1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Эксперты: строительство ГЭС на Зеравшане никому не навредит

Строительство Таджикистаном гидроэлектростанций на трансграничной реке Зеравшан не ущемляет интересов Узбекистана и не навредит экологии и сельскому хозяйству соседней страны, говорят немецкие эксперты.

default

Одна из ГЭС в Таджикистане - Нурекская.

Строительство Таджикистаном гидроэлектростанций на трансграничной реке Зеравшан не ущемляет интересов Узбекистана и не навредит экологии и сельскому хозяйству соседней страны.

Как сообщил во вторник журналистам глава Минпромэнерго Таджикистана Гул Шерали, такое заключение дали немецкие эксперты, которые провели в двух сопредельных государствах исследование по вопросу трансграничного водопользования и возникновения возможных конфликтов в бассейне реки Зеравшан. Напомню, что в минувшем году китайская компания "Синохайдро» приостановила реализацию проекта строительства Яванской ГЭС на Зеравшане из-за претензий Узбекистана, заявившего о возможном нанесении вреда ирригации и экологии этой республики. Нынешней весной эксперты Германского общества по техническому сотрудничеству по поручению МИД Германии исследовали этот вопрос и представили обоим государствам свои выводы.

Вреда не будет, считают немецкие эксперты

"Немецкие эксперты дали положительное заключение по реке Зеравшан, в пользу Таджикистана, в котором говорится, что никакой вред строительство гидроэнергетических объектов на этой реке другим странам не наносит. Мы можем построить хоть 12 ГЭС на Зеравшане, никому от этого вреда нанесено не будет. Мы отправили это исследование через МИД посольству Китая и другим заинтересованным сторонам, чтобы они знали, какое заключение сделали германские эксперты", - сказал Гул Шерали.

Река Зеравшан формируется на территории Таджикистана, однако ее сток практически не используется на энергетические и ирригационные нужды. А на территории Узбекистана вся она забирается на орошение. Соседняя республика потребляет 94 процента воды Зеравшана. Еще в советские времена на таджикском участке реки планировалось построить 14 гидроэлектростанций. И только в последние годы инвесторы стали проявлять интерес к этим проектам. Строительство Яванской ГЭС позволило бы обеспечить электричеством несколько десятков тысяч жителей северного Таджикистана.

А польза очевидна, говорят таджикские специалисты

Руководство Минпромэнерго республики надеется, что проведенная экспертиза поможет сторонам прийти к консенсусу и станет убедительным аргументом для китайской компании. Хотя для специалистов в Таджикистане, как минимум, безопасность, а по большому счету и польза от реализации любых гидроэнергетических проектов в республике очевидна.

"Если мы возьмем практику освоения рек Сырдарья и Амударья, то получается, что строительство каскада ГЭС на реке Сырдарья в Киргизии, на реке Вахш у нас выполнялось, в основном, в интересах нижележащих государств. И когда наши соседи говорят о том, что мы можем нанести им ущерб, они лукавят. И мы можем определенно сказать, что нынешнее положение по использованию трансграничных водотоков по рекам Сырдарья и Амударья несправедливое. Сегодняшняя практика вододеления идет в ущерб государствам, расположенным в верховьях рек, то есть Таджикистану и Кыргызстану. К примеру, вклад Таджикистана в сток Арал более 55 процентов, а используем мы всего 11,9 процента, тогда как Узбекистан, который дает значительно меньше, забирает львиную долю воды для нужд ирригации – по Амударье 42,3 процента стока, по Сырдарье – 51 процент".

"И когда мы говорим о строительстве плотин, то нужно не забывать, что гидроэнергетика – водопользователь. Та вода, которая пропускается через турбины, никуда не исчезает, она идет дальше, и ею можно пользоваться, а ирригация, на которую в основном берут воду наши соседи, - это уже водопотребление. Эта вода уходит практически безвозвратно", - говорит руководитель проектно-конструкторского отдела энергетики Минэнергопрома Таджикистана Хомид Арифов.

Нигора Бухари-заде, Душанбе

АРХИВ

Контекст