1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия из первых рук

Этническое происхождение - футболисту не преграда

29.06.2006

Пока в Германии кипят футбольные страсти, немецкие политики в спешном порядке готовят нам сюрпризы.

default

Правящая коалиция пытается ещё окончания чемпионата мира и парламентских каникул договориться о реформе системы здравоохранения. Согласован и уже утверждён Бундестагом и новый закон против дискриминации. Кого он защищает? Вот об этом мы сегодня и поговорим. А потом плавненько перейдём к футболу. На очереди - портрет нападающего сборной Германии Мирослава Клозе. Но сначала - закон против дискриминации. Приблизит ли он нас к идеалу, о котором поют Пол Маккартни и Стиви Уандер? Звучит красиво: все люди равны, наступает золотой век абсолютной гармонии:

Закон против дискриминации

Вообще-то закон против дискриминации надо было принять давно. Это предписывают директивы Евросоюза. Да и кто возьмётся оспорить основные положения закона? А звучат они так: никто не должен подвергаться дискриминации из-за своего этнического происхождения, расы или пола. Это понятно, это основополагающие права человека. Но Евросоюз расширяет каталог: никто не должен подвергаться дискриминации из-за своей религиозной принадлежности, мировоззрения, физических недостатков, возраста или сексуальной ориентации. Ну, например, если человека не приняли на работу по одной из этих причин, он может обратиться в суд. Почему же в Германии процесс обсуждения, согласования и принятия закона затянулся на добрых три года? А потому что немцы, как всегда, хотели всё разложить по полочкам, а ещё доказать, что они политически даже более корректны, чем политкорректный Евросоюз. В частности, изначально немецкий проект закона против дискриминации предусматривал, что для обращения в суд достаточно одного только подозрения, что вы подверглись дискриминации. А потом уж дело работодателя доказывать, что он не расист, не женоненавистник и не гомофоб. Потом всё-таки здравый смысл восторжествовал, и окончательный вариант закона предусматривает, что на суде вы должны представить хоть какие-то, пусть и косвенные, доказательства факта дискриминации. Поэтому эксперт Немецкого Союза против дискриминации адвокат Клаус Аленфельдер советует:

«Если, например, в ходе собеседования работодатель или менеджер по кадрам говорит: всё это очень мило, что вы мне тут рассказываете, но, знаете, мы на эту должность женщин не берём, не женское это дело… Да-да, как ни странно, даже в наши-то дни находятся люди, которые не только так думают, но и прямо это говорят. В таком случае я рекомендую тут же, по возможности дословно записать это высказывание с указанием времени и свидетелей, если они есть. И можно обращаться в суд».

В Германии споры разгорелись вокруг того, кто же может обращаться в суд. В директивах ЕС это точно не прописано, а вот в немецком варианте закона такое право предоставляется не только частным лицам, которые считают, что они подверглись дискриминации, но и профсоюзам и представителям трудовых коллективов. Критики закона во главе с представителями работодателей уверены, что это вызовет целую лавину процессов. Ну, представьте себе, профсоюзный лидер хочет прослыть борцом за справедливость и права маленького человека. Новый закон против дискриминации открывает ему для этого широкие возможности. Министр по европейским делам федеральной земли Северный Рейн - Вестфалия Михаэль Бройер предостерегает:

«Мы уверены, что это приведёт к дополнительным бюрократическим препонам. Особенно трудно придётся малым и средним предприятиям. Поэтому мы считаем, что нет никакого смысла дополнять директивы Евросоюза какими-то особыми немецкими инструкциями».

И вообще, что рассматривать как дискриминацию? Эксперты Немецкого Союза против дискриминации толкуют действие закона очень широко. Например, они требуют, чтобы заявления о приёме на работу подавались анонимно, то есть, без фотографии, без указания даты рождения и даже без имени и фамилии. Ведь имя и фотография указывают на половую и этническую принадлежность. Адвокат Клаус Аленфельдер аргументирует так:

«Зачем менеджеру по кадрам знать, мужчина вы или женщина, сколько вам лет, как вы выглядите и так далее? А затем, что он по этим критериям проводит предварительный отбор, то есть, занимается дискриминацией. К делу это отношения не имеет. Единственное, что важно - это квалификация кандидата. Поэтому во многих странах, например, в США, давно уже вошло в обычай подавать заявления о приёме на работу анонимно: без фотографий, без указания возраста и так далее».

Всё это пока касается трудовых отношений. В частной жизни директивы Евросоюза защищают от дискриминации только по признакам этнического происхождения, расы и пола. Но и тут немецкие законодатели пошли дальше. Критерии религиозной принадлежности, мировоззрения, физических недостатков, возраста или сексуальной ориентации они распространили и на частную жизнь. Ну, например, человек хочет снять квартиру. Хозяин квартиры не может ему отказать только на том основании, что он плохо относится к гомосексуалистам, атеистам или инвалидам. Это касается и других аспектов будничной жизни, например, обслуживания в ресторане или выдачи кредитов в банке. Придётся проверять на предмет соответствия новому закону договоры о страховании жизни и так далее. Критики закона уже сейчас изощряются в выдумывании абсурдных ситуаций. Ну вот, что делать редактору консервативной католической газеты, если к нему на работу нанимается прекрасный журналист, который, однако, и не скрывает, что он атеист и коммунист? С другой стороны, никто и не сомневается, что на практике мало что изменится, что все заинтересованные стороны найдут вполне политкорректные лазейки и отговорки. Ксенофоб, как и раньше, откажется сдавать квартиру мусульманину, а мусульманин - ортодоксальному еврею. Правда, для этого они найдут какой-нибудь вполне невинный предлог. Работодатель, как и раньше, не возьмёт себе в секретарши многодетную мать, сославшись на то, что она не сможет сопровождать его в заграничных командировках. Однако смысл нового закона заключается в том, чтобы все они понимали: они совершают акт дискриминации, они нарушают закон. Лидер фракции «Зелёных» в Бундестаге Фолькер Бекк формулирует это так:

«Никто ведь и не тешит себя иллюзией, что дискриминация исчезнет в одночасье, по мановению волшебной палочки. Но закон против дискриминации - это важный общественно-политический сигнал».

