1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Рынок и человек

Энергетическая зависимость Евросоюза

10.09.2008

Сегодня мы поговорим об энергетической зависимости Евросоюза – и о том, что думают об этой проблеме эксперты Международного энергетического агентства в Париже. Они посвятили ей специальный доклад, который содержит целый ряд конкретных рекомендаций, касающихся в том числе и взаимоотношений с Россией. А затем речь пойдет о том, насколько экономически целесообразной и рентабельной могла бы стать добыча энергоносителей в Арктике и на Северном полюсе. Вы узнаете мнение немецких специалистов.

Еще несколько лет назад в Европейском Союзе и, в частности, в Германии о проблемах энергетической безопасности задумывались разве что в узких экспертных кругах, а Россия считалась, и по праву, абсолютно надежным поставщиком, который четко выполнял взятые на себя обязательства – даже во времена распада Советского Союза и других тяжелых кризисов. Однако после нескольких конфликтов с Украиной и Белоруссией с демонстративным перекрыванием трубопроводов Москва свой былой авторитет, увы, подорвала, и в Западной Европе об энергетической безопасности вдруг заговорили даже в широких слоях населения. Европейцам и особенно немцам стало совершенно очевидно: их зависимость от российских энергопоставок слишком велика. Разразившаяся на Кавказе война резко обострила осознание проблемы – но одновременно сделала дискуссии на эту тему еще более политизированными. В этой связи особую ценность представляет исследование, проведенное Международным энергетическим агентством – сокращенно IEA. Эксперты этой авторитетной организации, штаб-квартира которой находится в Париже, впервые провели подробный анализ энергетической политики всего Европейского Союза. И на днях представили результаты своей работы в столице ЕС Брюсселе. На пресс-конференции присутствовал корреспондент Deutsche Welle Кристоф Хассельбах:

Международное энергетическое агентство исходит из того, что основными целями энергетической политики Европейского Союза являются безопасность поставок, обеспечение экономического роста и охрана окружающей среды. Агентство отмечает, что зависимость Европы от импорта энергоносителей будет возрастать, поскольку объёмы собственной добычи продолжают сокращаться. Однако руководство IEA не видит в этой тенденции ничего тревожного: общая тональность доклада явно успокаивающая. Возьмем для примера проблему растущей энергетической зависимости ЕС от России. Исполнительный директор Международного энергетического агентства Нобуо Танака привел на пресс-конференции в Брюсселе в качестве примера свою родину – Японию. Она почти на 100 процентов зависит от импорта энергоносителей. Тем не менее Япония благодаря диверсификации поставщиков добилась весьма высокой степени энергетической безопасности. Поэтому Нобуо Танака пытался настойчиво донести до европейцев следующую мысль: не стоит особенно переживать из-за того, что примерно 30 процентов потребляемых в ЕС нефти и газа поступают из России:

Россия сегодня намного больше зависит от Европы, чем Европа – от России. Ведь 70 процентов российского экспорта идет в Европу .

Это – нездоровая ситуация из элементарных экономических, рыночных соображений, а потому диверсификацией, то есть увеличением числа торговых партнеров, следовало бы озаботиться не только Европейскому Союзу, но и самой России, подчеркнул исполнительный директор Международного энергетического агентства.

Для России также было бы разумным диверсифицировать потребителей, например, путем увеличения поставок в Китай и в Тихоокеанский регион. Такая диверсификация повысила бы безопасность в обоих направлениях.

Конечно, Нобуо Танака далеко не первый, кто советует европейцам заняться диверсификацией: эта тема для Брюсселя крайне актуальна, особенно после недавних событий на Кавказе, что подтвердил комиссар ЕС по энергетике Андрис Пиебалгс.

Мне кажется, после событий в Грузии задача диверсификации поставщиков и маршрутов доставки стала еще более важной.

Выступая в Брюсселе, исполнительный директор Международного энергетического агентства Нобуо Танака очень высоко оценил европейскую систему торговли эмиссионными сертификатами. Не случайно к ней проявляют сейчас растущий интерес в Америке и Австралии. Цель этой системы состоит в том, чтобы поощрять те предприятия, которые снижают выброс вредных газов в атмосферу – и, наоборот, финансово наказывать тех, кто окружающую среду чрезмерно загрязняет. В то же время глава IEA подверг критике привычку европейцев воспринимать электроэнергетику как часть национальной политики. Подобная зацикленность на отечественном рынке является неэффективной и препятствует развитию конкуренции в Евросоюзе. Для преодоления нынешней ситуации Нобуо Танака предлагает юридически разделить генерирующие компании, то есть владельцев электростанций, и транспортные фирмы, которым принадлежат линии электропередачи:

Мы выступаем за то, чтобы предоставить транспортным компаниям полную независимость от других сфер энергетической отрасли. Конечно, этого можно в известной мере добиться и путем государственного регулирования, однако любое подобное решение всегда будет менее удачным.

Против разделения генерирующих и транспортных мощностей в ЕС долго выступали немецкие энергетические концерны, в чем их активно поддерживало правительство Германии. И лишь в последнее время они под давлением Брюсселя все-таки согласились выставить на продажу свои сети. Германию глава Международного энергетического агентства подверг критике и за ее решение в будущем полностью прекратить использование атомной энергии.

Хотел бы подчеркнуть, что очень трудно понять, как совместить отказ от использования атомной энергии с целью Европейского Союза увеличить производство экологически чистой энергии.

