1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Киргизия

Эксперт: Произошедшие события сильно пошатнули доверие инвесторов к Киргизии

Временное правительство Киргизии подсчитывает остатки средств в государственной казне. Большая часть бюджетных денег размещалась в коммерческих банках, которые, как утверждают новые власти, контролировал Максим Бакиев.

Беспорядки в Таласе, Киргизия

Беспорядки в Таласе, Киргизия

В настоящий момент крупнейший банк страны "Азияуниверсалбанк" (АУБ) и еще четыре аффилированных с ним банка – "Иссык-Куль", "КыргызКредитБанк", "Манас Банк" и банк "Акыл" - взяты под внешнее управление со стороны Национального банка Киргизии, на их активы наложен арест. По некоторым данным, все эти банки ранее находились под контролем президентского сына Максима Бакиева. В то же время именно в "АУБ" находилась значительная часть государственных активов, он обслуживал пенсионный и социальный фонды, практически все бюджетные организации. Немало и простых граждан держали свои сбережения в этих банках. Новые власти сейчас проводят аудит и заявляют, что утечки капитала за рубеж, по предварительным данным, не произошло.

Прокомментировать сложившуюся ситуацию и то, как в целом произошедшие события отразятся на экономике Киргизии, корреспондент Deutsche Welle в Бишкеке попросил известного в республике аналитика, доктора экономических наук Азу Мигранян.

Deutsche Welle : Как данная ситуация с "Азияуниверсалбанком" и связанными с ним банками теперь может отразиться на всей финансовой системе республики ?

Аза Мигранян: Ситуация сложная, потому что удельный вес "АУБ" в операциях страны был достаточно большой. Соответственно, его временная приостановка приводит к задержке всех операций. Это негативно будет отражаться и в целом на деловой активности. Сам перевод этого банка под управление Нацбанка в полной мере тоже требует времени, ведь нужно изучить все активы, операции. Будет некоторая задержка всех расчетов, но все это не должно привести к каким-то тотальным последствиям, если, конечно, вдруг не обнаружится утечка капитала из "АУБ" и связанных с ним банков.

- А на сколько вероятно, что прежнее руководство "АУБ" могло успеть осуществить такую утечку капитала, особенно бюджетных средств?

- Утечка государственных финансов, которые находились под управлением "АУБ", достаточно сомнительна. Вывод государственных финансов из страны усложнен существованием параллельной системы контроля – со стороны национального банка и счетной палаты. К тому же, как мы знаем, бюджет республики на этот годы был дефицитным, и его дофинансирование осуществлялось международными финансово-кредитными учреждениями, которые также требовали дополнительных гарантий при предоставлении кредитов. И вот этот внешний фактор как раз в большей степени и вселяет уверенность, что государственные финансы находятся в сохранности.

- Но все-таки, технически насколько быстро возможно вывести средства за пределы страны?

- Сегодня международная финансово-кредитная система, а также система денежных переводов и осуществления международных платежей и расчетов работает в электронном формате. Поэтому любой перевод можно осуществлять практически мгновенно, если есть корреспондирующие счета и договоренности с другими внешними банками. Но хотела бы повторить, что перевод государственных средств на зарубежные счета вряд ли был возможен, потому что все-таки был какой-то контроль, и невозможно было предположить столь быстрого развития событий, которые произошли. А что касается коммерческих счетов, то здесь любой банк может в любое время без каких-то ограничений переводить на любые внешние счета.

- Как обстоит дело с вкладами физических лиц в данных банках? Нацбанк уверяет, что с этим все в порядке, но при этом уже введено ограничение на выдачу вкладов – не более 8 тысяч сомов (это менее 1 4 0 евро). Не приведет ли это к панике?

- Все зависит от степени ажиотажа среди населения и того, как это будет преподноситься в СМИ. Ограничение введены ведь в определенных банках, и они не касаются всей банковской системы. К тому же у нас в стране действует система страхования депозитов, которая предусматривает, что даже при банкротстве банка, вклады до 100 тысяч сомов (порядка 1700 евро) должны гарантированно выдаваться государством. Но здесь возникает другой вопрос - сможет ли государство найти столько средств и выдать их сразу, если будет объявлено о банкротстве ряда банков?

- Как в целом произошедшие события и сложившаяся нестабильность повлияют на инвестиционную привлекательность Киргизии? Не отвернутся ли инвесторы окончательно от республики?

-Эти события очень сильно пошатнули рейтинг доверия к нашей стране. У Киргизии и так был один из самых низких рейтингов кредитоспособности. Поэтому, естественно, политическая нестабильность будет очень сильно настораживать инвесторов. Для того чтобы преодолеть этот страх, необходимы достаточно сильные, быстрые и очень эффективные действия новых властных структур, которые бы помогли опровергнуть данные страхи тем, что экономика наращивает темпы или хотя бы не снижает тех темпов, которые были до этих событий. Кроме того, есть психологический фактор, его преодолеть будет сложно. Так что отношения по частным прямым инвестициям, я думаю, будут заморожены, как минимум, на полгода.

- А на финансовую помощь со стороны международных финансовых институтов временное правительство может рассчитывать, учитывая тот факт, что пока окончательно не решен вопрос с его легитимностью?

- Помощь гуманитарного характера, очевидно, будет поступать. Но от помощи инвестиционного характера и финансирования процессов развития, скорее всего, пока воздержатся. Международные структуры будут дожидаться определенной ясности и стабильности в республике.

- Как все это отразится на темпах роста киргизской экономики и стоит ли теперь вообще ожидать какого-то роста ?

- Некоторое снижение темпов роста будет происходить. Совокупно по итогам роста может быть небольшой рост ВВП, но он будет ниже того уровня, который планировался.


Беседовал Александр Токмаков, Бишкек
Редактор: Михаил Бушуев

Хроника

Контекст