1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Эксперты: Тюрьма в России не перевоспитывает преступников, а калечит

Жестокое обращение с заключенными стало нормой в российских колониях и тюрьмах. Правозащитники считают, что система исполнения наказания должна быть не откорректирована, а в корне изменена.

В российской тюрьме

История бывшего руководящего менеджера компании ЮКОС Василия Алексаняна, у которого после ареста выявили сразу несколько тяжелейших заболеваний, но долгое время не оказывали должной медицинской помощи, и особенно гибель в следственном изоляторе юриста Сергея Магнитского заставили общественность внимательнее присмотреться к тому, что творится в российской пенитенциарной системе. Из разных тюрем, колоний и СИЗО страны стала поступать информация о жестоком, а, порой, просто бесчеловечном обращении с заключенным и арестантами. Этой информацией с журналистами поделились адвокат, врач-эксперт и член Общественной палаты России на пресс-конференции "Злоупотребления и пытки в системе ВСИН", которая прошла в среду, 7 апреля, в Москве, в независимом пресс-центре.

Наглядные иллюстрации

Заключенные женской колонии

Заключенные женской колонии

Так стало известно, что в городе Одинцово Московской области происходят события, аналогичные случаю с Василием Алексаняном. Как рассказал адвокат Владимир Жеребенков, одна из его подзащитных, Вера Трифонова, страдающая сахарным диабетом и имеющая многочисленные тяжелые осложнения болезни, была заключена под стражу на время следствия по делу о мошенничестве. В течение трех месяцев с момента ареста в декабре 2009 года она не получала медицинской помощи и состояние ее ухудшилось. Сейчас Вера Трифонова прикована к постели, ей требуется провести гемодиализ, однако получить разрешение на перевод тяжело больной женщины в медицинское учреждение так до сих пор и не удалось.

Пациенты тюремной санчасти, больные туберкулезом

Пациенты тюремной санчасти, больные туберкулезом

Заключенный Виталий Бунтов стал жертвой пыток в колонии. Ему вырвали ногти, все двадцать. Государственный медицинский эксперт Светлана Мошенская была в колонии, где находится Виталий Бунтов и подтвердила, что ногти у заключенного отсутствовали, причем удалены они были особым способом, видимо, чтобы доставить максимум страданий заключенному. Как рассказала Светлана Мошенская, на месте также были взяты анализы, подтверждающие наличие травмы почек, и диагностирована закрытая черепно-мозговая травма - ушиб головного мозга, явно полученные во время заключения. Однако результаты обследования вынести с территории колонии не дали охранники. Эксперту угрожали, пытались подкупить, хотели помешать сделать запись в журнале, как того требует процедура освидетельствования. В итоге, врача отпустили, но вынести с территории колонии удалось только фотоаппарат со снимками результатов обследования.

Переполненная камера в российской тюрьме

Переполненная камера в российской тюрьме

Пытки могут быть не только в регионах, но и в Москве, а их методы бывают очень изощренные. Алексей Михаленко, адвокат Дмитрия Барановского, сообщил о случаях нарушения закона и оказания психологического давления на своего подзащитного, находящегося в Бутырке. Под предлогом того, что у соседа по камере якобы подозревается наличие чесотки, у Барановского забрали одежду и месяц ее не возвращали. "Почему мы так уверенно говорим, что изъятие одежды является попыткой оказания давления на человека? Потому что выйти в феврале на прогулку без верхней одежды невозможно", - заявил адвокат. Кроме того, выданная взамен личной одежды летняя арестантская роба, была на шесть размеров больше, а в обуви в подошву были вбиты гвозди острием внутрь, так что они впивались в стопу.

Системе ФСИН нужна не реформа, а революция

Таких случаев, по словам адвокатов, по России можно набрать очень и очень много, так что слова о системной практике применения издевательств и пыток, сложившейся в учреждениях ФСИН, не кажутся уже пустыми заявлениями. Как отметил Владимир Жеребенков, почти повсеместно колонии и тюрьмы стали местом, где процветает вседозволенность и безнаказанность. "Начальники исправительных учреждений чувствуют себя маленькими местными князьками, которые считают, что они вправе вершить судьбы людей", - заявил в интервью Deutsche Welle Владимир Жеребенков. И главная причина, сделавшая беззаконие нормой, - это отсутствие контроля за тем, что происходит в пенитенциарной системе, считает адвокат.

Та реформа ФСИН, которую начал президент Дмитрий Медведев, по мнению Владимира Жеребенкова, не более чем неудачная попытка изменить ситуацию. "Нельзя было допускать, чтобы реформированием занимались силовики и сами представители службы исполнения наказания, а нужно было пустить в тюрьмы педагогов и психологов, чтобы они попытались разрушить менталитет "охранника", который укоренился в сознании россиян с 1937 года", - заявил адвокат. Кроме того, Владимир Жеребенков считает, что нужно менять не только тюремные кадры, но и саму систему исполнения наказаний. По словам адвоката, тюрем и колоний должно стать меньше, как и самих заключенных, а для перевоспитания тех, кто совершил не тяжкое правонарушение, нужно использовать такие методы, например, как домашний арест или специальные браслеты, ограничивающие возможность свободного передвижения.

Автор: Егор Виноградов, Москва
Редактор: Геннадий Темненков

Архив

Контекст