1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мир

Экс-посол в Северной Корее: Цель Пхеньяна - мирный договор и отмена санкций

Бывший бразильский посол в КНДР Роберто Колин объяснил в интервью DW, какие мотивы скрываются за агрессивной риторикой и ракетными испытаниями Пхеньяна.

В последние месяцы ситуация на Корейском полуострове заметно обострилась. КНДР регулярно проводит пуски баллистических ракет и грозит новыми ядерными испытаниями, США в ответ проводят учения в регионе и развертывают систему противоракетной обороны THAAD в Южной Корее. DW расспросила Роберто Колина, в недавнем прошлом посла Бразилии в КНДР, о том, для чего Пхеньян провоцирует Вашингтон и как за последние годы изменилась жизнь в Северной Корее.

DW: Господин Колин, вы возглавляли бразильскую дипмиссию в КНДР с 2012 по 2016 годы и наверняка неплохо изучили эту страну. Какая стратегия скрывается за агрессивными действиями северокорейских властей?

Роберто Колин: У них действительно есть стратегия. И на то есть причина - а именно, нерешенный до сих пор вопрос Корейской войны, которая официально все еще не завершена. Было заключено лишь перемирие между Северной Кореей, Китаем и США (Южная Корея документ не подписала. - Ред.), но не мирный договор. С помощью ракетных испытаний и агрессивной риторики Пхеньян пытается добиться признания в качестве ядерной державы, прежде всего со стороны Вашингтона.

Лидер КНДР Ким Чен Ын на военных учениях в окружении генералов

Лидер КНДР Ким Чен Ын на военных учениях

Впрочем, нынешняя напряженность стала результатом не только действий КНДР, но и других игроков в регионе. В частности, США, Китая, Южной Кореи и уже упомянутых северокорейцев. В конечном итоге цель КНДР - мирный договор, который заодно означал бы отмену санкций в отношении Пхеньяна. Северная Корея хочет изменить статус-кво и потому с помощью агрессивной риторики пытается заставить Соединенные Штаты сесть за стол переговоров.

Корейский полуостров с 1954 года находится в пограничной ситуации между миром и войной. Некоторые эксперты считают, что сохранять такое положение дел долгое время было и в интересах США. Другие, как Китай, полагают, что порядка 30 тысяч американских солдат в Южной Корее находятся там, в первую очередь, для сдерживания китайцев, а не северокорейцев.

- То есть можно сказать, что упреки со стороны Пхеньяна в отношении Запада - это не только паранойя северокорейского режима?

- Руководство КНДР не ведет самоубийственную политику, оно очень рационально. Программа, риторика - все это очень точно рассчитано. Внутри страны стратегия направлена на то, чтобы северокорейский народ воспринимал свое государство как могущественную, внушающую страх и играющую важную роль в мире державу.

Конечно, у действий руководства КНДР есть и другой мотив. На протяжении нескольких лет США и Южная Корея проводят совместные военные учения. Пхеньян опасается, что это может быть репетицией вторжения. Поэтому ракетные испытания становятся своеобразным ответом Северной Кореи и демонстрацией ее мощи. Напряженность нагнетается целым рядом игроков в регионе.

- Как вы оцениваете действия Дональда Трампа в отношении КНДР?

- Образ действий Трампа открывает новые возможности. В ходе предвыборной кампании он ясно сказал, что намерен решить проблему Северной Кореи, которая существует уже 64 года. За последние шесть десятилетий было упущено множество шансов. Трамп уже проделал путь от одной крайности к другой: он угрожал и намекал на возможную военную операцию, но в то же время заявил, что для него было бы честью встретиться с Ким Чен Ыном. С Трампом и новым социал-либеральным президентом Южной Кореи Мун Чжэ Ином теперь появляется возможность, что они оба займут похожую позицию, и появится новый путь для урегулирования конфликта. Трамп очень прагматичен.

- А как население Северной Кореи относится к нынешним международным конфликтам их страны?

- Благодаря увеличению возможностей получать информацию с помощью различных ее носителей, например флешек, многие северокорейцы смотрят фильмы и сериалы из Южной Кореи. То есть многие имеют представление о том, какова жизнь за пределами КНДР. Но когда речь идет о конкретных фактах, население просто не знает, что происходит в мире.

В КНДР радиоприемники (имеют фиксированную настройку. - Ред.) и телевизизоры не могут в принципе поймать сигнал из-за границы. Информация, которую получает народ, полностью контролируется пропагандистским аппаратом режима. Но я думаю, что со временем современные СМИ покончат с монополией режима на информацию. Информация всегда в итоге находит какие-нибудь пути к тем, кто в ней нуждается.

- На Северную Корею было наложено множество международных санкций. Какое влияние они оказывают на страну?

- Санкции затрагивают не политическую элиту, а тех, кто от них по идее не должен страдать, - то есть население в его повседневной жизни. Они влияют и на работу международных организаций - ООН и различных НКО. Даже иностранные дипломаты вынуждены ввозить в Северную Корею наличные деньги, чтобы было на что жить по прибытии в страну. Ведь КНДР полностью отрезана от международной финансовой системы. Конечно, это создает сложности для местного населения, но для жизнеспособности режима не представляет фундаментальной угрозы.

- Каким вы видите будущее Северной Кореи? Как вы думаете, Пхеньян будет когда-нибудь проводить мирную и предсказуемую политику?

- Это вполне возможно. До 1905 года Корея была полностью изолирована от внешнего мира, общество находилось на средневековом уровне, страну называли царством отшельников. Многие вещи, которые сейчас происходят в КНДР, не были изначальными задумками режима. Он вернулся к ситуации, которая была до 1905 года.

С того времени Корея на протяжении 40 лет находилась сначала под протекторатом Японии, а потом была вынуждена жить под жестоким оккупационным режимом японцев. КНДР никогда не жила в условиях демократии и свободы. Но такое положение дел может измениться, перед нами есть примеры Германии или Японии. Вот и Южная Корея научилась демократии.

- Какие изменения вы заметили в КНДР за время вашего пребывания там?

- Я смог немного изучить страну. Я говорю "немного", потому что в Северной Корее здесь есть серьезные ограничения. Они начинаются уже при контактах с населением, которые возможны, но всегда на очень поверхностном уровне. К примеру, я не имел права пригласить к себе домой северокорейца. Несмотря на это, я заметил некоторые внешние перемены за эти четыре года.

Например, я ходил в спортзал только по определенным дням, закрепленным для иностранцев. В другие дни могли тренироваться северокорейцы. Однажды это правило отменили, и иностранцы могли одновременно с северокорейцами посещать бассейн при спортзале. Даже общение между этими группами стало нормальным. Люди в КНДР очень вежливые и гостеприимные. Нынешний режим может меняться. Кое-какие изменения в стране происходят - медленно, но что-то меняется.

Смотрите также:

Смотреть видео 00:48

США и Южная Корея заявили о готовности системы ПРО THAAD (02.05.2017)

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме