1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Эксперт: Спецслужбы РФ сочетают советский подход с новейшими технологиями

Главный редактор интернет-издания Agentura.Ru рассказал в интервью DW - об изъянах мер безопасности, принятых в Сочи, и методах российских спецслужб по контролю над интернетом.

По приглашению правозащитной организации "Репортеры без границ" в Берлин приезжал российский эксперт по вопросам деятельности спецслужб, главный редактор интернет-издания Agentura.Ru Андрей Солдатов. В интервью DW он поделился своими впечатлениями от поездки в Сочи в преддверии зимних Олимпийских игр, оценил принятые в городе меры безопасности и заявил о возможности применения "сочинской модели" - тотального контроля над интернетом и электронной связью - для всей страны.

DW: Господин Солдатов, вы только что побывали в Сочи. Какие у вас впечатления? Город превращен в крепость?

Андрей Солдатов: Часть из принятых мер безопасности вызывает, мягко говоря, вопросы. Прежде всего, это касается присутствия казаков. Люди, которых не обучили находить взрывные устройства, получили полномочия присутствовать на блокпостах и досматривать автотранспорт. Чисто визуально это выглядит так, будто город находится под абсолютным контролем. Но для профессионалов очевидно, что такие меры - это, скорее, демонстрация, а не реальное обеспечение безопасности Сочи.

- Как принятые меры безопасности сказываются на местных жителях?

Андрей Солдатов

Андрей Солдатов

- Проблемы есть у мигрантов, которых нанимают местные жители. Их постоянно останавливают патрули. Это также касается и местного населения. Иногда проверки проходят через каждые несколько сотен метров. Понятно, что это не только вызывает отторжение многих местных жителей, но и совершенно неэффективно, если рассматривать вопрос с точки зрения безопасности. Есть огромное количество людей, занятых обеспечением безопасности, но координация между ними слабая.

- Получается, что у семи нянек дитя может остаться без глазу?

- Абсолютно верно. На месте - огромное количество людей, но непонятно, кто же в конечном итоге должен принимать решения. Это достаточно советский подход.

- То есть показуха?

- Нет, мне кажется, это, скорее, связано с проблемой стереотипов. То, что я вижу в Сочи, и то, что мы исследовали ранее, наводит на мысль, что российские спецслужбы, с одной стороны, применяют советский подход, то есть, административное давление, зримое присутствие на улицах, списки лиц, склонных к экстремизму, обход возможных нарушителей спокойствия, их предупреждение - мол, сидите дома и никуда не выезжайте.

А с другой стороны, активно внедряют новейшие технологии слежки. Это и беспилотники, которые будут использоваться и ФСБ, и МВД, и сонары, которые зачем-то должны искать подводные лодки, и перехват информации в интернете и в телефонных сетях. Но меня удивляет, что даже меры слежки внедряются очень демонстративно. Постановление правительства на этот счет, подписанное Медведевым в ноябре прошлого года, благодаря которому мы узнали, что метаданные и журналистов, и судей, и спортсменов будут собираться и храниться в течение трех лет после Олимпиады, абсолютно открыто. Видимо, была поставлена задача - не просто собирать эти данные. Но и дать понять тем, кто хочет участвовать в каких-то акциях протеста или освещать их: мол, подумайте два раза, все ваши контакты будут известны спецслужбам.

- А у российских спецслужб есть такие возможности, как у американских, о которых, в частности, рассказал Эдвард Сноуден?

- Изначально российская и американская или западноевропейская системы легального перехвата были очень разными, строились на разных принципах. То, что вскрыл Сноуден, показало приближение американского подхода к российскому. Российский подход намного более гибкий и более бесцеремонный. Советская или российская система легального перехвата придумывалась еще в 80-е годы одним из научно-исследовательских институтов КГБ.

Схема была такая: перехват осуществляется дистанционно, оператор обязан только установить оборудование, проложить провод и забыть о существовании такой комнаты. А перехват проводят сотрудники ФСБ. Они, правда, должны получать ордер, но не обязаны его никому показывать. Такая система более гибкая, чем в Западной Европе или в США, где есть два канала информации. По одному вы отправляете ордер оператору, он проводит перехват, а потом по второму каналу отправляет собранную информацию в офис спецслужбы или полиции. Благодаря Сноудену стало известно, что АНБ пыталось имитировать российский подход, то есть, организовать дистанционный перехват без ведома оператора.

- Говорят, в Москве за деньги можно купить расшифровку любой переписки - будь-то в интернете или по сотовой связи...

контекст

- Это, действительно, серьезная проблема. В 90-е годы все скандалы с нелегальной прослушкой были связаны со службами безопасности олигархов и частными охранными предприятиями. У них была своя техника и свои специалисты. С 2000-2001 годов картина радикально изменилась. Теперь олигархи уже не считают нужным содержать собственные команды. Они просто коррумпируют сотрудников спецслужб, что намного дешевле. За последние 10-15 лет во всех дошедших до суда случаях нелегальной прослушки фигурировали сотрудники спецслужб.

- Как вы думаете, введенная в Сочи система тотального контроля - это временная мера или долговременный инструмент ограничения свободы в российском интернете?

- Мы уже сейчас живем в условиях интернет-фильтрации, которая была внедрена в ноябре прошлого года. Очевидно, что российские власти намерены жестко контролировать интернет. И у многих экспертов есть вполне обоснованные, как мне кажется, опасения, что "сочинская модель" потом будет внедряться и в других городах. А в Государственной думе готовится новый пакет антитеррористических поправок. Это очень жесткие меры, которые включают в себя и дополнительные меры по контролю над происходящим в интернете.