1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Эксперт о кризисном менеджменте Кремля: Пиару научились

В десятую годовщину гибели подводной лодки "Курск" Россия снова борется с трагедией - лесными пожарами. Берлинский политолог Ханс-Хеннинг Шрёдер считает, что кризисный менеджмент с тех пор изменился.

Путин пожимает руки пожарным возле машины

Путин пожимает руки пожарным в Воронежской области (4 августа 2010)

Когда 12 августа 2000 во время учений в Баренцевом море произошел взрыв на атомной подводной лодке "Курск", еще недавно избранный президент России Владимир Путин несколько дней продолжал отдыхать в Сочи. Вот как он сам тогда объяснил свой поступок: "Первым желанием было вылететь в район, на базу флота, непосредственно на месте ознакомиться с ситуацией. Я удержался от этого и думаю, что поступил правильно".

Путин считал, что "прибытие в район бедствия чиновников высокого ранга, различных чиновных лиц, неспециалистов в той или другой области не помогает, к сожалению, спасению людей и техники, а чаще всего - мешает".

"Курск" и пожары - похожи

Подводная лодка у причала

АПЛ ''Курск'' на базе в Видяево

Профессор Ханс-Хеннинг Шрёдер (Hans-Henning Schröder), ведущий эксперт по России и странам СНГ берлинского фонда "Наука и политика" считает, что кризисный менеджмент российского руководства тогда был из рук вон плохим. "Это было плохо для имиджа, поскольку президент тогда не сразу выехал на место трагедии и не вмешался, - говорит Шрёдер. - Кроме того, было очевидно, что не было необходимых структур. У российского флота не было глубоководных водолазов, эту службу расформировали". Еще одной проблемой, по мнению эксперта, было то, что Россия не сразу обратилась за международной помощью.

10 лет спустя Путин, теперь уже на посту премьер-министра, очевидно, изменил свою точку зрения по поводу эффективного кризисного менеджмента. Уже несколько недель Россия борется с масштабными лесными пожарами, а сам Путин демонстрирует борьбу со стихией на передовой - за штурвалом самолета.

"Они научились по крайней мере пиару. Телекамеры показывают премьер-министра, как он в разных позах руководит тушением пожара. Хотя есть и моменты, похожие на трагедию с "Курском", - полагает Шредер. - Тогда в России не было глубоководной спасательной службы, поскольку ее расформировали. Сегодня одна из проблем - то, что были упразднены структуры по защите лесов".

По мнению Шрёдера, похожая ситуация и с самолетами для пожаротушения: "Их распределили равномерно по всем регионам страны и теперь не могут использовать эффективно там, где они нужны".

Не типично российская проблема

Ханс-Хеннинг Шрёдер

Ханс-Хеннинг Шрёдер

В то же время, отмечает берлинский политолог, нежелание российского руководства брать на себя ответственность за катастрофы - это не чисто российское явление. По его словам, похожим образом ведут себя и в других странах: "Это случается и на Западе. Достаточно вспомнить недавнюю катастрофу в Германии на музыкальном фестивале "Парад любви" в Дуйсбурге".

В результате давки на этом фестивале погибли более 20 человек. Бургомистр Дуйсбурга до сих пор пытается уклониться от ответственности, хотя уже очевидно, что он допустил ряд грубых ошибок, говорит Шрёдер. "Разница между Германией и Россией заключается в наличии независимых СМИ, которые находят важную информацию и заставляют политиков на нее реагировать", - говорит берлинский эксперт.

И особенно это касается того, как россиян информируют о пожарах в Брянской области, где леса заражены радиоактивными элементами после Чернобыльской катастрофы. То, что чиновники не спешили об этом сообщать, Шрёдер объясняет "паническим желанием удержать информацию вместо того, чтобы обнародовать ее и предложить пути решения проблемы".

Автор: Роман Гончаренко
Редактор: Андрей Кобяков

Контекст