1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа

Эксперт: Сближение Украины и ЕС - побочный эффект кавказского кризиса

Результаты саммита Евросоюз-Украина означают поворот в восточноевропейской политике Евросоюза, считает немецкий политолог Корнелиус Охман. Это, по его словам, реакция Брюсселя на действия Москвы на Кавказе.

default

Эксперт фонда Bertelsmann Stiftung Корнелиус Охман

В интервью Deutsche Welle эксперт немецкого фонда Bertelsmann Stiftung Корнелиус Охман (Cornelius Ochmann) дал свою оценку результатам саммита ЕС - Украина, состоявшегося 9 сентября в Париже. По мнению политолога, вслед за Украиной Евросоюз будет искать сближения с Белоруссией.

Deutsche Welle : Президент Украины Виктор Ющенко назвал прошедший саммит историческим. Разделяете ли вы это мнение?

Корнелиус Охман: На саммите было решено подписать соглашение об ассоциированном партнерстве, и для Украины это действительно исторический шанс - шанс на реальное сближение с ЕС. А для Евросоюза это означает изменение стратегии, что не в последнюю очередь стало реакцией на политику России на Кавказе.

- Однако документ, который договорились подписать Киев и Брюссель, не имеет ничего общего с Соглашением о стабилизации и ассоциации, за которым, как правило, следует полноправное членство в ЕС…

- Действительно, соглашение не гарантирует Украине вступления в ЕС. Однако фактически оно означает значительный шаг вперед в деле европейской интеграции Украины. Документ предусматривает углубление сотрудничества по целому ряду направлений, облегчение и, возможно, даже отмену визового режима. Евросоюз повернулся к Украине лицом. С точки зрения прагматической политики мы можем говорить о принципиальных переменах.

- Вы упомянули, что саммит не в последнюю очередь стал реакцией ЕС на кавказский конфликт. Какой сигнал дал Брюссель Москве?

- В первую очередь Евросоюз дал сигнал Украине. Однако, безусловно, за происходящим в Париже внимательно наблюдали и в Кремле, хотя, естественно, российское руководство в этом никогда не признается. Сближение ЕС и Украины - "побочный эффект" от охлаждения отношений между Брюсселем и Москвой.

Более того, я не исключаю, что теперь Евросоюз готов возобновить диалог и с Белоруссией. Ведь даже ближайший соратник России Александр Лукашенко до сих пор не признал Абхазию и Южную Осетию и тем самым увеличил шансы Белоруссии на европейскую интеграцию. Все это последствия кавказского конфликта, которые стали для Москвы полной неожиданностью.

Я хотел бы особо подчеркнуть: благодаря тому, что в ходе конфликта вокруг самопровозглашенных республик ЕС выступил в роли международного посредника, Россия впервые за 15 лет вынуждена была воспринимать Евросоюз как самостоятельного политического актера. Ведь до сих пор и Кремль, и российские СМИ считали ЕС марионеткой США.

- Однако слабость ЕС, которую Москва часто использует в своих интересах, заключается в отсутствии единой позиции, в том числе и касательно статуса Украины…

- На этот раз страны ЕС повели себя иначе. Они впервые смогли отодвинуть свои национальные интересы на второй план и объединиться. За считанные часы к общему знаменателю смогли прийти такие противники интеграции Украины в ЕС, как Франция, и такие сторонники полноправного членства страны в Евросоюзе, как Польша. Кризис в отношениях с Россией заставил государства ЕС осознать, что, только объединившись, они становятся реальной политической силой.

Я убежден, что политическая роль Евросоюза в Восточной Европе, в первую очередь в России и на Украине, в ближайшие годы значительно возрастет.

- Как сама Украина может увеличить свои шансы на дальнейшее сближение с ЕС?

- Если всем политическим силам - не только "оранжевым" партиям - удастся найти в этом вопросе единую позицию, то Украина сможет добиться успеха. В этом случае Россия будет бессильна что-либо изменить. Если же украинским политикам не удастся преодолеть разобщенность, то перспективы на европейскую интеграцию - весьма плачевные.

Беседовала Татьяна Петренко

хроника

интервью

досье