1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Тема

Эрфуртская трагедия

С того дня, как в Эрфуртской гимназии имени Гутенберга 19-летний ученик застрелил 16 человек, а затем покончил с собой, прошло трое суток.

default

Германское общество отреагировало на трагедию глубоким шоком, из которого не вышло до сих пор. События в Эрфурте и их последствия остаются центральной темой сообщений большинства немецких средств массовой информации.

Сегодня утром преподаватели и ученики гимназии имени Иоганна Гутенберга в Эрфурте почтили минутой молчания память жертв трагедии, случившейся в прошлую пятницу. Траурные церемонии прошли и в других школьных учреждениях по всей Германии. Напомню, что 26 апреля 19-летний Роберт Штайнхойзер, исключённый из Эрфуртской гимназии в начале нынешнего года за неуспеваемость, застрелил во время занятий 16 человек, после чего лишил жизни и себя. До этого самый крупный по числу жертв подобный случай произошёл около 40 лет назад, летом 1964 года, в одной из кёльнских школ. Психически больной 42-летний мужчина, вооружённый самодельными огнемётом и копьём, убил десять учителей и школьников.

Сегодня в немецких СМИ чаще других звучат два вопроса: как могло произойти подобное и что необходимо сделать, чтобы оно больше не повторилось? Разобраться в этом стараются журналисты, политики, представители полиции, эксперты-психологи... Ужесточить закон, регламентирующий приобретение, содержание оружия и обращение с ним, запретить культивирующие насилие фильмы ужасов, боевики и компьютерные игры, обеспечить безопасность в немецких школах вплоть до использования в них систем видеоконтроля - вот лишь несколько главных «оргвыводов», предложенных ими. Но - обо всём по порядку.

Итак, многие усматривают истоки эрфуртской трагедии в том влиянии, которое оказывают на психику подростков фильмы ужасов, ленты-боевики и ролевые компьютерные игры, сюжеты которых прямо связаны с применением насилия. Вот что, к примеру, заявил глава эрфуртской полиции Райнер Грубер, рисуя психологический портрет 19-летнего убийцы из Эрфурта:

«...Этот юноша очень активно увлекался видеофильмами со сценами насилия и такими же видеоиграми. Жил он относительно замкнуто. Круг его знакомых, можно сказать, был невелик. Несмотря на это, в его поведении не замечалось чего-либо необычного, способного вызвать предположения о том, что он планирует подобный поступок».

«Корень зла» в видео- и компьютерных играх, поощряющих в человеке агрессивность, видит и министр внутренних дел федеральной земли Бавария Гюнтер Бекштайн:

«...Когда дети узнают из видеоигр, что они могут прикончить кого-то, но затем этот кто-то после нажатия кнопки готов участвовать в новой игре, тогда меняются определённые масштабы. И то, что эти масштабы уже изменились, мы должны констатировать после случившегося в Эрфурте».

Заодно Бекштайн, который является членом оппозиционного Христианско-социального союза, обвинил «красно-зелёное» правительство Германии в бездействии:

«25 февраля 2000 года бундесрат призвал федеральное правительство запретить те компьютерные ролевые игры и программы, в ходе которых человек, пользуясь мышью или джойстиком, учится убивать людей. Это было 25 января 2000 года, но до сих пор - более чем два года спустя - у нас нет даже соответствующего чернового проекта».

Впрочем, некоторые психологи, в том числе бременский эксперт Ральф Штрайбль, обращают внимание на то, что сами по себе эти игры вряд ли могут подтолкнуть человека к убийству. Разные люди реагируют на них по-разному; всё зависит от окружения, в котором живёт человек, говорит Штрайбль.

Ну а что касается боевиков и «ужастиков», то здесь уже наметились более конкретные планы: канцлер ФРГ Герхард Шрёдер намерен в начале мая встретиться с руководителями общественно-правовых и частных телеканалов Германии и предложить им добровольно ограничить объём показа фильмов, демонстрирующих грубое насилие. Правда, удастся ли канцлеру уговорить телевизионных боссов на такой шаг, - вопрос спорный. В понедельник глава телеканала Pro7 Урс Ронер заявил, что в такого рода вопросах нельзя руководствоваться формулой «за насилием по телевизору следует насилие в реальной жизни».

