1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Экономика

Эксперт: Российское государство стало инструментом политики "Газпрома"

Михаил Делягин, научный руководитель Института проблем глобализации, в интервью DW-WORLD.DE отвечает на вопросы, связанные с газовым конфликтом между Москвой и Минском.

Михаил Делягин

Михаил Делягин

DW-WORLD.DE: Как вы оцениваете позицию " Газпрома" по Белоруссии?

Михаил Делягин: Нужно, конечно, внимательно смотреть этот договор, потому что там могут быть разные хитрые нюансы. Отношения России и Белоруссии все-таки не слишком прозрачны. Но если брать позицию "Газпрома", которая озвучивается, то юридически и содержательно она безупречна. Если белорусы согласились на 100 долларов за тысячу кубов, то, извините, они должны платить эти деньги. Правда, как я уже сказал, отношения России с Белоруссией в области энергетики не прозрачны и нет уверенности, что они прозрачны для самих представителей России и Белоруссии.

- Была ли реальной угроза, что в Европе могли недополучить российский газ?

- Я думаю, угроза могла бы быть реальной только в случае, если бы белорусы начали, как в свое время украинцы, воровать газ. Но вряд ли они будут воровать газ у Европы.

- То есть нынешний спор между Россией и Белоруссией является чисто хозяйственным?

- Очень хотелось бы верить, что это, как говорит Газпром, спор хозяйствующих субъектов. Но все понимают, что это нереально, так как газ - это политический товар. Он обеспечивает инфраструктуру, то есть обеспечивает всю экономику. Поэтому любые поставки энергоносителей, и уж тем более прекращение энергопоставок, сокращение поставок - это всегда политический вопрос, даже если в основе лежит бытовая ссора двух менеджеров или недоразумения по поводу согласования цены.

- Можно ли говорить, что " Газпром" сегодня превратился в инструмент российской внешней политики?

- Скорее, российское государство превратилось в инструмент внешней политики "Газпрома". Российскому государству не выгодны подобные скандалы с Белоруссией. А "Газпрому" выгодны, потому что он от этого получает большие деньги. Если бы "Газпром" был инструментом российского государства, а не наоборот, то мы постарались бы белорусам, украинцам и всему СНГ дать газ по меньшей цене, чем сегодня, и получили бы за это большие комплексные преференции, и никаких газовых и нефтяных войн.

- Как обстоит сегодня дело с разработкой новых месторождений?

- Россия сегодня не тратит ресурсов на развитие нефте- и газодобывающего комплекса. Мы крупнейшие месторождения не осваиваем. До сих пор не освоен Ямал, не начато освоение Штокмана – ведутся только разговоры об этом. И у нас проблемы с добычей газа из-за того, что инвестиции в эту отрасль идут в недостаточном масштабе.

- То есть через какой-то период времени просто не хватит газа по экспортным контрактам?

- По экспортным контрактам хватит. Но будут проблемы с внутренним потреблением, если ситуация не изменится, если ее не удастся исправить. Но некоторый запас времени у нас еще есть.

- Высокие мировые цены на энергоресурсы повлияли на то, что Россия стала более уверенной во внешней политике?

- А где вы видите, что Россия стала более уверенной во внешней политике? Я этого не вижу.

- А то, что в России чиновники всех уровней заявляют, что Россия встала с колен, стала уверенней проводить свой внешнеполитический курс?

- Это чистый пиар властей. Мы зависимы сегодня от Запада сильней, чем 15 лет назад.

- Почему в России частные производители газа не допускаются к экспортной трубе?

- Недостаточная борьба со злоупотреблением монопольным положением во всех сферах жизни в России, в том числе применительно к "Газпрому".

- Насколько европейцам следует бояться усиления позиций " Газпрома" на европейском рынке?

- Для Европы опасности нет. В Европе "Газпром" не является монополистом, и поэтому не совсем понятно, чего боится Европа.

Беседовал Сергей Морозов

Контекст

Новости

Контекст