1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Эксперт: Зависимость бюджета России от нефти стала сильнее

В случае резкого падения цен на нефть Россия может оказаться в очень сложной бюджетной ситуации. Так считает главный экономист, руководитель аналитического департамента "Дойче банк" в России Ярослав Лисоволик.

Вентиль на трубе нефтепровода

По мнению эксперта, инфраструктурные расходы позволили бы диверсифицировать российскую экономику, снизив ее зависимость от цен на энергоресурсы.

Deutsche Welle: Недавно стали известны основные показатели, которые закладываются в бюджет 2011-2013 годов. Какие факторы риска вы в нем видите?

Ярослав Лисоволик

Ярослав Лисоволик

Ярослав Лисоволик: Во-первых, в бюджете, безусловно, сохранена значительная зависимость от цен на нефть, и эта зависимость за последние несколько лет возросла. Если будет резкое падение цен на нефть, Россия может оказаться в очень сложной бюджетной ситуации.

Во-вторых, стало меньше резервов. Если до кризиса было 220 миллиардов долларов в двух фондах - резервном и фонде национального благосостояния, - то теперь у нас немногим более 100 миллиардов долларов. И если будет новый виток кризиса, с ним будет намного сложнее справиться, так как для этого будет меньше ресурсов.

В-третьих, за последние годы у нас резко повысились расходы, и чтобы избежать рисков, в течение следующих нескольких лет России - как и многим другим развитым странам - придется принимать меры для системного сокращения госрасходов.

- В чем еще причина сильной привязки российского бюджета к ценам на нефть? Казалось бы, кризис должен был показать, что нельзя рассчитывать только на энергоресурсы. Получается, что он, наоборот, закрепил сырьевую зависимость России.

- Фактор нефтяной зависимости - долгосрочный. Чтобы ее существенно снизить, требуются десятилетия. К сожалению, пока что не было предпринято существенных мер, направленных на диверсификацию экономики, и шагов, снижающих зависимость бюджетной системы от цен на нефть. Увы, но в России имеет место приоритизация социальных расходов по сравнению с расходами инфраструктурными. Хотя именно инфраструктурные расходы позволили бы диверсифицировать экономику и снизить зависимость российской экономики от цен на нефть.

Тот факт, что больше средств тратится на текущие, или социальные, расходы, как раз повышает уязвимость бюджета, потому что расходы эти очень сложно сократить. Особенно сложно - при вступлении в новый электоральный цикл, который начинается в следующем году. Иными словами, не только количество, но и качество расходов в последнее время было ориентировано так, что это не способствовало диверсификации экономики и снижению зависимости от цен на нефть.

- Аналитики Merrill Lynch называют состояние государственных финансов в России "бюджетным горем". Все настолько плохо?

- Все относительно. Думаю, очень многие страны хотели бы иметь такое же "бюджетное горе", как в России, если речь идет о том, что у нее резервы на уровне десятков миллиардов долларов в фонде национального благосостояния и в резервном фонде. К тому же, если посмотреть на первую половину этого года, то бюджетный дефицит находится примерно на уровне 2 процентов ВВП - это, думаю, очень хороший показатель, по сравнению с очень многими странами. Госдолг России - меньше 10 процентов ВВП, что тоже неплохо.

- Но резервный фонд, по заявлению министра финансов Алексея Кудрина, будет исчерпан уже к концу этого года…

- Давайте вспомним, что министр финансов и ранее говорил о том, что этот фонд будет полностью исчерпан - и к началу этого года, и к середине. На самом деле минфин старается сделать так, чтобы этот фонд не был исчерпан.

- Если взять бюджетные показатели 2011-2013 годов, сколько средств уходит на развитие - на инфраструктурные, инновационные проекты? И сколько - на социальные обязательства?

- Социальные обязательства - это крупнейшая статья бюджета. На инфраструктуру в течение последних нескольких лет уходило от одной пятой до одной шестой части бюджета. Хотя неизменно стояла задача увеличить долю расходов на инфраструктуру. Но, к сожалению, за последнее время эта доля была сокращена, сокращаются расходы на транспортную инфраструктуру, строительство дорог и так далее. Пока частный сектор остается слабым, финансировать инфраструктуру должно государство. Но, в связи с кризисными явлениями и электоральным циклом, скорее всего, этого не будет.

- Как, по-вашему, можно повысить эффективность расходования бюджета?

- Думаю, ключом к этому является частно-государственное партнерство. Потому что бюджет сам по себе за последние годы не всегда эффективно расходовал эти средства в инфраструктурной сфере, более того, у нас, в России, есть своего рода боязнь трат на инфраструктуру. Просто потому, что мы знаем, что средства в этой ключевой для российской экономики сфере тратятся не очень эффективно. Чтобы привнести элемент рыночной эффективности, необходимо участие частного сектора в реализации этих инфраструктурных проектов, которые бы софинансировались бюджетом.

Беседовал Сергей Морозов, Москва
Редактор: Андрей Кобяков

Контекст