1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мир

Эксперт: "Исламское государство" стремится к политическому господству

Немецкие медиа сообщают, что "Исламское государство" между делом развивает "госструктуры". В этом нет ничего необычного, объясняет в интервью DW политолог Йохен Хипплер.

Политолог и эксперт по международной политике из университета Дуйсбурга-Эссена Йохен Хипплер (Jochen Hippler) рассказывает в интервью DW, что нет ничего необычного в том, что "Исламское государство" пытается активно развивать государственные институты.

DW: Согласно данным немецких телеканалов NDR, WDR и газеты Süddeutsche Zeitung, у боевиков "Исламского государства" функционирует система медицинского страхования, выплачиваются пособия при вступлении в брак, семьям погибших или попавших в плен боевиков определяется пенсия. Кроме того, на каждого из террористов-смертников заводится специальное личное дело. Можно ли в таком случае действительно говорить о существовании государства?

Йохен Хипплер: С технической точки зрения - нет, так как одним из важнейших критериев является признание его существования другими государствами, а этого пока не произошло. Так что в юридическом смысле еще нельзя говорить о "государстве". Однако нужно признать, что эта организация уже долгое время стремится сформировать структуры, подобные государственным. Наряду с упомянутыми вами аспектами проводится также сбор налогов, существуют вооруженные силы. Все вместе это на самом деле создает впечатление, что ИГ движется в этом направлении.

- Тогда все то же самое можно сказать и в отношении мафиозных структур?

Политолог Йохен Хипплер

Йохен Хипплер

- Разница очевидна: мафия не контролирует большие, связанные друг с другом территории. Боевики ИГ в свою очередь имеют в Ираке и Сирии такое значение, что их географическая зона влияния порой больше, чем у сирийского правительства. В этом кроется главное отличие от мафиозных структур, которые ведут свою криминальную деятельность в определенных регионах страны, однако не в состоянии выступить против правительства и захватить власть. "Исламское государство" же имеет свои суды, получает огромные суммы в виде налогов и ведет крайне строгую политику в отношении управления персоналом; в его распоряжении находятся организованные вооруженные силы, в том числе танки и артиллерия. У мафии всего этого нет.

- Вы говорите, что признание другими государствами - это один из важнейших критериев государственности. Можно ли сказать, что ИГ стремится к такому признанию? Что боевики налаживают контакты с другими странами, которые, возможно, были бы готовы признать ИГ?

- До сих пор такие попытки замечены не были. В каком-то смысле это даже противоречит самой идее этого "государства": организация уже несколько раз меняла свое название. Сначала она называла себя "Исламское государство в Ираке", затем - "Исламское государство в Ираке и Сирии", сейчас используется просто название "Исламское государство", по всей видимости, с претензией на то, что это "государство для всех мусульман". Все это означает, что боевики ИГ являются своего рода конкурентами всех других государств, включая и Саудовскую Аравию, и Сирию, и Ирак. ИГ хочет занять место всех других исламских государств, основать новое - прямого наследника пророка Мухаммеда, что выходит за любые рамки и абсолютно абсурдно. Однако это в то же время подразумевает, что ИГ считает себя выше любого другого государства, а не признает себя одним из многих. В реальности это, конечно, не так, однако в нынешний момент они - в идеологическом смысле - позиционируют себя именно так.

- Если в структуре ИГ будут развиваться государственные институты, как это повлияет на конфликт на севере Ирака и в Сирии?

- Прежде всего, мы должны понимать, что такое развитие госстуктур и институтов встречается вовсе не так редко, как можно было бы подумать. Мы наблюдаем похожее и в других организациях - вспомните про пакистанский "Талибан", который также пытался сформировать в некоторых регионах страны судебную, налоговую и другие структуры. В некотором смысле протестные движения часто стремятся стать альтернативой существующему государству.

Еще раньше, в 70-х и 80-х годах прошлого века освободительные движения пытались создать свободные зоны с собственным подобием государственности. Так что боевики ИГ следуют определенной логике, которая необходима в момент выстраивания власти, захвата власти и консолидации власти. И для этого недостаточно действовать как в клубе по интересам, нужно на самом деле создать такие институты. Они справляются с этим довольно успешно, что в свою очередь означает лишь одно - нельзя рассматривать эту группировку просто как террористическую организацию - чем она, безусловно, и является. В конечном счете, ИГ - это организация, которая использует террор для достижения собственной цели, а именно - установления политического господства.

- Государственные структуры Сирии и Северного Ирака едва функционируют. Заполняет ли "Исламское государство" этот вакуум?

- Именно это и есть причина того, почему ИГ набрал такую силу. Вспомните ситуацию в начале лета, когда боевики ИГ за короткий период взяли под контроль большую часть на севере и северо-западе Ирака - это случилось не потому, что они обладали такой большой военной мощью. Они просто были хорошо организованы и, по сравнению с другими, более влиятельны. И все же на самом деле им это удалось потому, что иракское государство просто не функционировало, иракская армия распалась: солдаты иракского правительства не вышли на защиту государства, а просто дезертировали и бежали к своим семьям. Так что боевики ИГ просто столкнулись с вакуумом, и быстро заняли пустующее место.

Смотреть видео 02:37

Откуда в Германии сторонники "ИГ"? (14.10.2014)

Аудио- и видеофайлы по теме