1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Наука и техника

Электросмог: опасен ли для здоровья мобильный телефон?

08.09.2003

Триумфальное шествие мобильных телефонов, начавшееся лет восемь назад, не только продолжается, но и наращивает темпы во всём мире. Сегодня в одной только Германии количество таких аппаратов превышает 55 миллионов штук. А самое поразительное – то, что никто до сих пор точно не знает, как излучаемые ими электромагнитные волны действуют на здоровье пользователя. На каждое экспертное заключение о безопасности мобильных телефонов имеется ничуть не менее авторитетное заключение прямо противоположного содержания. Чтобы внести, наконец, ясность в этот вопрос, Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) и Европейский союз (ЕС) решили провести ряд широкомасштабных исследований. Пока же многочисленные гражданские инициативы протестуют против расширения сотовых сетей мобильной связи и пытаются предотвратить установку новых антенн. Выступают они хоть и эмоционально, однако ссылаются на результаты научных исследований. Ренате Швенкнер-Бауэр (Renate Schwenkner-Bauer), лидер одной из таких инициатив, говорит:

То, что нам на сегодняшний день известно, – это опухоли мозга, лейкемия, вообще раковые заболевания, а ещё инфаркты. Это первое, что приходит на ум.

Между тем, всего несколько месяцев назад были опубликованы результаты двух исследований, касавшихся излучения мобильных телефонов нового поколения. Профессор Иржи Злини (Jiri Sliny), сотрудник Исследовательского центра по изучению воздействия электромагнитного излучения на окружающую среду в Ахене, резюмирует полученные его группой данные так:

Наши результаты свидетельствуют о том, что такие микроволны, какие используются в стандарте UMTS, не влияют на порог возбудимости нейронов, нервов и мышц.

Гюнтер Нимтц (Guenter Nimtz), профессор физики Кёльнского университета, добавляет:

Мы использовали более интенсивное облучение, чем допускается ныне действующими нормами, но мы ничего не нашли.

Правда, следует отметить, что оба исследования проводились по заказу одного из крупнейших провайдеров мобильной связи в Германии, однако это вовсе не повод подозревать уважаемых учёных в предвзятости или недобросовестности. Иржи Злини вообще считает, что претензии следует предъявлять не учёным, а журналистам:

Если вы посмотрите научные публикации, то увидите, что там результаты исследований всегда преподносятся очень взвешенно. А вот как эти данные интерпретируются средствами массовой информации, это другое дело. Нередко из отчёта выхватывается одна фраза, вырванная из контекста, и преподносится как сенсация.

На сегодняшний день можно считать доказанным, что разговор по сотовому телефону вызывает лёгкое – всего в несколько десятых градуса – повышение температуры окружающих тканей, но этот эффект столь слаб, что его можно смело исключить из рассмотрения. Поэтому исследователи заняты поиском других эффектов, способных негативно повлиять на здоровье пользователя. Так, международный проект «Interphone», финансируемый ВОЗ, призван выяснить, существует ли взаимосвязь между электромагнитным облучением и опухолями мозга. До конца текущего года учёные намерены подробно опросить более 15-ти тысяч человек из 14-ти стран. Йоахим Шюц (Joachim Schüz), научный сотрудник Института медицинской биометрии, эпидемиологии и информатики в Майнце, поясняет:

Конечно, главное внимание в этом исследовании уделяется использованию мобильного телефона. Существуют определённые формы опухолей мозга, представляющие особый интерес именно с этой точки зрения. Тут, прежде всего, следует упомянуть нейрофиброму слухового нерва, потому что она развивается именно там, где интенсивность облучения максимальна. Или, например, глиобластому – чрезвычайно быстро растущую опухоль мозга. Не исключено, что именно излучение мобильного телефона запускает механизм развития опухоли.

Однако получить объективные данные очень трудно по многим причинам, в том числе и чисто технического характера. Дело в том, что интенсивность излучения телефона – величина не постоянная, она зависит от слышимости сигнала: чем условия приёма хуже, тем выше интенсивность излучения. Доктор Йоахим Шюц говорит:

Это означает, что нельзя автоматически исходить из предположения, будто тот, кто пользуется телефоном, скажем, 10 раз в неделю, получает более высокую дозу облучения, чем тот, кто пользуется телефоном лишь 5 раз в неделю. Поэтому мы раздали небольшой группе добровольцев специальные телефоны, которые регистрируют фактическую интенсивность излучения. Это позволит нам внести соответствующие поправки в наши данные.

