1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Украина

Экс-глава МИД Украины: Ошибка ЕС - непонимание природы режима Януковича

Экс-глава МИД Украины Владимир Огрызко заявил DW, что Запад должен ввести санкции против украинского режима и определиться с отношением к Кремлю, поддерживающему Януковича.

Экс-министр иностранных дел Украины Владимир Огрызко в интервью DW назвал инструменты внутреннего и внешнего воздействия, с помощью которых, по его мнению, Запад мог бы повлиять на развитие событий на Украине.

DW: Европейские политики неоднократно были в Киеве и давали оценку тому, что происходит на Украине, в то время как Россия внешне поддерживала нейтралитет и не делала громких заявлений. Почему вы упрекаете Запад в бездействии?

Владимир Огрызко: Со стороны ЕС, кроме угроз о возможном введении санкций в отношении украинских властей, пока не последовало реальных действий. Украинцы не хотят быть рабами и борются за свое право быть свободными людьми. Но, похоже, что на Западе не видят разницы и ставят на одну доску тех, кто бьет, и тех, кого бьют.

Владимир Огрызко

Владимир Огрызко

Главной ошибкой наших европейских друзей является непонимание природы украинского режима. Апелляция к сознанию, что конфликт нужно разрешать цивилизованным путем диалога, для нынешней украинской власти непонятна по определению. Поэтому вояжи европолитиков не дают результатов и напоминают разговор глухого со слепым. Им подсказывали, что нужны конкретные действия, но в ЕС все надеялись, что можно как-то уговорить украинские власти. Теперь же счет погибших идет на десятки. Так что Запад тоже несет ответственность.

Говорить же о том, что российская сторона соблюдает нейтралитет - это выдавать желаемое за действительное. Действия со стороны Москвы можно было наблюдать уже летом 2013 года, когда она начала экономическую агрессию против украинского экспорта. Российская Федерация фактически подтолкнула Януковича отказаться от подписания договора об ассоциации с ЕС, и сейчас поддерживает его режим и обвиняет Запад в развитии событий на Украине. Поэтому я разделяю мнение, что если Россия потратила на Олимпиаду в Сочи миллиарды, нет такой цены, которую она не заплатит, чтобы купить Украину.

- Какие конкретные меры давления на украинский режим со стороны Евросоюза могут предотвратить дальнейшую эскалацию напряженности?

- Инструментария у ЕС больше чем достаточно. При наличии политической воли его можно очень точно использовать как для внутреннего воздействия на ситуацию, так и для внешнего - если иметь в виду Россию.

Внутри Украины это могут быть адресные санкции. В украинском парламенте 235 человек, которые голосуют за режим, против демократических принципов. Реакция Запада может быть простой - запрет на въезд в ЕС лет на пять. США, например, уже ввели визовые санкции в отношении украинских чиновников, но не опубликовали имен, что является нормальной дипломатической практикой.

Кроме того, многие из тех, кто имеет отношение к репрессиям, владеют на Западе банковскими счетами, фирмами, виллами. В расследованиях украинских журналистов указаны названия банков, адреса фирм и имущества в Европе, принадлежащих тем, кто борется с демократией на Украине, не названы только суммы на счетах. Но есть такая международная организация FATF, которая занимается противодействием отмыванию "грязных денег". Так что Евросоюзу нужно только исполнить собственные очень правильные директивы и в соответствии с ними рассмотреть хотя бы несколько случаев законности получения денег этими людьми.

- А что может сделать ЕС, чтобы прекратить скрытое давление Москвы на официальный Киев?

- На этот вопрос недавно ответил глава российского МИДа Сергей Лавров в своей статье, где четко сказано, чего боится Российская Федерация. Что крупномасштабного сотрудничества с Западом не будет, - а речь идет о серьезных проектах; что ЕС и США создадут зону свободной торговли и станут крупнейшим экономическим и военно-политическим субъектом, несмотря на возрастание роли Китая, и тогда Россия утратит даже призрачные надежды на то, чтобы играть самостоятельную роль в мировой политике.

Евросоюз может также отказаться от подписания документов, в которых заинтересована Москва, начиная от нового соглашения о стратегическом сотрудничестве с ЕС и заканчивая визовым соглашением. Механизмы воздействия на Кремль у европолитиков есть, было бы желание ими воспользоваться.

- Как вы оцениваете способности и стремление ЕС влиять на развитие событий на Украине?

- У ЕС еще есть шанс вернуть себе лидирующую роль в развитии ситуации. Украина большая страна, с 45-миллионным населением, и Европейский Союз может показать всему миру, что она будет оставаться в центре его внимания. Для ЕС возврат Украины и той же Беларуси на европейский путь, будет означать важный шаг для развития самой Европы, потому что тогда она встанет на обе ноги. Пока же она стоит на одной - западно-европейской, без восточной опоры.

Если же ЕС проиграет Украину, то сама европейская идея перестанет быть привлекательной для постсоветских стран. Для противодействия этому нужна стратегическая оценка и стратегический взгляд на обстоятельства.

Но каждый европолитик мыслит не о стратегии, а о следующих выборах и опасается, чтобы его решительные шаги сегодня не привели к негативным последствиям для собственной страны. Поэтому и сложилась ситуация, что в ЕС нет стратегического видения, вся перспектива - это 3-4 года, но не идет речь о перспективном видении в 20 лет. Я думаю, что мы имеем дело с политическим ширпотребом, который занимается только сиюминутными вещами.