1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Эксперт: Будущее трансгенных продуктов в России не ясно

Интервью главы Ассоциации генетической безопасности Елены Шаройкиной корреспонденту DW.

Трансгенные или генетически-модифицированные продукты (ГМО) в России получили достаточно широкое распространение, а после вступления страны в ВТО и вовсе могут быть устранены все ограничения для их продажи. Между тем часть экспертов считает ГМО вредными для здоровья человека. Своими опасениями на сей счет, а так же тем, как можно их развеять, с DW поделилась директор Общенациональной ассоциации генетической безопасности Елена Шаройкина.

DW: Какое отношение к генетически-модифицированным продуктам сложилось в России?

Елена Шаройкина

Елена Шаройкина

Елена Шаройкина: Как и во всем мире, двоякое. Одна часть населения уверена, что ГМО абсолютно безопасны и их можно употреблять в пищу. Другая часть считает, что они небезопасны, поскольку нет достаточного количества исследований, доказывающих обратное. Согласно соцопросам, настороженно к ГМО относятся порядка 60 процентов россиян. Причем речь идет как о простых гражданах, так и о научном мире.

- А какова официальная позиция российских властей?

- Российская власть в данном случае не отличается от общества. Взять, например Роспотребнадзор, то есть ту службу, которая отвечает за выдачу разрешений на производство новых видов сельскохозяйственной пищевой продукции. Так вот, ее глава Геннадий Онищенко неоднократно высказывался о том, что считает ГМО безопасными и даже полезными. Такую же позицию занимает и дирекция Института питания РАМН, который проводит исследования безопасности продуктов питания, разрешаемых в России. И, казалось бы, эту позицию можно считать официальной позицией российского государства.

Однако и Владимир Путин, и Дмитрий Медведев неоднократно высказывались в отношении к ГМО весьма осторожно, я бы даже сказала, негативно. Взять, к примеру, ответ Медведева, который он, будучи еще президентом, дал во время визита в Японию на вопрос о том, какую кухню он любит. "Я люблю кухню разных стран. Главное, чтобы продукты не были генетически модифицированы", - заявил тогда Медведев. Таким образом, однозначно оценить позицию властей очень сложно.

- Но ведь есть какие-то законы или подзаконные акты, которые регламентируют использование ГМО?

- Есть. Сейчас в России официально разрешено к использованию для производства продуктов питания 18 линий ГМО (три сорта сои, шесть - кукурузы, четыре - картофеля, по одному сорту сахарной свеклы и риса, а также пять видов генетически-модифицированных микроорганизмов - Ред.). При этом еще нельзя использовать в сельском хозяйстве генетически модифицированные семена, и по-прежнему действует принятое в 2007 году положение, обязывающее производителей маркировать продукцию, в которой содержится более 0,9 процента ГМО.

Другой вопрос, как последнее положение выполняется. Согласно нашим исследованиям, ни один производитель еще не написал на упаковке, что в продукте есть ГМО, хотя мы регулярно выявляем наличие генетически-модифицированных компонентов, в том числе в детском питании у пяти крупнейших транснациональных компаний.

- Как изменилась ситуация после вступления России в ВТО?

- Мы еще больше сдали свои позиции. Есть согласительное письмо о вступлении России в ВТО, которое подписывал Герман Греф, в то время министр экономического развития и торговли. И в нем говорится, что в России будет отменена обязательная маркировка продуктов питания, содержащих ГМО.

А если учесть, что мы не обеспечиваем себя полностью продуктами питания, то после вступления в ВТО пойдет еще больше продуктов из-за рубежа, содержащих ГМО, а при отсутствии обязательной маркировки мы полностью утратим контроль над ситуацией. Напомню, что в мире уже больше 100 линий генетически-модифицированных объектов, которые используются при производстве продуктов питания.

- А можно ли как-то поправить ситуацию? У вашей Ассоциации есть предложения на этот счет?

- Да, есть. Сейчас главная проблема, на мой взгляд, состоит в том, что противники ГМО не верят в результаты исследования, которые проводят транснациональные корпорации, поскольку считают, что эти исследования куплены. Те же, кто продвигает ГМО, не верят в исследования, проводимые независимыми институтами, результаты которых говорят о крайней опасности ГМО. Так вот, чтобы прекратить бесконечный спор между учеными о том, вредны ли ГМО или безопасны, мы собираемся провести крупномасштабный проект и привлечь к участию в нем специалистов как с одной, так и с другой стороны.

О своей готовности участвовать уже заявили представители четырех российских исследовательских институтов, однако все эти люди относятся к группе противников ГМО. Сторонники, увы, на контакт не очень идут. По нашей задумке, во время эксперимента должна использоваться единая методология исследований и должна быть обеспечена публичность: в каждой лаборатории и в клетке с подопытными животными мы хотим поставить видеокамеру, чтобы было ясно, как проходит эксперимент. И конечно, результаты, полученные в ходе исследования, должны быть приняты и противниками, и сторонниками ГМО.

- А вы готовы будете признать безопасность ГМО, если соответствующими будут результаты этого эксперимента?

- Мы, конечно, расскажем о любом результате, каким бы он ни был. Но я считаю, что независимых исследований было проведено крайне мало, и, скорее всего, одним экспериментом нельзя будет ограничиться. Кроме того, ГМО представляют опасность в первую очередь для нашего потомства, и поэтому мы признаем их безвредность, если это подтвердится в серии таких совместных исследований, которые будут проведены на разных животных. Просто мы не хотим, чтобы подопытным объектом становилось человечество.