1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Эксперт: Кризис заставит реформировать политическую систему России

По мнению Николая Петрова, финансовый кризис показал, что Россия упустила благоприятное время для модернизации страны.

default

Николай Петров

В интервью Deutsche Welle эксперт московского центра Карнеги Николай Петров заявил, что финансовый кризис может оздоровить всю систему государственного управления России.

Deutsche Welle: Николай Владимирович, будут ли, с вашей точки зрения, российские власти как-то переосмысливать свою внутреннюю политику в связи с финансовым кризисом?

Николай Петров: Российские власти выводы уже делают, и, безусловно, будут делать и дальше, если хотят выжить. Сейчас это вопрос не внутреннего самосовершенствования, а исключительно выживания. И действительно, то хрупкое равновесие, которое казалось очень устойчивым, было недооценено российскими руководителями. Поэтому и любого политического потрясения, и толчка извне было достаточно для того, чтобы российский рынок упал гораздо больше, чем любые другие рынки.

Другое дело, что сейчас, как и последние месяцы, правительство действует реактивно, и в этом смысле можно в очередной раз сожалеть о том, что Россия упустила возможности, которые действительно были, не воспользовалась тем исключительно благоприятным положением, в котором находилась российская экономика.

И, отчасти, это произошло потому, что было такое головокружение от успехов и ощущение, что дальше будет еще больше, еще лучше. В начале этого года, когда только обсуждалась концепция развития до 2020 года, было ощущение, не основанное на реальной ситуации, что Россия уже встала с колен, и дальше будет становиться все сильнее и могущественнее.

- Какую главную ошибку российских властей обнажил кризис?

- Власть не провела модернизацию, и те реформы, во многом правильные по идее своей, которые были подготовлены и начали реализовывать в начале второго путинского президентского срока, не пошли. Не пошли именно потому, что управленческая система была уже выстроена очень неэффективно, реформы вызвали массовый социальный протест.

И вместо того, чтобы доводить их до какого-то более приемлемого для общества и страны состояния, Кремль просто их задвинул, решив, что, в общем-то, зачем нужны какие-то реформы, если у нас колоссально растет экономика, огромные деньги и так далее.

- То есть, был выбран наиболее примитивный способ развития?

- Ну, да, и эти 4 года, собственно, второй путинский президентский срок оказались полностью потерянными. Это было время, когда можно было проводить любые реформы и модернизацию, и когда их не провели.

- Но ведь, пожалуй, самое модное слово в лексиконе российских лидеров было именно слово " модернизация "?

- В начале медведевского президентства, и в конце путинского, когда Кремль вышел со своими идеями модернизации, оказалось, что он понимает модернизацию совсем не так, как ее понимают в мире. Модернизация по-кремлевски, понимается как какой-то советский атомный проект или развитие космических исследований в Советском Союзе. То есть, это колоссальные государственные инвестиции в какое-то перспективное направление, когда независимо от затрат можно именно вот этой колоссальной концентрацией усилий добиться какого-то прорыва.

- В чем причина неэффективности созданной системы управления в России?

- В своем нынешнем виде это не структура, на которую можно опереться. Мне кажется, главная проблема новой нашей современной политической конструкции заключается в том, что ее элементы не имеют какой-то самостоятельной силы и легитимности, помимо президента, и это не несущие элементы конструкции, это декоративные элементы.

- Кризис окажет оздоровляющее влияние на политическую систему?

- Да, думаю, как и любой кризис. Если больной выживет, то он будет более крепким. Но совершенно не очевидно, что он в состоянии выжить. То есть сейчас политический режим стоит перед очень серьезным и ответственным вызовом. Либо он может себя модернизировать, в чем есть большие сомнения, и тогда он демонстрирует свою жизнеспособность. Либо он не способен на модернизацию, и тогда он просто не состоятелен, и на его место приходит другой политический режим, совершенно необязательно более демократичный.

- Представим ситуацию, что финансовый кризис достиг самого дна, и дальше котировки фондового рынка идут вверх, экономический кризис преодолен, и ситуация выправляется. Действия российского руководства - " Слава Богу, пронесло " . И снова начинают закачивать нефть и ничего не меняют. Получается, что чем серьезней кризис в России, тем большим реформам подвергнется политическая система в России?

- Да, и не только политическая, а вообще все государственное устройство. Беда в том, что когда пришел Путин к власти, это совпало с резким финансовым улучшением, не в результате усилий его и его правительства, а благодаря благоприятной конъюнктуры в экономике. И сначала у граждан, а потом и у него самого возникла полная иллюзия, что это и есть результат конструктивных усилий, которые он принимал.

И опасность состояла в том, что страна двигалась в тупиковом направлении, а поскольку экономически это было совершенно не очевидно, никаких средств защит не было. В результате сломали свободные СМИ, поставили под контроль парламент, губернаторов и даже гражданское общество. Это как человек, у которого нет никаких болевых рецепторов, он может сунуть руку в огонь и любоваться тем, как она горит, не ощущая никакой боли. Вот примерно такая ситуация была с нашей страной.

И чем дольше бы это все продолжалось, тем больше была бы цена сделанных ошибок, цена, которую нам всем предстоит заплатить за то, чтобы двинуться уже не в своем оригинальном направлении, а в направлении нормального общественного развития.

Беседовал Владимир Сергеев

Контекст