Этика и безнес: насколько они совместимы? | Рынок и человек | DW | 14.10.2005
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Рынок и человек

Этика и безнес: насколько они совместимы?

12.10.2005

Сегодня мы поговорим о бизнесе и этике. В глазах многих коммерция с моралью несовместима, однако практический опыт наиболее развитых стран говорит об обратном: моральные ценности становятся всё более важной составляющей частью экономической жизни. Почему так происходит и в какой форме отражается на деятельности компаний, нам объяснит немецкий профессор, а затем председатель одного из российских предпринимательских союзов поразмышляет о том, в какой мере современная Россия продвинулась в вопросах бизнесэтики.

Итак, тема заявлена, и мне остаётся только передать микрофон автору сегодняшней передачи Марине Борисовой.

Бизнес и этика… Для многих это - два взаимоисключающих друг друга понятия. Ещё древнеримский философ Цицерон ограничился утверждением, что большая прибыль делается большим обманом. Однако сегодня эта аксиома звучит всё более спорно. Цивилизованная экономика, сформировавшаяся в развитых странах, требует от предпринимателей цивилизованного подхода к ведению бизнеса. По сути, цель их деятельности осталась прежней, но появилась весомая оговорка: большая прибыль, но не любыми средствами.

ВИЛАНД: Думаю, история уже не раз доказывала, что без моральных принципов и стандартов, без общепризнанных ценностей и манер поведения не может существовать ни одна преуспевающая экономика.

Идея Йозефа Виланда, профессора Института ценностного менеджмента из города КОнстанца на юге Германии, кажется ясной и в какой-то степени даже банальной. Однако за этим общим тезисом на самом деле скрыто глубокое содержание. Профессор Виланд уже на протяжении многих лет занимается вопросом, который и стал темой сегодняшней передачи. А именно: какую же роль играют моральные ценности в экономике? Попробуем наиболее доступно изложить основные выводы, к которым пришёл немецкий ученый.

На языке экономистов моральные ценности являются неформальным институтом. Это некий неосязаемый актив, обращение с которым не прописано буквой закона. Однако такая особенность не преуменьшает их значения для бизнеса. Например, именно моральные факторы существенно влияют на размер трансакционных издержек.

Вот и прозвучал термин, играющий ключевую роль в теории профессора Виланда.

ВИЛАНД: Трансакционные издержки – это издержки, которые возникают, когда компания внедряет новый продукт или выходит на новый рынок. Если компания пользуется хорошей репутацией и слывёт надёжным партнёром, то это ведёт к снижению трансакционных издержек.

К трансакционным относятся издержки, связанные с поиском партнеров, с завязыванием деловых контактов, с подготовкой сделки, с налаживанием диалога с местной властью и с содержанием филиала.

Моральные факторы могут либо увеличить, либо уменьшить эти издержки. Если, к примеру, предстоит вести бизнес в стране с высоким уровнем коррупции и непрозрачной экономикой, то объемы трансакционных издержек могут даже поглотить всю экономическую выгоду от намечающейся сделки. В свою очередь, компании, выпускающей, скажем, продукты питания и ещё не доказавшей свою безупречную репутацию, при выходе на новый рынок придётся значительно потратиться на доработку своего имиджа, то есть на PR, на рекламу, на маркетинг. Выходит, нужны механизмы, способные сформировать «моральный облик» предприятия.

Наборы таких механизмов содержат различные программы, получившие название «Ethik Management Systems». Рассказывает профессор Йозеф Виланд.

ВИЛАНД: Речь идет об управлении на предприятии - менеджменте и контроле. В результате внедрения этих систем можно добиться трех конкретных вещей. Во-первых, они предоставляют предприятию и его сотрудникам защиту от правовых ошибок. Во-вторых, они обеспечивают хорошую репутацию предприятию в глазах клиентов, поставщиков, государства, сотрудников и всех держателей акций. И, в-третьих, они дают фирме возможность мобилизовать все свои ресурсы, не только финансовые, но также человеческие и организационные.

Внедрение такой системы на предприятии состоит из четырех важнейших этапов.

ВИЛАНД: На первом этапе необходимо прописать и кодифицировать ценности, которые являются приоритетными для компании и которыми непременно следует руководствоваться при ведении бизнеса. Они должны быть обсуждены с персоналом и с менеджерами. Это необходимо сделать для того, чтобы всем было понятно, каковы ценности у данного предприятия.

