1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Таджикистан

Эксперты: События в Таджикистане вызывают большое беспокойство

Произошедшие в Таджикистане в течение августа и сентября теракты и боестолкновения для экспертов не стали неожиданными. Они рассматривают события в контексте сложной политической ситуации в стране и в регионе.

На границе с Афганистаном

На границе с Афганистаном

В Таджикистане противники официальной власти совершили ряд вооруженных акций. Одна из них - нападение на правительственную войсковую колонну в ущелье Камароб - была проведена настолько эффективно, что заставила говорить о существовании некоей организованной вооруженной силы, противостоящей Эмомали Рахмону. Пока речь идет о полевых командирах, действующих в Гарме. Останется ли конфликт локальным, или же, учитывая недовольство властью, распространенное среди населения в разных районах страны, он может расшириться?

"Нападений просто так не бывает"

По мнению российского эксперта по кризисным ситуациям Льва Королькова, цепочка последних событий: массовый побег заключенных, среди которых были противники режима Рахмона, теракт в Согдийской области, переговоры правительства с оппозицией в Гарме, теперь нападение на военных в ущелье Камароб свидетельствует, что латентные элементы дестабилизации, признаки которой все более и более нарастали, сейчас проявились в конкретных действиях. Их цель - получить предлог для начала боевых действий против правительства. "Просто так нападения не организуются, поскольку известно, что за этим обязательно последуют определенные репрессии со стороны центральных властей", - говорит Лев Корольков.

Арест нескольких заключенных из группы, совершившей побег из СИЗО ГКНБ

Арест нескольких заключенных из группы, совершившей побег из СИЗО ГКНБ

При этом, по словам эксперта, пока трудно говорить о перспективах этого вооруженного противостояния с точки зрения оппозиции, поскольку не ясны источники поступления материально-технических средств, на которые она должна опереться. Но то, что серьезную подпитку командиры незаконных вооруженных формирований, находящиеся в так называемом "гармском узле", уже получили, Лев Корольков не сомневается. При этом, по его словам, здесь в любом случае имеет место "афганский след".

"Афганский след прослеживается совершенно четко - это наркотрафик. В этом году большой неурожай мака в силу природных условий. Борьба на этом рынке резко обострилась. А для правительства Таджикистана это серьезный источник дохода, - говорит Корольков. - Из захваченных партий наркотиков уничтожается только определенная часть, а часть идет на получение дохода, хотя не столько в бюджет, сколько для узкой группы физических лиц".

Также нельзя сбрасывать со счетов геополитический аспект ситуации, сложившейся вокруг Афганистана и соседних с ним стран. "Что касается чистой политики, то США почти договорились о создании в Таджикистане резервной военной базы, называемой учебно-тренировочным центром. Вполне возможно, что для того, чтобы эта база не начала существовать, необходимо было инициировать эту дестабилизацию ситуации. Мы не знаем, что по этому поводу предполагают или реализуют остальные игроки на этом поле", - говорит эксперт Лев Корольков.

Запад реагирует медленно

По мнению немецкого эксперта Михаэля Лаубша (Michael Laubsch), политические круги Запада слишком медленно реагируют на кризисные ситуации в регионе Центральной Азии. "События в Таджикистане вызывают очень большое беспокойство. К потенциально опасной зоне в Киргизии добавился Таджикистан. Но о реакции политиков на Западе пока можно говорить с долей условности, - говорит Лаубш. - Насколько я знаю, Брюссель еще не делал заявления по этому поводу. Конечно, европейские посольства в Душанбе, и, в первую очередь, посольство ФРГ, находятся в состоянии повышенной бдительности".

Эксперт полагает, что ввиду близости Афганистана и вопроса об исламском экстремизме особое внимание к этим событиям проявляют США. Но в целом проблема безопасности в Центральной Азии, по его мнению, пока так и не стала приоритетной для западных правительств.

Теракт в Душанбе в ноябре 2007 года

Теракт в Душанбе в ноябре 2007 года

Медленная реакция на латентно зреющий в Таджикистане кризис Михаэль Лаубш связывает с тем, что после окончания в 1997 году гражданской войны на Западе установилось мнение, что президент Рахмон держит страну под контролем. При этом ряд экспертных организаций уже в 2007 -2008 годах стали получать сигналы из региона о том, что в Таджикистане многие местные полевые командиры, участвовавшие в гражданской войне, все больше настроены против власти Рахмона.

"Теперь налицо признаки эскалации. В августе из СИЗО ГКНБ совершила побег большая группа заключенных, среди которых, по официальной информации Душанбе, были члены экстремистских исламистских группировок. Известно, как быстро и охотно деспотические правители в Центральной Азии наклеивают ярлыки исламистов на любых своих противников. То есть речь может идти о лицах, близких к политическим противникам Рахмона", - сказал Михаэль Лаубш.

Гармская автономия

По его словам, сейчас действия боевиков против правительства, в первую очередь, связываются с полевым командиром муллой Абдуллой, который в прошлом году вроде бы вернулся в страну из Афганистана, и теперь старается закрепиться в таджикских горах. Душанбе этому препятствует.

Российский эксперт по кризисным ситуациям Лев Корольков обращает внимание на то, что среда таджиков неоднородна, и там много племенных образований. "Гармцы считают себя обособленными. Там у местных племенных вождей, или, как их принято называть сейчас, полевых командиров, имелись серьезнейшие проблемы с центральной властью, - говорит эксперт. - Они считали, что в Гарме они должны быть на правах полной автономии. Периодически центральная власть пыталась там назначать своих руководителей, но постоянно получалось так, что реальная власть принадлежала этим полевым командирам, от которых зависит население. В ответ центральные власти делали все, чтобы снабжение там было блокировано в определенной степени, чтобы заставить их подчиниться путем затягивания петли голода".

Молодое пополнение

А Михаэль Лаубш подчеркивает, что нападение на войсковую колонну в ущелье Камароб - это свидетельство того, в какой степени определенные силы в стране недовольны властью. "Было бы опасным заблуждением исходить только из того, что речь идет о "старых" полевых командирах времен гражданской войны. Я уверен, что там есть и совсем молодые люди, которые встали на путь противостояния власти", - говорит эксперт. По его мнению, появился пласт молодежи, который к этому готов, и это напоминает ситуацию перед гражданской войной в начале 1990 года. "Сейчас эти силы провоцируют власть, чтобы увидеть, как далеко она готова идти и как далеко ей по силам идти, а также насколько они сами в силах расшатать ее. Регион, где находится очаг противостояния, лежит в юго-восточной части страны, близко от границы с Афганистаном, и от границы с Киргизией", - говорит Михаэль Лаубш.

В свою очередь, Лев Корольков считает, что на данном этапе разрастание конфликта в Гарме до масштабов общереспубликанского вряд ли возможно. Другое дело, что официальная власть тоже не сможет решить вопрос так, как бы ей хотелось, то есть установить абсолютную власть над этим районом.

"Надо знать театр военных действий. Это сложная местность, причем, я бы сказал, жутковатая. Пролетая там, я всегда ежился - черные горы, провалы озер. Люди живут в узких ущельях. Там масштабных действий пока не будет. Но режим Рахмона, в окружении которого есть люди, которые считали себя ничуть не худшими лидерами страны, от этого будет слабеть. Там и так много других проблем", - сказал Лев Корольков.

Автор: Виталий Волков
Редактор: Наталья Позднякова

архив

Контекст