1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Политика и общество

Эксперт: проблемы между Россией и Европой носят атмосферный характер

Профессор Ханс-Хеннинг Шредер убежден, что противоречия между Москвой и Вашингтоном не станут главными проблемами саммита.

default

Ангела Меркель и Владимир Путин

Одним из самых дискуссионных на саммите "большой восьмерки" является вопрос о размещении в Восточной Европе системы американской ПРО. По мнению ряда аналитиков, противоречия между Россией и Западом окажут свое влияние на ход саммита. Профессор Ханс-Хеннинг Шредер из Центра исследований Восточной Европы при Бременском университете в интервью "Немецкой волне" считает, что опасения преувеличены.

-Не вызовут ли последние резкие заявления Путина проблемы на саммите?

- Гроза уже прошла в пятницу и в субботу, когда было опубликовано интервью Путина журналистам из стран, входящих в "большую восьмерку". Вопрос состоит в том, будут ли спорные темы, касающиеся отношений с Россией, подниматься в Хайлигендамме. Я думаю, что в большинстве своем участники саммита будут стараться уменьшить ущерб, а не вызывать новые удары грома и молнии.

- Президент США Буш попытался сделать это накануне саммита в Праге, однако Москва и после его предложения о сотрудничестве в вопросе ПРО обвинила Вашингтон в проведении политического курса, характерного для эпохи "холодной войны"…

- И, тем не менее, судя по высказываниям госсекретаря США Кондолизы Райс или президента Буша, Вашингтон делает ставку на минимизацию ущерба, а не на конфронтацию. То же самое можно сказать и о правительстве Германии, которое не заинтересовано в дальнейшей конфронтации. Кроме того, и об этом нельзя забывать, во времена "холодной войны" два равных по силам блока противостояли друг другу. Сегодня Россия относится к так называемым "пороговым странам", которые не могут на равных вести дискуссию с США или с Европейским Союзом.

В настоящее время речь идет не о "холодной войне", а о поддержании хороших отношений, которые сейчас омрачены из-за действий США. Я не думаю, что Вашингтон в ближайшее время изменит свои намерения. А потому вопрос состоит в том, как нужно на них реагировать, например, в рамках ОБСЕ? Какие решения могут быть у этой проблемы? Я не считаю правильным продолжение политического курса, который не принимает во внимание позицию других, не считает это правильным и правительство Германии.

- А потому правительство Германии пытается сыграть роль посредника в споре между Вашингтоном и Москвой. Но насколько Берлин может исполнить эту роль, учитывая последние, довольно неприятные высказывания Путина в адрес Ангелы Меркель, которая по его словам, сама не захотела есть польское мясо, а Россию заставляет это сделать?

- Но кто же тогда может сыграть эту роль, если это вообще возможно? Несмотря ни на что, из стран ЕС у Германии самые лучшие отношения с Россией. Конечно же, последние, надо сказать, не самые дипломатичные высказывания Путина не произвели положительный эффект, скорее нанесли ущерб имиджу и репутации России на международной арене и осложнили ситуацию.

- Насколько тогда споры вокруг американской системы ПРО могут затмить другие темы саммита?

- Споры вокруг ПРО не имеют никакого реального значения. Американская противоракетная оборона ни в коей мере не нарушает системы ядерного равновесия. Последние испытания, например, российских крылатых ракет с комплекса "Искандер", следует рассматривать как закономерный этап в развитии ядерного потенциала России, а не как угрозу. Большую проблему представляют двусторонние договоренности в сфере безопасности Соединенных Штатов с Польшей и Чехией. И беспокойство российской стороны в этой связи понятно. Нужно найти платформу, на которой можно вести переговоры по этому вопросу в Европе, например, ОБСЕ. Желательно, но в ближайшее время вряд ли возможно проведение своего рода второй Хельсинской конференции.

Думаю, что, учитывая события последних дней, эти споры в какой-то мере могут омрачить атмосферу саммита "восьмерки". Однако большее значение имеют такие темы как изменение земного климата, стабильность на Ближнем Востоке, иранская атомная программа. Я не вижу никаких серьезных проблем в отношениях между Россией и Европой. Они носят больше вербальный или атмосферный характер, но не затрагивают вопросы сотрудничества в сфере экономики и политики безопасности.

- Тогда, может быть, стоит Европе и Германии для улучшения этого климата перестать критиковать Россию, например, за нарушения прав человека?

- И что тогда, нам нужно перестать критиковать и США, например, за их ошибочную политику в отношении Ирака или за Гуантанамо? Правительства могут сдерживать себя в этой критике, так поступает, скажем, министерство иностранных дел ФРГ. Канцлер Германии Меркель поступает иначе. Однако средства массовой информации в нашей стране мы не можем и не хотим сдерживать.

Контекст