Определившись в ходе общей дискуссии с ценностными ориентирами, необходимо тут же всё оформить на бумаге. То есть составить некий свод правил поведения или кодекс этики, как его называют в западных компаниях. На двух последующих этапах предстоит удостовериться, что выбранные ценностные ориентиры действительно важны именно для данной компании, а в заключение, на четвертом этапе, надо создать структуру, которая отвечала бы за соблюдение утверждённого кодекса. Здесь необходимо отметить, что при выработке таких кодексов непременно придётся учитывать страновые или региональные особенности. Так, на сегодняшний день сформировались две основные школы деловой этики – американская и европейская.

ВИЛАНД: В американском контексте предпринимательская этика, бизнес-этика, больше связана с правовой стороной. В переводе с английского « Compliance Ethik» означает не «этика», а «стандарты поведения», под которыми, прежде всего, подразумеваются правовые стандарты. В Европе же речь идет в основном о культурном аспекте – культуре предпринимательства. Это первое отличие. Второе заключается в том, что американские фирмы на протяжении многих лет имеют специальные отделы, которые заняты реализацией программ по экономической этике. В Европе этими вопросами занимаются самые разные отделы. Так, к примеру, в Европе корпоративная социальная ответственность тоже относится к предпринимательской этике. Вот два основных отличия.

После того, как мы немного разобрались с теорией, попытаемся понять, каким образом этика «работает» на практике.

Итак, совершенно очевидно, что мораль в современном понимании становится неким дополнительным ресурсом предприятия. К примеру, в таком вопросе, как управление кадрами, в условиях глобальной конкуренции уже недостаточно одного только использования экономических, финансовых стимулов. Чтобы удержать фирму на уровне современных информационных и коммуникационных технологий, компании необходимо научиться влиять на персонал с помощью культурных и нравственных ценностей. Всё более важную роль эти ценности играют также во взаимоотношениях с партнерами, клиентами, посредниками, наконец, с самим обществом. Приведем еще два примера значения морали для современной предпринимательской деятельности.

В наши дни любой производитель сигарет должен суметь доказать потребителям, что его продукт не только отвечает их представлениям о надлежащем качестве и соразмерной цене, но и дополнительно убедить их в том, что производство сигарет является морально легитимным. А для этого надо постоянно доказывать, что, несмотря на очевидные издержки – а таковыми являются заболевания, повышенная инвалидность и смертность среди курильщиков, его продукт, в конечном счёте, вносит положительный вклад в благополучие общества, поскольку, например, обеспечивает отдельным его членам индивидуальную свободу выбора.

А вот – второй пример, связанный с такой неоднозначной с моральной точки зрения проблемой, как использование детского труда.

Текстиль и одежда нередко производятся в тех странах, где детский труд, хотя формально и запрещен, однако на самом деле остается реальным фактом. Западная фирма, закупающая текститль в таких странах, должна быть готова к тому, что ее обвинят в бессовестной эксплуатации детей. Следовательно, необходимо ответить на вопрос, нарушает ли местный партнёр западной фирмы, использующий детский труд, международные стандарты прав человека. Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо рассмотреть сквозь призму этического кодекса сразу несколько аспектов. К примеру, до каких пор человека можно считать ребенком? Следует ли придерживаться западных представлений о возрастных границах или же необходимо учитывать местные традиции? Другой аспект: Какие экономические последствия имел бы разрыв трудовых отношений с ребенком для самого ребенка? К тому же западной компании в соответствии со своим собственным кодексом предстоит взвесить возможные экономические минусы от прекращения сотрудничества с партнером, использующим детский труд.

Как видим, спектр проблем, которые решаются на предприятии с помощью программ «Ethik Management Systems», весьма широк. Исследования учёных и имеющийся практический опыт уже доказали, что моральные ценности эффективно работают на экономику Запада, повышая конкурентоспособность её предприятий в условиях глобализации. А как обстоят дела с деловой этикой в России? В какой мере моральные ценности и моральные ориентиры вырабатываются и приживаются в стране, которую ещё совсем недавно на Западе называли страной «дикого капитализма»?

Россия еще не стала в классическом смысле рыночной страной, потому что не все процессы завершены и доведены до логического конца. Это накладывает отпечаток и на этические нормы, в том числе и на ведение бизнеса. В России, например, традиционно сильны такие особенности ведения бизнеса, как устоявшиеся связи между предпринимателями и чиновниками.

