1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Эксперт: Пока внимание талибов не направлено на Центральную Азию

В Центральной Азии обеспокоены положением на севере Афганистана. СМИ сообщают об активизации там талибов. Эксперт из Кабула рассказал DW о том, как эта ситуация повлияет на регион.

Ситуация в провинции Бадахшан, что на северо-востоке Афганистана, остается тревожной. В начале марта, по сообщениям СМИ, там произошли столкновения между боевиками и правительственными силами безопасности. По информации агентства Аfghanistan.ru, сотни семей покинули район Вардудж, опасаясь действий радикалов. Своей оценкой ситуации в провинции в интервью DW поделился афганский политолог, независимый эксперт из Кабула Хазрат Вахриз.

- Господин Вахриз, что на самом деле сейчас происходит в афганском Бадахшане?

Хазрат Вахриз

Хазрат Вахриз

- Ситуация тревожная. Талибы сообщают, что только за последние три дня в столкновениях с правоохранительными органами Бадахшана им удалось убить 29 афганских силовиков. При этом они утверждают, что контролируют обширные районы в нескольких уездах этой провинции. Приводятся данные, что сейчас в зоне их ответственности находится до 90 процентов территории уезда Вардудж.

- А какова реакция афганских властей на происходящее?

- Талибы - мастера договариваться с коррумпированными командирами и чиновниками. Они без труда усиливают свое значение и вербуют новых добровольцев в свои ряды. В Бадахшане почти все знают и открыто говорят, что самые высокопоставленные чиновники и даже народные избранники вовлечены в коррупцию и наркобизнес.

- В чем геополитическая особенность афганского Бадахшана?

- Бадахшан - единственная афганская провинция, непосредственно граничащая сразу с тремя странами: Пакистаном, Китаем и Таджикистаном. При этом достаточно спокойным остается лишь китайское направление. Это обусловлено труднопроходимостью горных районов и усиленным контролем линии китайской границы. Ситуация же близ рубежей Пакистана и Таджикистана иная. Соседство Бадахшана с северными областями Пакистана еще во времена советской военной кампании превратило эту провинцию в важный канал снабжения отрядов моджахедов боеприпасами, деньгами и новоиспеченными боевиками.

Если обратить внимание на риторику пакистанских религиозных клерков, то ситуация, по их мнению, в Афганистане никак не изменилась. Разве что советских солдат сменили американцы и их союзники. Здесь по-прежнему говорят, что Афганистан оккупирован "неверными" и потому джихад актуален.

Следует отметить, что из всех граничащих с Пакистаном провинций, в последнюю очередь произошла дестабилизация ситуации в Бадахшане. Он находится далеко от центра. Там удручающая нищета среди местного населения, коррупция в органах власти, сильная наркомафия, теневая экономика, противоборство между различными группировками.

Все это сделало Бадахшан привлекательным местом для талибов и уязвимой провинцией для Кабула. Бадахшан в административной иерархии Афганистана является второсортной провинцией. Это обстоятельство еще больше усиливает отсутствие должного внимания к региону со стороны центральной власти. Но есть еще один фактор.

- Какой именно?

- Волнения в арабских странах уменьшили размер финансовой поддержки афганским талибам. Эти условия сейчас вынуждают талибов искать дополнительные источники дохода в самом Афганистане, а там выбор небольшой. Это - наркотрафик. В Бадахшане, откуда большой поток наркотиков идет в страны Центральной Азии и Россию, талибы смогли быстро найти себе финансовую подпитку. Там проложен канал поставок и местные власти погрязли в этом "бизнесе". Бадахшан превратился в легкую мишень для экстремистов.

- Как, на ваш взгляд, будет развиваться ситуация на афгано-таджикской границе? Если судить по сообщениям СМИ, среди боевиков в афганском Бадахшане немало выходцев из стран Центральной Азии.

- Бадахшан граничит с Таджикистаном, по территории которого проходит поток наркотиков в Центральную Азию и далее в Россию. Несмотря на усилия таджикских властей, наркобароны прорубили надежный тоннель для своего смертоносного товара.

Наивно полагать, что талибы, тоже вовлеченные в этот бизнес, упустят шанс воспользоваться этим же каналом для распространения своих экстремистских настроений в Центральную Азию. Общие экономические выгоды, наряду с идеологическим сходством нынешних талибов и бывших моджахедов, которые ныне у власти в Бадахшане, как ни странно, сблизили заклятых врагов.

- А что вы можете сказать о вызовах для Центральной Азии со стороны Исламского движения Узбекистана (ИДУ)?

- Я думаю, оценка потенциала ИДУ преувеличена. Эта организация энергична в провинции Кундуз, но ее активность несравнима с действиями талибов и Исламской партии Афганистана Гульбеддина Хекматияра. ИДУ ведет мобилизационную работу среди местного населения, особенно афганских узбеков, а также выходцев из стран ЦА и России. Вместе с тем ИДУ в стратегии талибов по реализации террористических планов отведена лишь вспомогательная роль.

Деятельность ИДУ в Центральной Азии пока ограничивается скоординированной отправкой миссионеров из Пакистана для распространения талибских идей и ориентиров. Эти миссионеры, как правило, приезжают в Казахстан, Киргизию и Таджикистан по официальным визам, полученным в посольствах этих стран в Пакистане. Растущее число женщин в хиджабах и бородатых мужчин на улицах городов этих стран - свидетельство эффективной работы миссионеров.

Но сегодня это движение не является серьезной угрозой для Центральной Азии. Население этих стран хорошо понимает ценность стабильности и социальных свобод. Там люди, имея наглядный пример Афганистана, не готовы прибегнуть к радикальным действиям. Таким образом весной и летом текущего года не предвидится резкого изменения ситуации в этом регионе. По крайней мере талибы на это вряд ли решатся. Они пока заняты в Афганистане и не хотят разбрасываться силами на Центральную Азию.