Ещё одна версия общих причин эрфуртской трагедии состоит в том, что законы Германии, регламентирующие приобретение оружия и обращение с ним, чересчур либеральны. Те, кто придерживается этой точки зрения, напоминают, что Роберт Штайнхойзер занимался спортивной стрельбой в одном из местных стрелковых обществ и на этом основании получил право владеть сразу четырьмя единицами стрелкового оружия, в том числе двумя пистолетами, а также патронами к ним. Немецкий психолог Кристоф Паулюс уверяет: если бы Штайнхойзер посещал не тренировки по стрельбе, а занятия кружка рыболовов, он никого не застрелил бы. В связи с этим стоит чуть подробнее рассказать, что же собой представляют стрелковые общества в Германии, кто в них состоит и, по большому счёту, зачем. Слово - моему коллеге Владимиру Иванову.

В Германии существует около 20 тысяч стрелковых клубов. Большинство их них, в свою очередь, объединяются в союзы. Так, в состав Немецкого стрелкового союза входят около 15-ти тысяч клубов, что составляет в общей сложности более полутора миллионов человек. По всей Германии на руках у стрелков находятся более пяти миллионов стволов. Как правило, члены клубов не просто палят по мишеням, но и заботятся о сохранении народных традиций. Ежегодно устраивается так называемый праздник стрелков, во время которого участники соревнуются в меткости. Для многих маленьких городков это мероприятие становится главным событием года. Руководители клубов постоянно подчёркивают, что они ставят перед собой не только спортивные, но и воспитательные задачи. Как правило, клубы находятся вне политики.

Немецкие власти поощряют развитие стрелкового спорта. Исключение составляют, пожалуй, клубы, члены которых предпочитают стрелять из крупнокалиберного оружия. К числу нетрадиционных видов спортивного оружия в Германии относится также помповое ружьё, которым был вооружён преступник в Эрфурте.

Но вернёмся к законодательству об оружии. Именно в тот день, когда в Эрфуртской гимназии погибли 17 человек, германский бундестаг внёс в него ряд поправок. Согласно этим поправкам, желающий купить в ФРГ пистолет или ружьё должен сначала получить карточку на владение оружием. Карточки эти бывают нескольких видов и, соответственно, цветов. Жёлтая даёт право на покупку однозарядного ружья или пистолета, зелёная - на многозарядное оружие. А если этого покажется мало, можно получить красную карточку, её владельцу разрешено иметь неограниченное количество стволов. Независимо от цвета карточки, носить оружие разрешено только в пределах своих земельных владений и на территории тира.

Разрешение на владение оружием выдают коммунальные власти после строгой проверки. Кандидат должен быть совершеннолетним, вменяемым и благонадёжным. Последнее означает, что человеку не продадут пистолет, если его приговорили к лишению свободы на срок больше года. Неблагонадёжными считаются и те, кто принадлежит к запрещённым партиям или преследует цели, противоречащие конституции. Кандидат на приобретение оружия должен доказать, что умеет с ним обращаться.

У Роберта Штайнхойзера была зелёная карточка, по которой он и купил помповое ружьё. То, что преступник приобрёл орудие убийства легально, заставило немецких политиков заговорить о необходимости дальнейшего ужесточения законодательства. Лидер партии «зелёных» Фриц Кун требует пересмотреть уже изменённый закон, а министр внутренних дел ФРГ Отто Шили считает, что возрастной ценз, дающий право на приобретение оружия, следует повысить с 18 лет до 21 года.

А вот бывший глава профсоюза германских полицейских Германн Лутц высказался против скоропалительного ужесточения законодательства об оружии. Лутц, в частности, заявил:

«После каждого такого события, как в Эрфурте, мы видим один и тот же сценарий - показную активность в крупных масштабах... Я не очень высокого мнения о поспешных действиях, совершённых сразу после происшествия, и считаю, что сначала необходимо проанализировать событие. Если в итоге будет сделан вывод, что те или иные вещи можно было предотвратить, тогда следует вести политическую дискуссию о том, надо ли менять положение дел».

Такого же мнения придерживается и глава Немецкого стрелкового союза Йозеф Амбахер, который считает, что и новый закон не смог бы предотвратить трагедию в Эрфурте.

А пока «наверху» предлагают менять законы, запрещать фильмы и видеоигры, германское общество продолжает пребывать в состоянии растерянности, а то и беспомощности. Многие немцы искренне сомневаются в том, что благодаря этим мерам удастся избежать новых трагедий. Их мнения можно сформулировать следующим образом: «Если человек решился на убийство, ему не обязательно брать в руки пистолет и автомат. Достаточно будет и обычного кухонного ножа».