… говорит Александр Пляцевой, президент Ассоциации торговых компаний и товаропроизводителей электробытовой и компьютерной техники РАТЭК. Этот отраслевой предпринимательский союз одним из первых в России стал разрабатывать вопросы бизнесэтики. Взяточничество, о котором, по сути дела, говорит Александр Пляцевой, несомненно, важная, но не уникальная особенность России – подобное встречается и в других странах. Гораздо больше многих западных предпринимателей тревожит столь характерный именно для российского делового сообщества низкий уровень договОрной культуры. Иначе говоря, в России по-прежнему не работает правило цивилизованного бизнеса: «Что написано пером, то не вырубить топором». Александр Пляцевой считает, что корень проблемы следует искать на государственном уровне.

ПЛЯЦЕВОЙ: Очень больна судебная система. Если мы видим критерий цивилизованной страны, то есть разделение власти, и судебная власть стоит отдельно, то в нашем случае, в Российской Федерации, судебная система пока не оформилась как система, которая принимает объективные решения. И она очень сильно завязана на финансовой стороне вопроса. В этой связи, безусловно, прав не тот, кто прав, а прав тот, у кого больше ресурсов и возможностей. Исходя из этого, конечно, договорная система страдает, потому что в полной мере не защищена, то есть не имеет судебной защиты.

В этой ситуации, казалось бы, для России наиболее перспективной была бы ориентация на американские этические стандарты, которые делают основной упор на правовых вопросах. Однако наметившиеся тенденции говорят об обратном, указывает президент ассоциации РАТЭК.

ПЛЯЦЕВОЙ: Правовой аспект, такой, как в США, я думаю, не скоро реализуется у нас в стране. Всё-таки объективные сложности для этого есть. Поэтому я думаю, это все же будет больше культурным элементом. Европейская модель более приемлема для российского бизнеса.

Впрочем, России есть из чего выбирать: в международном бизнесе действуют уже более 200 этических стандартов.

Скорее всего, будет перениматься опыт западных коллег, и на базе этого они будут дорабатываться. В этом направлении много работы уже проводится, момент именно только в том, что не до конца востребовано это бизнесом. Пока нет еще ярко выраженного стремления, чтобы бизнес был этичным.

… с сожалением отмечает Александр Пляцевой. Однако, несмотря на то, что у абсолютного большинства российских компаний тема «этика в бизнесе» не стоит на повестке дня, положительные сдвиги все же есть.

ПЛЯЦЕВОЙ: Социальная ответственность бизнеса – это тема последнего шквала конференций. Безусловно, именно в этом направлении подталкивают бизнес – к решению многих социальных вопросов. И надо сказать, что многие предприятия меняют свое отношение сейчас к этому вопросу. И чем крупнее предприятие, тем более активно оно меняет свою политику, и в плане легализации зарплат. Это проблема до сих пор сохраняется в Российской Федерации, и в плане социальных программ. Безусловно, это происходит. Вопрос: как быстро, сколько для этого нужно времени - этот вопрос открыт, но то, что именно в этом направлении движется предпринимательская и правительственная мысль, вы правильно подметили.

На вопрос, сколько времени может уйти на внедрение в российский бизнес моральных принципов и этических стандартов,

Йозеф Виланд, профессор Института ценностного менеджмента из города КОнстанца, отвечает так:

Из опыта Германии видно, что этот процесс длится долгие годы. Не стоит ждать быстрых результатов, хотя первые из них могут появиться и через три-четыре года. Какое развитие получит этот процесс на макроуровне, я не знаю, мы не имеем такого опыта. Результат, возможно, будет заметен только через целое поколение.

Подводя итоги, можно сказать, что «мораль» нашего репортажа такова: этика и бизнес – понятия родственные. Это, безусловно, вызов для большинства компаний в странах с переходной экономикой. Однако для тех, кто по-прежнему считает, что «главный фактор успеха компании – деньги», а не человеческий фактор и связанные с его использованием моральные принципы, недооценка предпринимательской этики в 21 веке может стать фатальной.

Вот и подошёл к концу сегодняшний «бизнесо-этический» выпуск радиожурнала „Рынок и человек“, подготовленный Мариной Борисовой.