1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Беларусь

Эксперт: Договоренности Лукашенко и Чавеса рано воспринимать как действительность

Эксперт Финского института международных отношений Аркадий Мошес в интервью Deutsche Welle оценил усилия Беларуси по поиску альтернативных поставок энергоносителей из Венесуэлы и снижению энергозависимости от России.

default

По мнению ведущего научного сотрудника Финского института международных отношений Аркадия Мошеса, несмотря на усилия белорусского руководства по поиску альтернативных поставок нефти и газа, Россия по-прежнему остается серьезным вызовом энергетической безопасности Беларуси.

Deutsche Welle : Во время поездки президента Лукашенко в Каракас было достигнуто соглашение о ежегодных поставках в Беларусь 4,2 миллионов тонн венесуэльской нефти. Насколько это прибыльный проект?

Аркадий Мошес: Большинство экспертов сомневается в выгодности прямых поставок, потому что если ввозить нефть из Венесуэлы и переваливать ее в польских или литовских портах, потом перерабатывать в Беларуси и вывозить, это будет достаточно дорого. Если только Венесуэла не начнет продавать нефть себе в убыток, что с учетом ее экономического положения маловероятно.

Наверное, возможно применение каких-то схем, о которых и раньше шла речь, что, например, венесуэльская нефть будет поставляться в страны западного полушария, а Беларусь будет получать от этого прибыль и на полученные деньги рассчитываться с Россией.

Аркадий Мошес

Аркадий Мошес

Но я бы не стал воспринимать результаты этого визита как действительность. Это пока еще декларации о намерениях, которые будут зависеть и от мировых цен на нефть. При высоких ценах даже такая схема переработки может оказаться все еще выгодной, а при низких – вряд ли. Но при этом нужно принимать во внимание такое обстоятельство как политические факторы. Белорусское руководство поставило перед собой задачу снижения энергетической зависимости от России и пытается в этом деле хвататься за те ресурсы, которые у него есть.

- По сообщениям информационных агентств, Александр Лукашенко и Уго Чавес должны также принять участие в церемонии присоединении к совместному предприятию по добыче нефти еще и газовых месторождений. То есть Беларусь будет участвовать еще и в добыче газа в Венесуэле.

- Если Беларусь получит возможность инвестировать и как соинвестор получать прибыли от некоего энергетического проекта, это нормально. Другое дело, что масштаб этого проекта пока еще слишком мал, для того, чтобы можно было говорить о каких-то кардинальных сдвигах. Думаю, Беларусь будет работать и с Венесуэлой, и с Евросоюзом.

Но при этом все понимают, что Россия становится очень серьезным вызовом энергетической безопасности Беларуси, потому что идет давление по нефтяной и газовой линиям, а также намечается давление по линии транзита. Ведь при введении БТС-2 и Северного потока Беларусь может потерять даже саму возможность ведения переговоров с Россией, которая у нее на сегодня есть.

Правда, в начале января Польша и Газпром подписали соглашение до 2037 года о возможном увеличении поставок российского газа. Это чрезвычайно выгодно для Беларуси, потому что газ будет транспортироваться через белорусскую территорию.

- Один из белорусских экспертов в интервью Deutsche Welle рассказал, что для Венесуэлы Беларусь обязалась произвести национальную систему ПВО, опираясь на российские военные средства, и что такое сотрудничество дало стране возможность получить в Венесуэле практически за бесценок нефтяные месторождения.

- Если Венесуэла может расплачиваться месторождениями со своими партнерами по военно-техническому сотрудничеству и считает это выгодным, в этом нет ничего удивительного. Венесуэла кроме сырья на мировой рынок ничего поставлять не может.

Поэтому это более целесообразно, чем поставлять Венесуэле оружие в кредит в обмен на высказывания о геополитической дружбе или, например, в обмен на признание Южной Осетии и Абхазии. Поэтому военно-политическое сотрудничество в обмен на энергетическое сотрудничество представляет собой наиболее прагматичный вариант.

- Поездка Александра Лукашенко в Южную Америку совпала по времени с заседанием Совмина Союзного государства, на которое 16 марта в Брест приехал российский премьер-министр Владимир Путин. Почему этому мероприятию, а также торжествам, посвященным 20 годовщине независимости Литвы, белорусский президент предпочел визит в Венесуэлу?

- Я думаю, что это два разных вопроса. Отказ от поездки в Литву, наверное, связан с тем, что сейчас движение маятника в отношениях с Европейским Союзом идет в сторону осложнения переговоров по "Евронест" и по участию белорусской оппозиции в делегации этого парламентского объединения. Думаю, что Лукашенко просто невыгодно ехать в западную страну и выслушивать там вопросы журналистов. В этом плане поездка в Венесуэлу удобна.

Почему Лукашенко уехал тогда, когда Путин приехал в Беларусь? Это однозначный демарш и демарш персонально нацеленный. По-другому его действия трактовать просто невозможно, потому что визит в Венесуэлу мог состояться в любое другое время. Быть в Беларуси и не принять Путина, наверное, было бы сложно. С другой стороны, отношения между этими государственными деятелями испорчены навсегда, и это ни для кого не секрет.

Беседовала: Галина Петровская

Редактор: Виктория Зарянка

Контекст