Таким образом, эпидемиологический подход к проблеме выглядит довольно шатко. Но другого пути нет. К сожалению, время работает против учёных: чем дальше, тем труднее им находить людей, не поддавшихся соблазну завести себе мобильный телефон, а именно такие люди должны составлять контрольную группу. Проект «Interphone» – крупнейший в своём роде. Более ранние исследования – а их было немало – охватывали, как правило, лишь сотню-другую пациентов и давали противоречивые и ненадёжные результаты. Так что сомнения остаются. Впрочем, Йоахим Шюц вносит в этот тезис поправку:

Я полагаю, нет никаких сомнений в том, что при интенсивности излучения, превышающей существующие нормы, действительно имеют место реальные биологические эффекты. Что касается более низкой интенсивности, то тут некоторые сомнения правомерны, однако до сих пор при этих дозах не было зафиксировано никаких биологических эффектов или ущерба для здоровья.

Международные нормы устанавливают предельно допустимые значения так называемой удельной поглощённой мощности, или суммарного коэффициента абсорбции излучения (SAR). Этот показатель не должен превышать 2-х ватт на килограмм живого веса. Но сколь надёжна эта цифра, взятая, можно сказать, с потолка? Пять лет назад австралийские исследователи заявили, что излучение мобильных телефонов вызывает у подопытных крыс рак лимфатических желёз. А по данным шведских учёных, оно разрушает ещё и гематоэнцефалический барьер. Немецкие специалисты провели собственное исследование. Йохен Бушман (Jochen Buschmann), сотрудник Института токсикологии и экспериментальной медицины имени Фраунхофера в Ганновере, говорит:

Беременные самки крыс подвергались воздействию излучению, типичного для мобильных телефонов стандарта GSM. Наша задача состояла в том, чтобы выяснить, вызовет ли это у потомства врождённые дефекты развития.

Тогда исследование не выявило ничего подозрительного. А сегодня Йохен Бушман принимает участие в проекте «Perform A», финансируемом ЕС:

Проект «Perform A» предусматривает проведение целой серии экспериментов в нескольких лабораториях. В качестве подопытных животных используются и мыши, и крысы, изучается воздействие излучения разной интенсивности и разной частоты.

Учёные в Швейцарии, Австрии и Италии проводят свои опыты в рамках этого проекта по той же самой стандартной схеме, что и сотрудники ганноверского института. Животные фиксируются в неподвижном положении на период от одного до двух часов ежедневно на протяжении всей их жизни – у мышей это полтора года, у крыс – два, – и подвергаются воздействию электромагнитного поля. Затем производится вскрытие животных и гистологический анализ их тканей – чтобы выяснить, сколько опухолей какого типа образовалось в тех или иных органах и как эти данные соотносятся с аналогичными данными по контрольной группе из необлучённых животных.

Итоги проекта будут подведены в 2005-м году. Йохен Бушман настроен оптимистически:

Если это исследование будет успешно завершено, мы впервые получим данные, которые можно более или менее достоверно экстраполировать на человека и таким образом оценить степень канцерогенности такого излучения.

Ханс-Альберт Кольб (Hans-Albert Kolb), профессор Института биофизики при Ганноверском университете, изучает воздействие электромагнитного излучения на наследственный материал живых клеточных культур. В этом исследовании участвуют 14 лабораторий в 6-ти странах ЕС. Чтобы обеспечить объективность результатов, эксперименты проводятся с применением двойного слепого метода. Профессор Кольб говорит:

Наиболее явственно такие эффекты проявляются на уровне генов. Учёные располагают высокочувствительными методами исследования, позволяющими выявлять дефекты ДНК, вызванные воздействием электромагнитных полей. Такие дефекты возникают в некоторых клеточных системах, но не во всех. Клетки крови – такие, например, как лимфоциты, – вообще не делятся, они образуются, а спустя несколько месяцев гибнут; так вот, в этих клетках практически никаких дефектов не возникает. А в быстро растущих клетках такие эффекты имеют место, и они тем ярче выражены, чем быстрее растут клетки.

Но если дефекты ДНК обнаружить сравнительно легко, то выявить, как они скажутся на производстве белков в клетке, гораздо сложнее:

В клетках действуют очень сложные механизмы, которые мы постепенно постигаем благодаря всё более совершенным молекулярно-биологическим методам исследования. Эти механизмы контролируют весь комплекс процессов синтеза, сортировки и транспортировки протеинов внутри клетки. И похоже, что в отдельных случаях излучение мобильного телефона может нарушить слаженную работу этих механизмов.

Но почему одно и то же излучение вызывает в одном случае серьёзные дефекты, а в другом – практически никаких? На этот вопрос у профессора Кольба есть свой ответ:

Я думаю, со временем мы убедимся, что дефекты, вызванные, скажем, ультрафиолетовым или рентгеновским излучением, накладываясь на последствия воздействия электромагнитного поля мобильного телефона, не суммируются, а скорее умножаются. Иными словами, негативные эффекты усиливают друг друга. И если значительная часть восстановительного потенциала клетки уже востребована другими вредными внешними факторами, то его может не хватить на ремонт повреждений, нанесённых электромагнитным излучением мобильного телефона.