Впрочем, у немецких сторонников отказа от ядерной энергетики и их единомышленников в ряде других стран ЕС имеются весомые контраргументы, например: не решена проблема захоронения отходов, остаются сомнения в безопасности атомных электростанций, к тому же уран является не возобновляемым источником энергии, а потому есть опасность, что и это сырье в песрпективе начнет стремительно дорожать. Так что если в вопросе дальнейшей диверсификации импорта энергоносителей в Евросоюзе царит практически единодушие, то вокруг атомной энергетики по-прежнему кипят страсти.

Так что выводы и рекомендации Международного энергетического агентства тут в краткосрочном плане вряд ли что изменят. Однако в последние недели представители ХДС, партии Ангелы Меркель, и их партнеры из ХСС все чаще и чаще стали говорить о том, что решение отказаться от использования атомной энергии следует если не пересмотреть, то хотя бы вынести на обсуждение. Так, в этот понедельник министр экономики Германии Михаэль Глос вновь заявил о том, что следовало хотя бы продлить сроки эксплуатации действующих атомных электростанций. Ведь даже в будущем Германия сможет получать из возобновляемых источников лишь 30 процентов необходимого ей электричества, напомнил министр.

Продолжим энергетическую тему – но уже под иным углом зрения. На этой неделе в гренландском городе Илулиссате проходит встреча представителей Европейского Союза, Гренландии, юридически являющейся датской провинцией, а также Северного совета, в котором участвуют парламентарии Дании, Исландии, Норвегии, Швеции и Финляндии. Встреча посвящена последствиям глобального потепления для Арктики, однако эта экологическая проблема открывает перед регионом совершенно новые экономические перспективы: если льды и дальше будут таять и отступать, то это позволит начать добывать на дне Северного Ледовитого океана нефть и газ. Если, конечно, они на самом деле там имеются в достаточном количестве и эксплуатация этих месторождений окажется экономически оправданной. Немецкие эксперты - в отличие от многих своих американских и российских коллег – сомневаются и в том, и в другом. В этом убедилась корреспондент Deutsche Welle Ютта Вассерраб:

Вполне возможно, что тему "Полезные ископаемые в Арктике" чересчур раздули. Внутри 200-мильной зоны у берегов России, Канады и Соединенных Штатов залежи нефти и природного газа наверняка есть. Но вот стоит ли рассчитывать на крупные месторождения за пределами этой зоны, то есть на территории вплоть до Северного полюса, - это еще очень большой вопрос.

... говорит Херман Рудольф Кудрасс, сотрудник Федерального ведомства по геонаукам и сырьевым ресурсам в Ганновере. Однако именно территории в районе Северного полюса в настоящее время живо интересуют Россию, США, Канаду, Норвегию и Данию: эти пять стран в той или иной форме и выдвигают сейчас претензии на морское дно Арктики. В частности, Россия и Дания утверждают, что подводный хребет Ломоносова является геологическим продолжением их надводной территории. Копенгаген в данном случае, естественно, имеет в виду Гренландию. Внести ясность в этот вопрос можно будет только с помощью геологических проб, которые придется доставать с морского дна в очень трудных условиях:

Бурение в Арктике – дело чрезвычайно дорогостоящее. Ведь специальное судно должно на протяжении нескольких дней оставаться на одном и том же месте – тут важна точность в десять метров. И это в ситуации, когда лед проходит над местом бурения со скоростью два метра в час.

Херман Рудольф Кудрасс, сотрудник Федерального ведомства по геонаукам и сырьевым ресурсам в Ганновере, знает, о чем говорит: он лично участвовал в единственных пока четырех бурениях на хребте Ломоносова, проведенных в рамках одной из международных программ. Для того, чтобы четыре раза пробурить арктическое морское дно, пришлось потратить тогда 12 миллионов евро. Однако полученные пробы так и не прояснили ситуацию: при глубине бурения в 400 метров на поверхность удалось поднять лишь песок, а не образцы твердого грунта. Поэтому ответа на вопрос, продолжением территории какого или каких государств является хребет Ломоносова, по-прежнему нет.

Но давайте предположим, что принадлежность арктического морского дна к тому или иному государству будет доказана и что на Северном полюсе на самом деле удастся обнаружить гигантские месторождения нефти и газа. Что дальше? Кристиан Райхерт, коллега Хермана Рудольфа Кудрасса по Федеральному ведомству в Ганновере, отмечает, что после решения юридических и геологоразведочных задач придется преодолевать серьёзнейшие технологические и финансовые проблемы:

Глубина воды составляет здесь, как правило, порядка четырех тысяч метров. Бурение скважин на подобных глубинах с технической точки зрения – дело пока еще совершенно новое, неосвоенное. К тому же нет никакой ясности относительно того, насколько глубоко придется бурить само морское дно. Все это будет стоить очень очень дорого.

Однако к возможной экплуатации нефтегазовых месторождений в районе Северного полюса нельзя подходить только с чисто технологической или финансовой точек зрения. В этом принципиально важном для всего человечества регионе огромное значение имеют и экологические аспекты, подчеркивает Кристиан Райхерт, сотрудник Федерального ведомства по геонаукам и сырьевым ресурсам в Ганновере.

Различные требования техники безопасности и экологические нормы, которые придется соблюдать, сделают эту историю еще более дорогостоящей. Все эти факторы придется учитывать при составлении калькуляции. В общем, прежде чем там начнется реальная работа по добыче энергоносителей, цены для конечных потребителей должны взлететь очень , очень высоко. Иначе бессмысленно вкладывать туда деньги. Ведь инвесторы захотят, чтобы эти капиталовложения рано или поздно окупились .

Вот и подошёл к концу сегодняшний "энергетическо-арктический" выпуск радиожурнала „Рынок и человек“.