласен эксперт «зеленой» фракции по вопросам внутренней политики Ханс-Кристиан Штрёбеле:

«Это всё острые вопросы, стоящие перед службами безопасности, но и перед прокуратурой. Такое дело не может остаться без последствий. Но для начала надо знать, когда и какая информация имелась, насколько она была достоверной, и только потом делать выводы.»

Правда, для Кристиана Клара, отбывающего пожизненное заключение, итоги разбирательства никакой роли играть не будут. Его осудили за в общей сложности девять убийств, а для высшей меры достаточно одного. Кнут Фолькертс, уже освободившийся условно досрочно, мог бы потребовать пересмотра дела, чтобы добиться своей реабилитации или, по крайней мере, пересмотра вынесенного ранее приговора, а также, возможно, возмещения моральнрого ущерба. А вот Штефана Висневского могут начать судить еще раз.

На этой неделе генеральная прокуратура Германия снова возбудила против него следственное дело - по подозрению в убийстве Зигфрида Бубака. В восемьдесят первом году Висневского осудили за соучастие в другом убийстве – председателя объединения немецких работодателей Ханса-Мартина Шляйера, которого террористы сперва похитили, а затем казнили. Висневски вышел из тюрьмы условно досрочно восемь лет назад и с тех пор иногда выступает на всяких левацких тусовках в Дюссельдорфе, Гамбурге и Бремене. Два года назад в качестве со-докладчика был на конференции и в Берлине. Где живет – неизвестно, и по некоторым сведениям, на пособие по безработице. Для начала его собираются вызвать в прокуратуру и еще раз допросить.

Непростое решение предстоить принять президенту страны и в отношении просьбы Кристиана Клара о помиловании. Клар отсидел уже четверть века. В начале две тысячи девятого года, отбыв минимальный срок в двадцать шесть лет, он может также как и другие «пожизненные» террористы рассчитывать на условно досрочное освобождение. Но помилование? Это ведь не юридическая процедура, а акт милосердия? Пару месяцев назад адвокат Кристиана Клара подал в юридические инстанции прошение об облегчении условий содержания в тюрьме своего клиента. Пока шло рассмотрение, Кристиан Клар написал приветствие конференции левацких группировок в Берлине, в котором обрушился с резкой критикой на капитадизм, хотя обошелся и без призывов к насильственному свержению режима. В общем, в облегчении условий содержания Клару в начале марта отказали. Адвокат обжаловал отказ ... и вот на днях, в самый разгар дискуссии о том, кто же конкретно стрелял в генерального прокурора, суд-таки пошел на уступки. Впредь осужденному разрешат выходить из тюрьмы на прогулки – хоть и в сопровождении охраны, но без наручников. Позже содержание в тюрьме станет для Клара вообще условным – там он будет только ночевать. А днём сможет осваивать какую-нибудь невоинственную профессию. Главный режиссер столичного театра Берлинский ансамбль Клаус Пейманн предложил ему место практиканта. К работе в театре Кристиан Клар мог бы приступить уже этим летом. Но что будет с помилованием?

Вольфганг Босбах категорически против:

«Он не показывает чистосердечного раскаяния, он не осуждает однозначно преступную деятельность фракции Красной Армии, он по-прежнему отказывается оказать содействие расследованию до сих пор не раскрытых убийств, совершенных «красноармейцами.»

Либеральный Гидо Вестервелле также считает, что облегчение условий содержания в тюрьме не имеет никакого отношения к помилованию Кристиана Клара:

«Преступник, который не демонстрирует раскаяния в совершенных им преступлениях, не может рассчитывать на милосердие».

В общем, общественное мнение немецкого политического класса складывается явно не в пользу помилования Клара. Однако, президент Германии Хорст Кёлер уже не раз доказывал, что это мнение – ему не указ.

Новости «Русского Берлина»

В четверг на этой неделе, когда в Москве президент Путин выступал с посланием федеральному собранию, здесь в Берлине проходила пресс-конференция российских правозащитников. Приехала, в частности, Татьяна Локшина - програмный директор московской Хельсинской группы, председатель информационно-исследовательского центра "Демос":

(Локшина) (аудиофайл)

Заочную просьбу Татьяны Локшиной как буд-то услышали депутаты бундестага, которые в то же самое время обсуждали ситуацию с правами человека в России. Госсекретарь германского МИДа, социал-демократ Гернот Эрлер, в частности, заявил:

«В России есть всё. Есть силы прошлого, привыкшие к авторитарным структурам. Есть новый, быстро разбогатевший истэблишмент, который рассматривает демократию и свободу слова как потенциальную угрозу его положению. Есть часть политического класса, которая громогласно требует признания за Россией великодержавного статуса, но одновременно боится будущего без привычного Путина. Есть, однако, в России и много людей, которые делают ставку на демократизацию и модернизацию России на основе партнерства с ЕС и, в частности, с Германией. И есть представители ангажированного гражданского общества, правозищитных организаций и оппозиционных группировок, которые не поддаются запугиванию и заслуживают нашего глубокого уважения.»