Иными словами, закон теперь есть. Он декларирует равные шансы для всех, вне зависимости от этнического происхождения, расы, пола религиозной принадлежности, мировоззрения, физических недостатков, возраста или сексуальной ориентации. Остаётся только претворить благие намерения в реальную жизнь.

«Джёрманс» - «Немцы» называется эта вот дурашливая песенка дурашливой немецкой группы под дурашливым названием «Мундштуль». Точно перевести его я даже не берусь, «Мундштуль» это то ли «стул во рту», то ли «оральный лифт», то ли вообще «словесный понос». Слова тоже дурашливые: на ломаном английском языке ребята поют, что мы умейт играйт бессерее, то бишь, лучшее всех. А ещё «Джёрманс» бессерее всех, потому что в «Джёрмени» можно в пивных «смокать», то бишь, курить. И, только представьте себе, какой интенсивности набрал футбольный угар в Германии, если вот эта тарабарщина, едва прозвучав, тут же начала штурмовать хит-парады. Пока, правда, она на 35-ом месте. Но давайте рассматривать это просто как пародию на футбольный патриотизм. А вот никаких пародий или шуток по адресу нападающего сборной Германии Мирослава Клозе, пожалуйста, не надо. Поздно, немецкие болельщики уже внесли его в список своих любимцев. Вот и давайте познакомимся с ним поближе:

Мирослав Клозе штурмует футбольный олимп

Знакомьтесь. Фамилия - Клозе, имя - Мирослав, прозвище - Миро. Рост - 182 сантиметра, вес - 74 килограмма. Дата рождения: 9-ое июня 1978-го года. Место рождения - польский город Ополе. Родной язык - немецкий, но говорит и по-польски. Профессия - плотник. Увлечения - теннис и рыбалка. Семейное положение - холост. А теперь давайте расшифруем эту краткую биографическую справку. Мирослав Клозе вместе с родителями приехал в Германию, когда ему было восемь лет. Семья поселилась в деревне Блаубах-Дильдорф, где всего-то 800 жителей. Это сейчас вся деревня гордится своим знаменитым земляком, а тогда мальчишки считали его чужаком и обзывали «поляком». Немецкого языка Мирослав не знал, из-за этого в школе его оставили на второй год. Школу он закончил с грехом пополам, и, по совету родителей, пошёл учиться на плотника. Зато Мирослав Клозе блистал на футбольном поле. Уже в 1999-ом году он начал играть за Кайзерслаутерн в бундеслиге. Бывший игрок национальной сборной Ганс-Петер Бригель вспоминает:

«Да сразу было видно, какой он талантливый парень. Через три или четыре игры его уже ввели в основной состав. Он уже тогда классно играл».

Играл Миро так классно, что ему тут же предложили место в сборной… Польши, благо, у него было двойное гражданство. Но он отказался, потому что уже считал себя немцем. И в 2001-ом году его включили в состав сборной Германии. В первой же игре Мирослав Клозе забил гол в ворота албанцев:

«Тогдашний тренер сборной Руди Фёллер просто швырнул меня в холодную воду и сказал: не тушуйся. Я тогда хотел переломить игру, сам забить или дать хороший пас - и у меня получилось».

Вот, с тех пор и получается. На чемпионате мира 2002-го года в Японии и Южной Корее Мирослав Клозе уже стал звездой международного класса. Комментаторы захлёбывались от восторга:

Пять голов в том чемпионате, второе место в мире в составе сборной Германии, но головокружение от успехов так и обошло Мирослава Клозе стороной. Он терпеливо раздаёт автографы, и даже не обижается на журналистов, когда они лезут к нему с дурацкими вопросами. Вот, например, перед игрой с Польшей на этом чемпионате кто-то вдруг вспомнил о его польском происхождении:

«Да, вы правы, для меня это наверняка будет очень эмоциональная игра, потому что я родился в Польше и говорю по-польски. Поэтому для меня это действительно особая игра. Но всё равно я настроен только на победу».

Забить в той игре Мирославу Клозе так и не удалось. На последних минутах победу вырвал вышедший на замену нападающий Оливер Невилль. Зато Клозе блистал в других матчах. Если верить спортивным газетам, то после чемпионата он уже не будет играть за бременский «Вердер». За него уже торгуются за кулисами самые богатые и именитые европейские клубы. Сам Клозе все эти домыслы о переходе в другую команду отвергает. «Вот выиграем чемпионат, тогда и поглядим», отнекивается он, и признаётся:

«Я частенько просыпаюсь ночью и думаю: неужели всё это правда? Ущипну себя за щёку, оказывается, так и есть, всё правда».

А ещё говорили, что немцы играть не умеют, потому что музыка у немцев всё маршевая. Другое дело - бразильцы, у них огонь, темперамент, у них самба. Но вот и немцы решили научиться. Вот эта самба с элементами хип-хопа молниеносно выскочила на 18-ое место в хит-парадах. А у меня на сегодня всё.

Эту передачу мне помогли подготовить Дафне Антохопулос и Феликс Манзель.