1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Беларусь

Эксперт: По отношению к Евросоюзу Минск пока изменил только риторику

Эксперт исследовательского института FRIDE в Мадриде Наталья Шаповалова в интервью Deutsche Welle проанализировала сложившиеся отношения Евросоюза и Беларуси, а также перспективы участия Минска в "Восточном партнерстве".

Рукопожатие на фоне флага Евросоюза

Наталья Шаповалова, эксперт мадридского независимого научно-исследовательского института FRIDE, который занимается изучением роли Европы на международной арене, а также вопросами обеспечения мира и безопасности, демократизации и прав человека, в интервью Deutsche Welle проанализировала сложившиеся на данный момент отношения Евросоюза и Беларуси, а также оценила перспективы участия Беларуси в программе "Восточное партнерство".

Deutsche Welle: Можно ли ожидать более серьезного поворота Минска в сторону Евросоюза в свете осложнившихся отношений Беларуси и России?

Наталья Шаповалова: Заинтересованность Александра Лукашенко в более тесных отношениях с Европой, особенно в экономической сфере, был проявлен еще в прошлом году. Однако это никак не отразилось на желании Минска провести реформы по демократизации политсистемы. Предпринимаются, скорее, мелкие тактические шаги, например, освобождение политзаключенных. Но знаковые шаги не делаются.

Скажем, у ЕС было много ожиданий в том, что касается выборов в местные советы, но они так и не оправдались. Мне кажется, что прямой связи между ухудшением отношений Беларуси и России и желанием режима Лукашенко открыться и провести реформы нет.

- Осенью Европарламент будет обсуждать дальнейшую стратегию развития отношений с Беларусью. Претерпит ли здесь политика ЕС какие-то изменения?

Наталья Шаповалова

Наталья Шаповалова считает, что диалог Беларуси и ЕС идет пока на бюрократическом уровне

- Евросоюз всегда требовал от Беларуси шагов по демократизации, соблюдению прав человека для того, чтобы развивать отношения со страной. Я думаю, что эти требования не изменятся. В последнее время была видна готовность Брюсселя вести диалог с Минском – возьмем то же предложение об участии Беларуси в "Восточном партнерстве". Думаю, что эта тенденция будет сохраняться, потому что политика изоляции Беларуси не принесла никаких плодов.

Но Европа должна реалистично оценить механизмы влияния на политическую ситуацию в Беларуси. Последние попытки вовлечь Минск в процесс европейской интеграции, в том числе и в экономической сфере, конкретных результатов не принесли. Хотя можно отметить, что риторика Беларуси по отношению к ЕС изменилась и стала менее негативной.

- Говоря об участии в "Восточном партнерстве", как, на ваш взгляд, разрешится проблема представительства Беларуси в "Евронест"?

- Европарламент не раз говорил о том, что он готов пригласить в Парламентскую Ассамблею "Восточного партнерства" ("Евронест") представителей белорусской оппозиции в качестве наблюдателей. Официальный Минск расценивает такое заявление как дискриминацию страны и настаивает на присутствии в "Евронест" только представителей парламента.

Однако позиция Европарламента не изменилась. И это будет очень непоследовательно, если она вдруг изменится. Поэтому я пока вижу формулу возможного представительства Беларуси в "Евронест" так: пять официальных делегаций от стран-участниц программы и делегация от Беларуси в качестве наблюдателей.

- Можно ли влиять на политическую ситуацию в Беларуси, если в "Евронест" страна практически будет лишена права голоса?

- Я бы не переоценивала значение "Евронест" в "Восточном партнерстве", в особенности в том, что касается отношений между Беларусью и ЕС. Сейчас диалог идет, скорее, если так можно выразиться, на бюрократическом уровне. Евросоюз выбрал именно такой технический формат, чтобы как-то вовлечь Беларусь в европейскую интеграцию, искать точки соприкосновения и взаимные интересы.

В то время как роль "Евронест" заключается в отслеживании политического развития, в обсуждении многосторонних вопросов. Это в большей степени дискуссионная площадка для обмена взглядами на ситуацию в странах-участницах. Возможно, будут подниматься и вопросы, в которых Европарламент мог бы играть определенную роль.

Логотип института FRIDE

Демократизации в Восточной Европе FRIDE уделяет особое внимание

На данный момент существует разрыв. "Восточное партнерство" – это программа, в которой Еврокомиссия чисто технологически играет ведущую роль. В рамках "Восточного партнерства" на рассмотрение предлагаются конкретные проекты по охране границ, защите экологии и так далее. Еврокомиссия пытается обходить такие сложные вопросы, как, например, проблема нарушения прав человека или свободы СМИ. Роль "Евронест" как раз состоит в поднятии вопросов, "спрятанных" в бюрократической работе Еврокомиссии с правительствами стран-членов "Восточного партнерства".

- В Беларуси ЕС часто критикуют за ослабление внимания к белорусской проблематике и связывают этот факт с тем, что Брюссель, скорее, сосредоточен на выходе из финансового кризиса. Так ли это?

- Да, видно, что есть темы, такие как, например, финансовый кризис, которые привлекают внимание и СМИ, и политиков в Европе в большой степени. Но нельзя сказать, что кризис отразился на объеме той финансовой помощи, которую ЕС выделяет на демократизацию Беларуси или других стран Восточной Европы. У Еврокомиссии долгосрочное планирование. Может быть, ситуация немного другая с отдельными странами- членами ЕС, которые предоставляют помощь странам "Восточного партнерства". Но, по крайней мере, результаты исследования, которое FRIDE проводил в 2009 году, не свидетельствуют о том, что суммы, выделяемые на поддержку, уменьшились.

Я соглашусь с тем, что политического внимания к странам Восточной Европы не достаточно. Но объяснений здесь может быть много. С одной стороны, в 2008-2009 годах, когда Евросоюз объявил о том, что будет новая политика, объявил о создании "Восточного партнерства", появилось много поводов для СМИ, организовывались "круглые столы" и дискуссии с участием, в том числе, и оппозиционных политиков из Беларуси. В этом году на политическом уровне ничего значимого не произошло.

Ослабление внимания ЕС к белорусской проблематике также можно объяснить тем, что Евросоюз все еще переживает внутренний кризис, который начался еще в 2005 году, когда проявились проблемы, связанные с ратификацией Лиссабонского договора. Есть много открытых вопросов, и институциональных, и политических, которые требуют быстрого реагирования. Сейчас ЕС определяется с тем, кто и чем будет заниматься, какая роль будет у Еврокомиссии, какая у Верховного представителя. То есть ведутся, скорее, внутриполитические, чем внешнеполитические дебаты, что и отразилось на внимании к Восточной Европе.

Беседовала Виктория Зарянка
Редактор: Владимир Дорохов

Контекст