Эксперт Фонда имени Эберта: ″Больших перемен в работе Рады ожидать не стоит″ | Украина и украинцы: взгляд из Европы | DW | 27.10.2014
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Украина

Эксперт Фонда имени Эберта: "Больших перемен в работе Рады ожидать не стоит"

Штефан Мойзер, глава киевского отделения Фонда имени Фридриха Эберта, рассказал DW, почему он не верит, что работа украинского парламента существенно изменится после выборов.

Глава киевского отделения Фонда имени Фридриха Эберта Штефан Мойзер (Stephan Meuser) рассказал в интервью DW, чего он ожидает от нового украинского парламента.

DW: Господин Мойзер, как вы оцениваете результаты парламентских выборов на Украине? Изменится ли под влиянием прошедших в Верховную раду партий европейская ориентация страны?

Штефан Мойзер: Выборы стали достаточно большим успехом для действующего премьер-министра Украины: согласно всевозможным опросам, партия Яценюка должна была получить не более 20 процентов голосов. Если смотреть на партийные списки - о кандидатах по одномандатным округам пока говорить нельзя, - то Блок Порошенко и "Народный фронт" Яценюка по сути уже в большинстве. Так что проевропейские силы однозначно будут иметь большинство в новом парламенте.

- Насколько сложно будет сформировать стабильную коалицию? Во время предвыборной гонки много говорилось о том, что и у Яценюка, и у Порошенко сильны личные амбиции. И что насчет других партий, которые также пройдут в Раду?

- В коалицию также могла бы войти "Самопомощь". Результат партии Садового также стал сюрпризом - для него, конечно, приятным. Ожидалось, что она лишь преодолеет 5-процентный барьер, а в итоге она набрала около 13-14 процентов голосов. Если сложить этот результат с результатом Блока Порошенко и партии Яценюка, то получится более 55 процентов.

Штефан Мойзер

Штефан Мойзер

Что касается внутреннего разделения власти, Яценюк однозначно будет предпринимать шаги, чтобы сохранить и дальше удерживать позицию премьер-министра. Я думаю, эта игра начнется сразу после выборов, и будет длиться где-то до Рождества. Дело в том, что по нынешней конституции за премьер-министра голосует парламент. Это уже совсем не как во времена Януковича, который, по большому счету, и решал, кто займет эту должность. Так что будет интересно.

- В нынешнем правительстве есть несколько человек из "Свободы", например, в министерствах сельского хозяйства и экологии. Этот факт часто критиковали в Европе, где эту партию рассматривают как националистическую. Сможет ли она принять участие в формировании нового правительства?

- Пока еще точно неизвестно, действительно ли она преодолела 5-процентный барьер. Если она все же прошла в парламент, то чисто с арифметической точки зрения в ней там больше не нуждаются. Я не вижу ее ни в правительстве, ни в следующей коалиции. Так что страхи европейцев должны уменьшится, потому что на Украине больше не будет министров от "Свободы". Но и для Европы не так уж и необычно иметь подобные партии в парламенте. Во Франции, в Австрии, в скандинавских странах также есть националисты, получившие по десять и более процентов голосов на европейских выборах. Так что "Свобода" сегодня - это стабильный фактор украинской политики, но ей не удалось достичь настолько хорошего результата, чтобы и дальше на эту политику влиять.

- В новом парламенте будут представлены как минимум две новые партии - "Самопомощь" и Радикальная партия Олега Ляшко. Там больше не будет коммунистов, но в то же время около 8-10 процентов мест, а возможно и больше, займут бывшие члены Партии регионов, представляющие теперь "Оппозиционный блок". Учитывая все это, какие перемены, на ваш взгляд, ожидают Верховную раду?

- Если посмотреть на партийные списки, в том числе и на список Блока Петра Порошенко, то вы увидите людей, которые уже были представлены в парламенте. Кроме того, многие из кандидатов по одномандатным округам представляют местные элиты, которые до последнего момента помогали бывшему украинскому президенту политически "выжить".

Парламент действительно частично обновлен, в частности за счет активистов Майдана. Это, безусловно, позитивный фактор. Но среди кандидатов по одномандатным округам в "Оппозиционном блоке" и частично также в Блоке Порошенко - все те же лица. Так что, говоря откровенно и серьезно, значительных перемен в работе Рады ожидать нельзя. Что касается "Оппозиционного блока", он мог бы получить еще больше голосов, но в Донбассе не все могли голосовать, а Крым не мог голосовать вообще. Так что я не разделяю мнение оптимистов, говорящих о переменах, потому что во многом в парламенте остались все те же люди.

- То есть, на ваш взгляд, работа парламента не сильно изменится?

- Что точно будет новым, это движение Майдана, благодаря которому многие люди попали в различные партийные списки и затем в парламент. Пока что мы не знаем, как они себя проявят, потому что они отказались формировать отдельный список, решив выдвигаться от нескольких партий. Тем не менее они хотят работать вместе. С точки зрения западноевропейской традиции парламентаризма это смешно: ты принадлежишь к определенной партии, но при этом с самого начала собираешься работать с людьми из другой и публично заявляешь об этом. Но это интересный подход, за которым надо будет понаблюдать: возможно, это действительно станет вкладом в новую форму парламентаризма.

Еще одно новшество - это то, что в парламент прошли бойцы, которые сражались на востоке Украины. Этот факт для Западной Европы выглядит несколько странным. В парламентах Франции, Великобритании, Германии, Испании едва ли можно найти представителей армии. То, что они попали в Раду, можно объяснить лишь популярностью этих людей на фоне войны. Но я не уверен, что они действительно окажутся талантливыми политиками. Так что, с одной стороны, у меня есть определенные надежды, я многого ожидаю от активистов Майдана. Но с другой, у меня есть большие сомнения в некоторых людях.