1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Эксперты по-разному оценили итоги Каспийского саммита

Прикаспийские страны не подписали конвенции о статусе Каспия, но саммит в Астрахани дал обильные поводы для дискуссий и прогнозов. Подробности - в материале DW.

Дежурное мероприятие или прорыв? Итоги четвертого Каспийского саммита, прошедшего в Астрахани 29 сентября, наблюдатели оценивают по-разному, высказывая порой полярные мнения. Решить главную задачу - достичь согласия между пятью странами прикаспийского региона (Россией, Азербайджаном, Ираном, Казахстаном и Туркменией) в вопросах о статусе Каспийского моря и принципах раздела шельфа - не удалось. Не достигнута договоренность о проведении по дну Каспия газопровода между Баку и Ашхабадом, не был окончательно решен и давний спор о принадлежности углеводородных месторождений.

Готовность общаться или демонстрация успехов?

"Основные проблемы, мешавшие освоению углеводородных месторождений, были решены к 2003 году , когда Азербайджан, Казахстан и Россия заключили пакеты соглашений о разделе шельфа", - считает российский эксперт Аркадий Дубнов. По его мнению, в дальнейшем разделе Каспия не заинтересованы в первую очередь Россия и Иран. Россия опасается ограничений действий ее Каспийской военной флотилии в акватории моря. Тегеран по-прежнему не согласен с тем, что соседи предлагают разделить шельф так, чтобы Иран получил долю менее 20 процентов, на которые он претендует. "Саммит отразил готовность лидеров пяти стран общаться друг с другом, но не более того", - подытожил в интервью DW Дубнов.

Владимир Путин и Хасан Роухани в Астрахани

Владимир Путин и Хасан Роухани на саммите в Астрахани

Иначе комментирует итоги саммита берлинский аналитик Андрей Тибольд (Andrej Tibold): "Прорывных решений там не было, но Москве удалось продемонстрировать, что под ее эгидой достигаются определенные успехи в международных отношениях". По оценке Тибольда, Иран в Астрахани смягчил свою позицию по Каспию. "Огромные запасы углеводородов найдены на юге Ирана, и его интерес к каспийскому шельфу уже не столь велик. И Тегеран готов за счет уступок в этом вопросе обеспечить продвижение своей стратегии безопасности, которая ему очень важна. В эту схему укладываются переговоры Владимира Путина и Хасана Роухани на полях саммита", - продолжает эксперт. По его словам, Россия хочет в определенной мере влиять на потоки иранского газа, который в перспективе может составить на европейском рынке большую конкуренцию российскому. Москва учитывает и новую стратегию ЕС уменьшить закупки газа в России, и то обстоятельство, что иранский газ - дешевле.

В фокусе - Иран

Аркадий Дубнов тоже считает переговоры президентов России и Ирана центральным событием в Астрахани. "Новый президент Ирана открыт для переговоров с США, что объясняется интересом Вашингтона к союзу с ведущей шиитской державой в борьбе с "Исламским государством" и стремлением Европы в свете украинского кризиса ослабить свою энергетрическую зависимость от России", - отмечает он.

Но у Москвы, как подчеркивает Андрей Тибольд, есть свои рычаги влияния на Тагеран. "Учитывая то, что Иран тоже пока находится под санкциями Запада, она предлагает покупать иранскую нефть в обмен на свои промышленные товары. На саммите речь зашла о строительстве железной дороги между Ираном и Россией, что позволило бы транспортировать нефть не только танкерами. Кроме того, Россия может предлагать услуги в атомной промышленности и военном секторе. А это усиливает позиции Тегерана на переговорах с Западом об иранской ядерной программе", - рассуждает эксперт.

Шаг к конвенции

Нурмухаммед Ханамов

Нурмухаммед Ханамов

По мнению туркменского диссидента Нурмухаммеда Ханамова, живущего в Вене, саммит был результативным. "Еще сравнительно недавно высокопоставленные чиновники в некоторых странах Прикаспия заявляли, что акваторию открывать для общего пользования нельзя - чтобы под носом не ходили российские и иранские крейсеры. А в Астрахани были достаточно твердо определены две зоны - государственного суверенитета и рыболовства. Причем вроде бы согласованы конкретные линии зон при сохранении большей части акватории в общем доступе", - заявил политик в интервью DW. По его словам, "это прорыв и шаг к конвенции о статусе Каспия, хотя по этому основному вопросу консенсус еще не найден".

Непривычную гибкость, которую проявила в Астрахани туркменская делегация, Ханамов объяснил тем, что Россия предложила президенту Туркмении Гурбангулы Бердымухамедову: Москва снимет возражения против Транскаспия, если Ашхабад "подвинется" в вопросе принятия зон. Не случайно Путин, встречаясь с Бердымухамедовым в Астрахани, поблагодарил туркменскую делегацию и пригласил туркменского лидера в Москву.

Аркадий Дубнов расценивает это приглашение как свидетельство налаживания двустороннего сотрудничества в связи с обострением обстановки в Афганистане на туркменской границе. "В Ашхабаде недавно принимали министра обороны Ирана, возможно, там речь шла о помощи Тегерана. Помощь может быть предложена и Москвой", - считает он.

"Да" и "нет" по Транскаспию

Нурмухаммед Ханамов дает иное пояснение: "Ашхабад в последнее время взял курс на Китай. Чтобы не потерять связи с Туркмений, и последовало приглашение президента в Москву". Туркменский политик полагает, что в Кремле уже готовятся к сценарию, при котором российский газ уйдет из Европы, и теперь не столь заинтересованы тормозить Транскаспий, задуманный в обход России. "Москва попытается компенсировать санкции Запада за счет Азии и самой стать от него как можно более независимой", - указывает Ханамов.

Андрей Тибольд тоже исходит из того, что пока России нет оснований опасаться Транскаспия, по по иной причине: "По Транскаспию заметных продвижений на саммите не было. Все понимают, что Баку не видит интереса давать выход на европейский рынок Туркмении, ресурс газа у которой больше, чем его собственный".

Смотреть видео 01:17

ЕС и Азербайджан договорились о газопроводе в обход России (18.12.2013)

Аудио- и видеофайлы по теме