1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Туркмения

Эксперт: Многопартийность в Туркмении - это только риск еще больших репрессий

Президент Туркмении Гурбангулы Бердымухамедов выступил с инициативой ввести многопартийную политическую систему. В интервью Deutsche Welle правозащитник дал оценку заявления главы одной из самых авторитарных стран мира.

Сапармурат Ниязов и Гурбангулы Бердымухамедов

Сапармурат Ниязов и Гурбангулы Бердымухамедов

Выступая перед депутатами парламента в конце января, президент Туркмении Гурбангулы Бердымухамедов в очередной раз призвал их ускорить разработку закона "О политических партиях". Глава государства сказал, что недоволен медленными темпами либерализации политической системы страны. Год назад президент уже предлагал депутатам парламента создавать новые политические партии.

В Туркмении на протяжении почти 20 лет независимости существует только одна партия - Демократическая партия Туркмении (ДПТ), председателем которой является президент. Преемница компартии, ДПТ объединяет в своих рядах чиновников всех рангов и государственных служащих. Независимых или оппозиционных партий в стране нет. Заявление президента Бердымухамедова в интервью Deutsche Welle прокомментировал правозащитник Вячеслав Мамедов, руководитель Демократического гражданского союза Туркмении, базирующегося в Нидерландах.

Deutsche Welle : Каковы , на ваш взгляд , причины призыва к многопартийности, прозвучавшего из уст президента?

Вячеслав Мамедов: На мой взгляд, тут следует совершенно четко понимать, что призыв к многопартийности совершенно не означает демократизацию туркменского общества или либерализацию того режима, который там сейчас есть. Мне кажется, причину надо искать в более глубинных процессах. Дело в том, что политический режим, который мы сейчас имеем в Туркмении, причисляется к одной из наиболее жестких диктатур в мире, и со времен Ниязова ничего не изменилось в этом плане. А в такой форме государству, конечно, трудно надеяться на развитие отношений с Европой и даже с ближайшими соседями. Поэтому если реформ нет, то нужно создать их видимость. Руководство Туркмении понимает, что страну нужно реанимировать, например построить "имитационную демократию" азиатского толка по примеру соседнего Казахстана.

- Насколько целесообразно сегодня принятие законопроекта о партиях в Туркмении ?

- Не вижу смысла в принятии данного закона, а все эти заявления мне напоминают фарс, и не более того. Многопартийная система, которая сейчас проектируется в Туркмении, - это многопартийная система директивного плана, то есть она просто насаждается искусственно. Ведь многопартийность складывается из множества компонентов, и в первую очередь важно наличие гражданского общества. А так как гражданское общество в Туркмении разгромлено, то многопартийность там может существовать только за счет директив правительства.

- Допускаете ли вы, что в ближайшее время в стране появятся другие, независимые от государства, политические партии?

- Вряд ли появление таких партий возможно сегодня. Дело в том, что для многопартийной системы, даже имитационной, как в Казахстане, все равно нужны зачатки хоть какого-то гражданского общества или прослойка инакомыслящих людей, чего совершенно нет в Туркмении. Более того, я думаю, нужно опасаться такой искусственной многопартийности, которую пытаются создать в Туркмении, ведь любая партия подобного толка будет обслуживать действующий политический режим. А поскольку внутренняя политика режима глубоко репрессивна и карательна по отношению к собственным гражданам, то в лице подобной партии мы получим еще один репрессивный орган. Многопартийность должна рождаться снизу, а не по указанию сверху. Никаких новых элементов выборности в стране не появилось. Как и раньше, в органы власти попадают чиновники высшего звена, функционеры той самой Демократической партии Туркмении и члены президентского движения "Галкыныш".

- Существуют ли какие-либо оппозиционные политические движения внутри страны или за ее пределами?

- После 20 лет погрома, который устраивал туркменский режим - сначала Ниязов, потом Бердымухамедов, - говорить об оппозиции внутри страны не приходится. Кроме того, нет никакой законодательной базы, регулирующей деятельность политических групп, а любая незаконная деятельность чревата репрессиями. За пределами страны могу назвать Республиканскую партию Туркмении, которую возглавляет Нурмухаммед Ханамов, патриот, глубоко озабоченный проблемами своей страны. Но любая политическая партия - это дорогостоящий проект, и от суммы бюджета этого проекта зависит, насколько активно может партия работать. Республиканская партия Туркмении работает в рамках довольно ограниченного бюджета, поэтому говорить о каком-то политическом влиянии в таких условиях сложно.

Автор: Айша Бердыева
Редактор: Михаил Бушуев

Контекст