1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Эксперт: На Северном Кавказе возможна новая война

Дальнейший рост напряженности в Игушетии может выплеснуться в реальный вооруженный конфликт.

default

В интервью Deutsche Welle Татьяна Локшина, исследователь Human Rights Watch, заявила, что ситуация в Ингушетии напоминает то, что происходило перед началом Первой чеченской войны.

Deutsche Welle: Татьяна, расскажите, что сейчас происходит на Северном Кавказе? Уменьшился ли уровень насилия?

Татьяна Локшина : За последние годы весь северокавказский регион стал крайне взрывоопасным. Это в большой степени результат чеченской войны, которая была расползающимся конфликтом. Сегодня внешне ситуация там стала более спокойной, понизился уровень убийств и похищений людей.

- Вы можете сказать , насколько понизился?

- Мы, безусловно, отслеживаем ситуацию, но что касается количественных показателей, мы не можем вести непрерывную статистику похищений. И поэтому если говорить о цифрах, то мы ориентируемся на информацию, которую постоянно собирает правозащитный центр "Мемориал", у которого непосредственно в Чеченской Республике функционируют офисы. Если посмотреть на их статистику, то в течение лета прошлого года похищали 2-3 человека в месяц, и это в разы меньше чем было 2-2,5 года назад.

Но надо и принимать во внимание тот факт, что люди сегодня в Чечне боятся говорить. Боятся, что если они начнут рассказывать о том, что происходит с ними и их семьями, то об этом моментально узнают силовые структуры, и им придется испытать на себе негативные последствия собственной разговорчивости. Я сама часто приезжаю в Чечню, и чувствую разницу в общении, как люди - жертвы нарушения прав человека - разговаривали с приехавшим правозащитником в 2003 году и сейчас.

- То есть сейчас больше страха?

- Может, это абсурдно, но это факт. Когда стреляли, и шла война, когда уровень физической опасности был намного выше, чем сейчас в спокойном восстанавливающемся Грозном - люди не боялись говорить, люди не молчали. И куда бы мы ни приходили, нам сразу рассказывали, что происходит в этом месте, кто здесь пострадал, кто нуждается в помощи. Вот сегодня это далеко не так.

- А что касается других республик Северного Кавказа, в частности Ингушетии, что там сейчас происходит?

- Исследовательская группа Human Rights Watch ездила туда в самом конце декабря 2007 года. Мы работали там по делам о внесудебных казнях, о похищениях, о пытках, о которых мы слышали на протяжении 2007 года. Ингушетия сегодня для нас, безусловно, приоритетный регион. Ситуация в Ингушетии напоминает в большой степени то, что происходило в Чечне перед началом войны, перед 1994 годом.

- То есть ситуация очень взрывоопасная?

- Да. И что мы там видим - силовые структуры Республики Ингушетия осуществляют в республике крайне жесткие контртеррористические операции. На что похожи эти операции? Например, молодого человека, которого подозревают в том, что он является боевиком или подозревают в связях с боевиками, расстреливают на рынке в Назрани. Его расстреливают в упор вооруженные люди в присутствии многих свидетелей. Его не сразу убивают, а очень тяжело ранят, и когда он истекает кровью, никому не дают подойти, и он умирает на их глазах. Понятно, какое настроение формируется, когда люди видят такие противозаконные, крайне жесткие спецоперации.

- С вашей точки зрения, есть риск повторения второй Чечни в Ингушетии?

- Мне бы не хотелось делать политически печальные прогнозы. Но ситуация непрекращающегося насилия со стороны силовых структур, ситуация абсолютного беззакония действия силовиков - это угроза дальнейшего роста напряженности, которая может выплеснуться в реальный вооруженный конфликт.

- Каковы сегодня средства контроля за ситуацией со стороны средств массовой информации, и что происходит с известным новостным сайтом Ингушетия.ру ?

- Ситуация с сайтом сложилась действительно очень печальная. Этот сайт является источником оперативной информации о том, что происходит в Ингушетии. Какая-то информация, появляющаяся на сайте, возможно, не проверенная. Но, по крайней мере, есть хоть какая-то возможность ориентироваться в потоке событий, которые происходят в Ингушетии, делать свои выводы и получать независимые сведения.

На сайт давят разными способами, и действия властей абсолютно четко указывают на то, что они заинтересованы в том, чтобы полностью перекрыть этот канал информации. А на деле, он является единственным независимым каналом постоянной оперативной информации, поступающей ежедневно. И поэтому понятно, что давление на сайт, это давление на свободу слова, свободу выражения мнений, которая является фундаментальным правом.

Беседовал Сергей Морозов

Контекст