1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия

Эксперт: Германия не является государством-надсмотрщиком

Новый закон о Федеральном ведомстве уголовной полиции дает следователям возможность выйти на один технический уровень с террористами. И речь не о вмешательстве в личную сферу граждан, считает эксперт Рольф Топхофен.

default

Рольф Топхофен

Deutschland Symboldbild Online-Durchsuchungen

Новый закон, расширивший полномочия Федерального ведомства уголовной полиции Германии, не попустительствует вмешательству сыщиков в личную сферу граждан, заявил в интервью Deutsche Welle руководитель института по изучению терроризма и политики безопасности Рольф Топхофен (Rolf Tophoven).

Deutsche Welle: Должны ли обычные граждане испытывать беспокойство в связи с принятием нового закона? Затрагивает ли он их право на частную жизнь и защиту личных данных?

Рольф Топхофен: Основное внимание нового закона о Федеральном ведомстве уголовной полиции сосредоточено на том, чтобы дать следователям возможность выйти на один технический уровень с вооруженными террористами. Нельзя забывать, что сегодняшние террористы технически очень хорошо оснащены. Службам безопасности необходимо ликвидировать дефициты в защите от террористических угроз. Так что общее возмущение по поводу так называемого "государства-надсмотрщика" и вмешательства в личную сферу граждан я разделить не могу.

- Журналисты видят большую угрозу для себя: новый закон ослабляет защиту их источников…

- Журналистские источники должны оставаться неприкасаемыми. Но я думаю, что и здесь не каждый день и не произвольно проводятся какие-то полицейские операции. Только в случае наличия однозначных улик могут проводиться обыски. Ведомству нужны дополнительные полномочия, но они не приведут к созданию немецкого аналога ФБР - этому в Германии препятствует федеральное законодательство.

- Какие, по вашему мнению, могут быть мотивы у тех, кто выступает против этого закона?

- Всегда, когда речь идет о возможной утрате личных данных, люди справедливо бьют тревогу. С другой стороны, сегодня нас довольно часто просвечивают как в прямом, так и в переносном смысле, и мы оставляем столько информации о себе каждодневно в самых разных инстанциях, при этом далеко не всегда зная, что с этими данными происходит дальше. Пример немецкого "Телекома", когда были потеряны данные 17 миллионов клиентов, показателен.

Но, в принципе, дело обстоит так: если я хочу последовательно бороться против терроризма при помощи закона (а новый закон не нарушает правовой характер государства), то придется соглашаться на отказ от чего-то. Проблема в том, что в Германии недооценивается угроза террористических атак. Как бы цинично это ни звучало, но изменится такая позиция, вероятно, только тогда, когда случится крупный теракт.

За последнее время в Германии предотвращено семь террористических актов. И во многом это удача, что ничего до сих пор не произошло. Но органы безопасности прекрасно знают, что мы находимся под прицелом террористов. В любой момент что-то может случиться, и стопроцентной защиты не даст никто. Так что если с помощью нового закона удастся предотвратить возможный теракт, то это оправдает принимаемые меры.

Беседовал Михаил Бушуев

Контекст