1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Хроника дня

«Это Чечня. Здесь убивают»

С января этого года в Чечне похищены 125 человек. Из них 63 человека были освобождены, восемь найдены убитыми. Еще 45 человек после похищения пропали без вести. Репортаж с пресс-конференции общества «Мемориал» в Москве.

default

На улицах Грозного

Alltag in Tschetschenien Polizist

Чеченские будни

С января этого года в Чечне были похищены 125 жителей республики. Из них 63 человека были освобождены, восемь найдены убитыми. Еще 45 человек после похищения пропали без вести. Эти тревожные цифры привели в четверг в Москве правозащитники из общества «Мемориал». При этом, власти Чечни заявляют, что ситуацию с похищением людей в республике удалось переломить. Впрочем, президент Чечни Алу Алханов признал, что «проблему нельзя считать решенной окончательно, пока есть хотя бы один факт похищения или пропажи без вести человека». Положению в Чечне была посвящена и пресс-конференция в Москве, на которой представители «Мемориала» представили свой ежегодный доклад о ситуации в кавказской республике.

«Среди похитителей – официальные лица»

Russische Soldaten in Tschetschenien Panzer

Российские солдаты в Чечне

Положение жителей Чечни в очередном докладе, обнародованном сегодня правозащитным центром «Мемориал», оценивается по трем большим направлениям. Говоря о жизни в самой республике, редактор доклада Светлана Ганнушкина глубоко усомнилась в наступлении мира. И главное, что это подтверждают власти страны, которые до сих пор именуют Чечню территорией, где проводится контртеррористическая операция. Это же объяснение в последнее время стало прикрытием того беспредела, который устаивают силовики. Светлана Ганнушкина заявила, что есть доказательства причастности властей к похищению людей в Чечне:

«Три случая, когда мы твердо можем сказать, что похитителями были официальные структуры. В двух случаях - какие именно. И мы видим, как ведется следствие. Что это за «черная дыра», где от момента задержания до момента выдачи обожженного трупа неизвестного лица неизвестно, что происходит!».

Амнистия боевиков: на словах - и в действительности

Лидия Симакова, которая является соавтором и составителем доклада, отметила только один момент. Амнистия боевиков как средство остановить бойню, по её мнению, проходит в Чечне совершенно не так, как должна проходить. После первого этапа стало очевидно: людям, спустившимся с гор, совершенно нечем заняться. Но и это не все. Многие из тех, кто не попал в отряды Рамзана Кадырова, были похищены или убиты. Вторая волна, провозглашенная сейчас, может пройти по тому же сценарию, считает Симакова:

«Господин Патрушев говорит: ну все, Басаева нет, вы сдавайтесь, мы о вас позаботимся. Далее Алханов и Кадыров заявляют: сдавайтесь, будет гораздо лучше. Что это значит - абсолютно непонятно. И реально амнистия провозглашена не была. Дума этим вопросом еще у нас не занималась».

Оброк имени Кадырова

Achmad Kadyrow Tschetschenien

Ахмад Кадыров

Второе направление – это государственное устройство в Чечне. В докладе отмечается, что даже чиновники и госслужащие, чтобы жить и работать, сегодня вынуждены давать взятки. И этому есть доказательства. Светлана Ганнушкина назвала это «коррупцией» и во главе этой «пирамиды» поставила Рамзана Кадырова:

«В Чечне дикая открытая коррупция. В «Мемориал» обратились пожарные с жалобой, что господин Кадыров собирает с них оброк, который непосилен. Они согласны платить, сколько раньше платили, но просят, чтобы «Мемориал» объяснился с Кадыровым и попросил, чтобы он не увеличивал эту мзду. Потому что они не справляются».

Составитель доклада Лидия Симакова была более жесткой в оценках этого явления. Она назвала это «рэкетом». При этом действующие лица никак не поменялись. Все тот же Рамзан Кадыров, по словам Симаковой, собирает деньги в «общаг», которым стал благотворительный фонд имени его отца:

«Фонд имени Ахмада-Хаджи Кадырова, покойного, как принято выражаться - первого президента Чеченской республики, финансируется за счет установившейся в Чечне системы вертикального рэкета. Абсолютно все жители Чечни, которые имеют хоть какой-то доход - в первую очередь, официально работающие - платят определенный процент от своего дохода в этот фонд. И любой начальник обязан собрать со своих подчиненных «добровольное» пожертвование».

«Добро пожаловать в ад!»

Tschetschenische Flüchtlingskinder in einem Camp in Sleptovskaia, Russland

Палатка чеченских беженцев в одном из российских населенных пунктов

Наконец, третье направление, которое выделено в докладе, - это чеченцы за пределами республики. В докладе приводится множество примеров, когда чеченцев выгоняли с работы, устраивали травлю, наконец, лишали жилья. В частности, рассматривается ситуация с лагерями беженцев. При этом все меньше людей хотят возвращаться в Чечню, потому что, как сказала Светлана Ганнушкина, здесь убивают:

«Добро пожаловать в ад!» - такой сейчас можно поместить лозунг. А доклад можно было назвать так: «Это Чечня. Здесь убивают».

Авторы доклада также обратились к западным странам: «Если к вам будут проситься жители Чечни, пустите их, потому что в России им жизни нет».

Контекст