Впрочем, этот спорный тезис разделяют далеко не все учёные. В чём они едины, так это во мнении, что исследования в этой области должны быть продолжены.

Вот и всё на сегодня. На этом я, Владимир Фрадкин, прощаюсь с вами и уступаю микрофон ведущему автомобильной рубрики Виктору Агаеву.

9-го сентября – для журналистов, а 13-го сентября – для остальной публики открывается традиционная, уже 60-я, Франкфуртская автомобильная выставка (IAA). В этом году самый солидный автосалон мира проходит под девизом, который можно перевести как «Завораживающий автомобиль». Более тысячи фирм из 42-х стран мира уже привезли во Франкфурт свои чарующие экспонаты. Устроители выставки ожидают не менее 850-ти тысяч посетителей. Уже начали появляться первые сообщения о премьерах, которых во Франкфурте будет 125. Но о франкфуртской выставке мы поговорим на этой неделе ещё не раз, а пока – несколько слов об экспонате, который был показан в Москве, вызвал интерес у западных специалистов, но вряд ли станет магнитом на франкфуртской выставке.

В первый день московского автосалона на стенде «АВТОВАЗа» состоялась презентация спорткара «LADA Revolution». Работа над прототипом началась почти два года назад. Дизайн выполнен с учётом аэродинамических факторов, каждый «штрих» играет роль в процессе балансировки воздушных потоков и оптимизации скоростного движения по трассе.

Однако чисто визуально дизайн прототипа вызывает противоречивые чувства. Например, в исполнении задней части машины отчетливо просматриваются фирменные элементы стиля «Ferrari». В передней же части всё продиктовано функциональностью, а интересного дизайнерского решения, увы, не видно.

Тем не менее, характерной особенностью новинки является то, что она сконструирована исключительно на «вазовских» узлах и агрегатах!

Кузов среднемоторного, заднеприводного родстера изготовлен из алюминия и стеклопластика, а основой послужила стальная пространственная рама. «LADA Revolution» оснащается четырёхцилиндровым двигателем мощностью 215 л.с. и рабочим объёмом 1,6 литра. Двигатель работает в паре с 6-ти ступенчатой коробкой передач с секвентальным механизмом переключения. Спорткар длиной более 3,5 метров, шириной почти 2 метра и высотой более метра весит всего 650 килограммов и разгоняться до ста километров в час за 6,5 секунд. Максимальная скорость достигает 260-ти километров в час.

«ВАЗ» сегодня активно развивает автоспорт на базе автомобилей собственного производства с целью продвижения бренда «Лада». В компании надеются, что на основе именно «Lada Revolution» автозаводу удастся создать Национальную гоночную серию «АвтоВАЗ», причём в этом случае планируется выпуск сразу трёх модификаций: «Лада-Юниор», «Лада-Спорт» и «Лада-Суперспорт», отличающихся друг от друга уровнем подготовки. Более того, на основе гоночного варианта уже изготовлены макеты двух пассажирских вариантов кузова (с крышей и без неё). Создание автомобиля «Lada Revolution» знаменует собой появление принципиально нового класса в российском автоспорте – класса спортпрототипов в кольцевых гонках, который, в свою очередь, является главной составляющей Национальной гоночной серии «АВТОВАЗ».

К тому же мелкосерийные производства спортивных автомобилей помогают разработчикам в поисках оригинальных конструктивных решений, новых материалов и научных концепций. Ведь конструкция спортивного автомобиля, как правило, предвосхищает технические новшества для массового применения. Участие автомобилей в гонках – это своеобразное испытание на безотказность и выносливость как отдельных узлов, так и всей машины в целом.

В планах компании – выпуск 25-ти экземпляров спорткара «Lada Revolution» к лету следующего года.

Ну а в этом году, точнее – на этой неделе, в выпусках «Хроники», а также в программе «Суть дела» в субботу вы услышите о том, что представлено во Франкфурте-на-Майне, на крупнейшей в мире автомобильной выставке, которая будет открыта для публики с 13-го по 21-е сентября.

  • Автор Владимир Фрадкин, Виктор Агаев «Немецкая волна»
  • Напечатать Напечатать эту страницу
  • Постоянная ссылка http://p.dw.com/p/44Zl
  • Автор Владимир Фрадкин, Виктор Агаев «Немецкая волна»
  • Напечатать Напечатать эту страницу
  • Постоянная ссылка http://p.dw.com/p/44Zl