1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа

Эстонский министр: Я не знаю жителя Эстонии, который хотел бы жить в России

Грозит ли Эстонии сепаратизм как на Украине? Что нужно для интеграции русскоязычного меньшинства? На вопросы DW ответил министр образования и науки Эстонии Евгений Осиновский.

Мост через реку Нарва на границе России и Эстонии

Мост через реку Нарва на границе России и Эстонии

Министр образования и науки Эстонии Евгений Осиновский - самый молодой член правительства страны, он родился в 1986 году. Кроме того, он - единственный русскоязычный министр в правительстве. Правда, сам Осиновский считает себя "эстонцем русского происхождения". А родных языков у него два: русский и эстонский. В интервью DW министр объяснил, что нужно для интеграции русскоязычного меньшинства в Эстонии, и дал оценку отношениям с Россией.

DW: Российские самолеты нарушают воздушное пространство Эстонии. В штаб-квартире НАТО считают, что если Москва решит испытать альянс на готовность защищать своих членов союза, то начнет агрессию с вашей страны. Насколько плохи отношения между Россией и Эстонией?

Евгений Осиновский: Нарушения воздушного пространства происходят годами, вполне регулярно. Это нарушение международных законов, и мы об этом сожалеем. Но ничего нового для нас в этом нет. Мы знаем, как на это реагировать. Что касается общей безопасности, то благодаря союзникам по Евросоюзу и НАТО мы чувствуем себя защищенными. Но ситуация вызывает беспокойство, и не только для Эстонии, но и для всего мира, особенно для Европы.

Евгений Осиновский

Евгений Осиновский

События последнего года беспокоят всех в мире, но особенно остро ощущаются здесь, на границе с Россией. Но я бы не сказал, что угроза направлена исключительно против Эстонии, это угроза для всей европейской системы безопасности. Мы, со своей стороны, сделали все возможное для охраны наших границ, укрепления нашей обороноспособности. Но обстановка напряженная.

- В Эстонии довольно большое русское меньшинство - около 25 процентов. Реагирует ли это меньшинство на политический кризис на Украине и если да, то как?

- Вне всякого сомнения, развитие событий на Украине оказало сильное влияние на политическую дискуссию в Эстонии. Для представителей всех этнических групп на первый план вышел вопрос безопасности. Конечно, есть различия в том, как рассматривает этот вопрос эстонское и русскоязычное население. Но я совершенно не согласен со сравнениями, которые иногда проводят с положением на северо-востоке Эстонии и некоторыми частями Украины. Я не знаю ни одного жителя Эстонии, который предпочел бы жить в России.

В общем и целом каждый, кто живет в Эстонии, чувствует, что это его дом. И мы пытаемся улучшить жизнь в этом доме. Не обходится и без проблем с интеграцией. Но мы делаем все возможное, чтобы и русскоязычное меньшинство чувствовало себя дома. Конечно, как и в любой стране, у нас идут споры о том, как лучше этого добиться. Но мы движемся в верном направлении.

- Я полагаю, вы имеете в виду лиц без гражданства, людей с "серыми паспортами", это без малого 100 тысяч человек. Что надо сделать, чтобы они захотели стать гражданами Эстонии?

- Начнем с того, что многие из тех, у кого "серые паспорта" или даже российское гражданство - это абсолютно лояльные интегрированные люди в эстонском обществе. Гражданство - это, с одной стороны, символический, а с другой - прагматический выбор. Например, российские граждане и лица без гражданства могут свободно ездить как в Россию, так и в страны Шенгена. Это для многих облегчает жизнь.

Однако число лиц без гражданства нас беспокоит. Новое правительство уже приняло поправки в закон о гражданстве. Теперь их должен утвердить парламент. Эти поправки автоматически предоставляют эстонское гражданство детям родителей, у которых нет гражданства. Мы облегчим получение гражданства и для людей старше 65 лет. Им не надо будет сдавать письменный экзамен по эстонскому языку.

- Насколько толерантно общество в Эстонии? Вы лично подверглись недавно нападкам со стороны одного из министров из-за вашей этнической принадлежности.

- Он говорит, что имел в виду не этническую принадлежность, а происхождение. Можно поспорить, где здесь разница. Но дело не в личностях. Для меня важнее более широкая дискуссия о толерантности. И речь идет о равном отношении не только к людям различного этнического происхождения, но и к людям с ограниченными возможностями, людям различной сексуальной ориентации. К сожалению, приходится признать, что ситуация в эстонском обществе хуже, чем хотелось бы.

Понимаете, за последние 20 лет перемены в Эстонии шли чрезвычайно быстро. Все общество изменилось. Во многих областях мы - одна из самых развитых стран мира, например, что касается электронного правительства и других нововведений. Но вот система ценностей, к сожалению, меняется гораздо медленнее.

Мы много спорим об этом. В частности, был принят закон "О сожительстве" (согласно закону, однополые пары теперь смогут официально регистрировать партнерство. - Ред.). И в интеграции русскоязычного меньшинства нам еще предстоит долгий путь.

- Языковая инспекция при вашем министерстве недавно решила убрать двуязычные таблички с названиями улиц там, где они сохранились. Вписывается ли это в ваше понимание толерантности?

- Ничего нового в этом нет. Инспекция действует на основании закона. Ничего противозаконного тут нет. В то же время, можно спросить, а что плохого, если эстонские названия написаны и кириллицей? Лично я уверен, что когда речь идет об интеграции, надо действовать не запретами и наказаниями, лучше использовать положительные методы, повышать заинтересованность людей. Но это давние споры. Я только хочу сказать в заключение: на фоне того, что происходит в Европе, задача интеграции русскоязычного меньшинства остается для Эстонии первоочередной.

Смотреть видео 02:12

Немецкий бизнесмен предпочел Китаю Эстонию

Аудио- и видеофайлы по теме