Эксперты: Сирийский фронт может привлекать боевиков из Центральной Азии | Центральная Азия - события и оценки | DW | 26.06.2013
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Эксперты: Сирийский фронт может привлекать боевиков из Центральной Азии

DW выясняла, могут ли исламисты из Центральной Азии воевать в Сирии?

Бои в сирийском Алеппо

Бои в сирийском Алеппо

23 и 24 июня российские СМИ сообщили о пленении в сирийском городе Алеппо Равшана Газакова, командира подрывников, воюющих на стороне сирийской оппозиции. По сведениям журналистов, Газаков является гражданином Туркмении, как и несколько бойцов его отряда, также попавших в плен в ходе операции правительственных войск.

Согласно информации СМИ, у Газакова был изъят компьютер, содержание файлов которого однозначно свидетельствует об участии его обладателя в террористической деятельности и подготовке атак смертников. Но, пожалуй, самым неожиданным в сообщении о Газакове было его признание о том, что начальную подготовку в качестве боевика-исламиста он проходил под Ашхабадом в отряде некоего шейха Мурада, а уже после этого был переброшен в Турцию, и после инструктажа, проведенного куратором из "Аль-Каиды", в Сирию.

Группа повстанцев в сирийском городе Алеппо

На стороне повстанцев в Сирии воюют исламисты из Центральной Азии?

Ашхабад опровергает

МИД Туркмении 25 июня официально опроверг информацию, переданную российскими СМИ о Газакове, и заявил, что туркменская сторона рассматривает это "в качестве попытки дезинформировать зрительскую аудиторию". Однако вопросы о мере участия исламистов из Центральной Азии в сирийском конфликте, а также о том, готовы ли страны региона контролировать действия радикальных исламистских группировок, занятых вербовкой боевиков, остаются актуальными. Особенно остро они стоят для Туркмении, руководство которой традиционно утверждает, что в стране все благополучно.

"Судя по всему, президент Туркмении не получает достоверной информации о сетевых структурах, действующих на территории республики. А эти структуры проводят рекрутинговую работу среди граждан Туркмении для вербовки в свои ряды", - говорит в интервью DW российский специалист по кризисным ситуациям Лев Корольков.

При этом он обращает внимание на то, что в горячие точки за рубеж направляется относительно небольшое число тех, кого эти структуры вербуют. А значительная часть остается "дома", для подготовки диверсий на случай ослабления власти, для систематического разложения госаппарата, включая силовые органы, отмечает эксперт.

Тюрьма как кузница исламистов

Наталья Харитонова

Наталья Харитонова

Координатор евразийской экспертной сети Jeen Наталья Харитонова указывает на то, что туркменские органы безопасности очень жестко пресекают появление любых религиозных объединений, которые им представляются недостаточно контролируемыми. Тем не менее, по ее информации, еще в 1990-х годах в большинстве тюрем Туркмении действовали ячейки таких организаций как "Хизб-ут-Тахрир" и "Джамаати Таблиг".

Учитывая тяжкие условия содержания и сложности с получением передач от родственников, очень многие отбывающие срок были вынуждены обращаться в фонды взаимопомощи, широко практикуемые в рамках этих исламистских группировок, говорит Наталья Харитонова. Через эти общины осуществлялось вовлечение жителей в ряды исламистов. (Ежегодно в тюрьмах оказывалось порядка 10-15 тысяч человек, а по амнистии освобождалось 8-13 тысяч). "В 2000-е годы произошел ряд эксцессов с участием исламистов, которые власти замалчивали, при этом стараясь максимально контролировать их деятельность", - говорит Наталья Харитонова.

Гидо Штайнберг

Гидо Штайнберг

Немецкий эксперт: не верю…

Однако наличие исламистского подполья в той или иной стране автоматически еще не говорит об участии его членов в боевых действиях за рубежом, в том числе в Сирии. Эксперт берлинского фонда "Наука и политика" (SWP) Гидо Штайнберг (Guido Steinberg) не доверяет информации российских СМИ о Газакове и не думает, что туркмены воюют на стороне повстанцев в Сирии.

Что касается граждан других центральноазиатских стран, то, по мнению немецкого эксперта, их активность проявляется на территориях Афганистана и Пакистана. Там у них есть свои организации типа Исламского движения Узбекистана (ИДУ). "Возможно, какие-либо члены ИДУ, живущие в Турции, и отправились воевать в Сирию, но мне представляется маловероятным, что туда идет поток боевиков непосредственно из Центральной Азии", - сказал DW Гидо Штайнберг.

В свою очередь Наталья Харитонова напоминает о том, что факты участия своих граждан в сирийском конфликте подтвердили несколько стран центральноазиатского региона. По словам Харитоновой, в Киргизии эта тема весной 2013 года стала предметом разбирательства в парламенте, после чего МВД республики выяснило, что только из одного города Кызыл-Кия в Сирию на войну уехали семеро жителей, а еще более десяти человек ожидают отправки на сирийский фронт на территории Турции. Вербовщики объясняли, что в Сирии власти ведут войну против мусульман.

Основная цель - расширение влияния радикальных исламистов

После этого киргизские власти выяснили, что подобные группы, либо находящиеся в Турции, либо уже действующие в Сирии, отправлялись туда вербовщиками из разных районов на юге республики. По словам эксперта, нескольких завербованных исламистами граждан Киргизии удалось вернуть обратно из Турции. "А власти Таджикистана официально известили о гибели трех граждан этой страны, воевавших на стороне оппозиции в Сирии", - говорит аналитик.

"В данном случае налицо документально удостоверенный факт захвата в Алеппо гражданина Туркмении. Кроме того, во время операций сирийской армии не раз захватывались документы боевиков, свидетельствовавшие, что те прибыли в Сирию из Центральной Азии", - продолжает Лев Корольков. По его словам, речь не идет о тех боевиках, которые ранее действовали на территории Афганистана, а теперь перекочевывают в Сирию.

"В Сирии рекруты из Центральной Азии отрабатывают новые тактические приемы боя, но в конечном итоге они будут снова переброшены на родину. Основная цель их вербовщиков - расширение зоны влияния радикального ислама в Центральной и Южной Азии и на Ближнем Востоке", - считает российский эксперт.