1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Эксперт: Гастарбайтеры из Центральной Азии - идеальная жертва для правых радикалов в России

Трудовые мигранты из Центральной Азии менее организованны, хуже адаптировались к условиям российской жизни и чаще других подвергаются атакам правых радикалов, считает замдиректора центра "Сова" Галина Кожевникова.

default

По мнению руководителей информационно-аналитического центра "СОВА", в сегодняшней России нападениям скинхедов и националистов подвергаются в большей степени не выходцы с Кавказа, как принято считать, а представители центрально-азиатского региона. Прежде всего, из-за того, что они пока менее организованно защищают свои интересы. При этом, по мнению специалистов, все проявления ксенофобии происходят с молчаливого согласия некоторых представителей власти и общества в целом. С заместителем директора центра "Сова" Галиной Кожевниковой беседует наш обозреватель в Москве Дмитрий Аляев.

Deutsche Welle: Насколько я знаю, сегодня нападениям скинхедов подвергаются трудовые мигранты из Таджикистана, Киргизии и Узбекистана, а отнюдь не выходцы с Кавказа, как утверждают некоторые эксперты. Так ли это, и если так, то каковы причины этого?

Галина Кожевникова: Действительно, выходцы из центрально-азиатского региона –основная жертва. Эта ситуация сложилась в последние года два-три. До этого кавказцы были основной жертвой. Но поскольку кавказцы присутствуют как жертвы долгое время, то они на нападения уже соответственно агрессивным образом реагируют. Сейчас центрально-азиаты идеальная жертва, так как они ещё не готовы обороняться, они работают на самой непрестижной работе и работают по одиночке. Если на азербайджанцев нападают, которые торгуют на рынке, то весь рынок прибежит на помощь. На таджика или узбека-дворника напасть в этом смысле легче, так как он один, он постоянно на улице и если даже мимо него кто-то будет проходить, то за него никто не заступится. То же самое со стройкой – огромный нелегальный оборот, в основном центрально-азиатские рабочие, незарегистрированные все, поэтому неважно, закатали ли его в бетон, убили ли скинхеды, искать его будут только родственники, но вряд ли найдут. И если у скинхедов хватит ума не идти на стройку, где этих людей много, где они живут и могут дать отпор, а подкараулить на улице, вот опять – идеальная жертва. Азербайджанцы, чеченцы, армяне они уже привыкли чувствовать себя объектом агрессии, поэтому выработали элементарные правила, например, не ходят по одному, - в общем, это адаптация к агрессивной среде...Азиатам адаптироваться будет сложнее. Если азербайджанец по приезде старается легализоваться, в том плане, чтобы жить в каком-то открытом пространстве, то азиаты – это приезжает огромная армия рабов, как ни страшно это слово. Их нещадно эксплуатируют, по приезде сразу увозят на место работы, не регистрируют. Кроме того, эти люди долго здесь не задерживаются, это как конвейер большой. Им просто нет времени адаптироваться, поэтому это будет проходить дольше и тяжелее.

Как общество и власти смотрят на эту проблему? Представители крайне правого Движения против нелегальной иммиграции (ДПНИ), например, говорили мне, что негласно их поддерживает множество чиновников на разных уровнях…

Г. К: Он преувеличивает и представляет это как системную поддержку. Системной поддержки нет. Есть личные связи, которые на уровне "телефонного права" обеспечивают некую безопасность, этого даже отрицать невозможно, потому что тот "русский марш" 2006 года, когда Белов угрожал парализовать московское метро – я не представляю, чтобы без гарантий какой-либо человек в современной России мог бы делать такие заявления. Ему же ничего не было после этого. Поэтому, безусловно, поддержка есть, но я думаю, как только конкретному покровителю будет угрожать какая-то реальная угроза, поддержка эта немедленно исчезнет, потому что она вся неформальная. Но самое страшное не это. Проблема в том, что насилие – это верхняя часть огромного айсберга. Есть огромное ксенофобное большинство, которое подпитывает и одобряет это насилие. Пока эту подушку из-под "наци" и скинхедов не уберут, насилие будет расти. А убрать можно только контролируя то, что формирует расистские представления в обществе – например, школа, СМИ. Ведь ребенок из школы выходит законченным расистом. И когда я об этом говорю, это не значит, что он "фашист", это значит, что он воспринимает этническую группу, как нечто единое целое, как некий организм. То есть, не так, что существует Вася, армянин, у которого есть свои таланты, свои недостатки, свой темперамент, а есть – армяне, которые хитрые или добрые, - не важно, позитивными или негативными качествами он их наделяет, - он наделяет качествами некую группу. Это ложное представление, но именно так преподается все в школе. А сейчас еще модное воспитание патриотизма, которое сводится к поискам внутреннего и внешнего врага, милитаристское воспитание, когда фактически под эгидой государства создаются военно-патриотические клубы, которые на самом деле реально на 90% монополизированы праворадикалами. Мы получаем боевое подполье.

Какой бы вы могли дать прогноз развития ситуации с ксенофобией в России?

Г. К: Ничего утешительного я сказать не могу. Ситуация будет ухудшаться. Я, к сожалению, опасаюсь, не "фашистского путча", а мне все более реальным представляется Веймарский сценарий развития. Вполне легитимный, вполне поддержанный народом и даже серьезно отвечающий на запросы ксенофобного большинства. Напомним, что Веймарский сценарий, это сценарий нацистской Германии 1933 года легитимного прихода к власти Гитлера и его партии, одобренного большинством населения и в дальнейшем приведшим ко всем известным последствиям.

Беседовал Дмитрий Аляев, Москва.